Ноль за все: что общего между ЕГЭ по английскому и проходом по минному полю

|
Лето 2018 года вновь принесло ряд скандалов, связанных с ЕГЭ, в том числе и в сфере иностранного языка, который традиционно сдают с достаточно хорошими результатами. Наиболее ярким можно назвать инцидент в Свердловской области, где более 200 выпускников получили ноль баллов за эссе. Школьников «зарубили» на этапе обозначения проблемы, выдвижения своей точки зрения и приведения аргументов в ее поддержку. По сути, им даже не дали добраться до демонстрации знаний английского языка.

Ноль за все

Апелляции не дали результатов – выпускникам и их родителям отказали в конструктивном диалоге. Сканы некоторых работ можно найти в открытом доступе, куда их выкладывали учителя и родители: эссе написаны очень достойно, не без недостатков, но однозначно не на ноль. Однако экзаменаторы посчитали, что дети не выполнили «коммуникативную задачу», то есть не смогли правильно сформулировать собственные мысли.

Эссе – это четырнадцать первичных баллов, то есть ноль за эссе уже оставляет восемьдесят шесть баллов из ста, и это уже не самый конкурентоспособный балл. Так что же надо сделать, чтобы получить этот самый ноль, кроме как сдать пустой бланк?

Эссе по иностранному языку оценивается по пяти критериям, первый из которых – решение коммуникативной задачи. Если перевести это с казенного языка на более приземленный, для решения КЗ выпускник должен просто написать эссе по данному в задании плану, не упустив ни одного пункта, и использовать так называемый «формальный стиль», рамки которого слегка меняются год от года, но главные принципы остаются теми же – никаких сокращений, никаких неформальных слов и разговорных выражений.

В этом году в копилку запрещенных языковых средств попали и риторические вопросы, хотя раньше их использование, напротив, поощрялось. Узнать об этом можно из методических материалов для председателей и членов предметных комиссий субъектов Российской Федерации по проверке выполнения заданий с развернутым ответом экзаменационных работ ЕГЭ 2018 года, которые можно найти на сайте ФИПИ «в яйце, яйцо в ларце, ларец – в утке»… В общем, это не так уж и просто, если не знать, что именно ищешь.

В любом случае, задача кажется несложной. Проблема в том, что, получая ноль за решение КЗ (максимальное число баллов – три), выпускник автоматически получает ноль за все – и за лексику, и за грамматику, и за оформление, и за орфографию с пунктуацией, то есть за все критерии, имеющие отношение как раз непосредственно к владению языком.

Экзамен или проход по минному полю

Конечно, и тут возникает вопрос: неужели так сложно просто написать по плану? Давайте посмотрим. Например, вам дается утверждение «Спорт объединяет людей» (эту тему разбирают в тех самых методических материалах). Пункт первый в плане звучит так: «Напишите вступление (обозначьте проблему)». Если проблема не обозначена – минус балл.

Дальше нужно обозначить свою точку зрения и привести два-три аргумента в ее поддержку. Посмотрим на примеры аргументов и их разбор из методических материалов: «Потому что это прекрасный способ провести время вместе» и «Я думаю, что с помощью спорта можно найти новых друзей». Оба аргумента не рекомендуется засчитывать, так как в первом случае «не подкрепляет мысль о том, что спорт объединяет, а только констатирует, что спорт – хороший способ провести время вместе».

Второй аргумент – вовсе не аргумент, поскольку это «скорее развернутое мнение, о чем говорят предваряющие его слова I think [я думаю]». С таким подходом подбор и формулировка аргументации с целью сделать ее максимально понятной для гипотетического эксперта превращается в настоящий проход по минному полю, на который из трех часов письменного экзамена (куда входят двадцать пять минут аудирования, да и хорошо бы успеть аккуратно перенести все на бланки) щедро отведено сорок минут, за которые эссе надо написать от и до, соблюдая стиль и желательно не совершая ошибок. А уж о том, насколько стрессовой является атмосфера на экзаменах, говорить не приходится.

Но эксперт всегда прав

Разумеется, эксперты тоже люди. Они проверяют работы в тишине, под камерами и без права пронести на проверку что-либо, кроме паспорта и воды. Они знают, что если аргумент непонятен или кажется неубедительным, за него надо ставить минус (но при этом многие стараются все-таки избегать нулей за первый критерий, поскольку уж один-то балл в большинстве случаев точно есть за что поставить).

Но все-таки возникает вопрос – почему эта «универсальная понятность» всего и вся за три балла, имеющая весьма отдаленное отношение к языку как таковому, считается более важным критерием, чем грамотное владение иностранным языком?

Может ли каждый из нас, носителей русского языка, похвастаться тем, что за сорок минут сумеет решить, согласен ли он с тем, что дружба – величайший дар в жизни (тема эссе в Москве), обозначить проблему во вступлении, привести два-три аргумента за свою точку зрения, один-два против, затем опровергнуть эти самые один-два аргумента против из предыдущего абзаца, написать заключение, и все это на русском языке?

Что касается инцидента в Свердловской области, то там тема звучала так: «Digital literacy is key to success in any occupation» – «Цифровая/компьютерная грамотность – ключ к успеху в любой профессии».

«Дочери эксперт сначала строго напомнила, что эссе – это для профильного изучения. Digital literacy в профессии – использование микроволновок поваром и сложных приборов врачом. А у нас компьютер и интернет, не в тему. Потому 0». Тут хотелось бы не согласиться, поскольку все-таки в англоязычных толковых словарях digital literacy определяется как «способность находить, оценивать, использовать, передавать и создавать информационный материал, используя информационные технологии и интернет». Но в данной ситуации у экспертов было собственное видение, а эксперт всегда прав. Если не прав, смотрите предыдущее предложение.

Что же проверяет экзамен

Про то, что темы в разных регионах неравноценны с точки зрения сложности, наверное, можно не упоминать: даже в Москве в резервный день писали уже не про дружбу, а про то, что «не стоит обращать внимания на моду» – все-таки тут придумать аргументы легче, чем про важность дружбы.

Что же хочется сказать в итоге?

Конечно, можно до дыр зачитать все методические материалы (всего-то девяносто пять страниц к одной лишь письменной части), написать сотню эссе и научиться попадать в видение экспертов, как Вильгельм Телль в яблочко, объясняя на пальцах все, что может быть неправильно интерпретировано.

Но проблема состоит в том, что таким образом из проверки знания языка эта часть экзамена превращается в проверку умения мыслить по шаблону, которое может проверить любой эксперт, невзирая на знания, квалификацию и желание лишний раз лезть в словарь. Не самая радостная перспектива, что ни говори.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: