26 октября 2002 года в 5.10 утра начался штурм театрального центра на Дубровке, где в заложниках находились более 900 человек.

Премьера мюзикла «Норд-Ост» по роману Вениамина Каверина «Два капитана» состоялась в 2001 году в театральном центре на Дубровке. 23 октября  шел 323-ий показ «Норд-Оста». Во время второго действия на сцену вышел человек с автоматом, приказал актерам спуститься в зал и объявил и объявил всех людей — зрителей и работников театра — заложниками.

«Помню, как все началось: на сцене – летчики, сюжет очень патриотичный, поэтому, когда и в зале, и на сцене появились еще и люди в камуфляже, никто не удивился – значит, так надо. Но тут меня толкнул в бок Аркаша, он уже был до этого на «Норд-Осте». Голос растерянный: «Это не по сценарию». Выстрелы вверх, боевики абсолютно трезвые, говорят очень четко: «У нас претензии не к вам, а к вашему правительству!». Я как-то сразу почувствовала, что это надолго»

Ирина Чернена

В заложниках было 916 человек: зрители, актеры и участники команды «Норд-Оста», работники театрального центра и ученики школы танцев, которая находилась в том же здании. 

 

«Они сказали: «Будете сидеть всю ночь». И принесли себе ящик Кока-Колы. Потом они сказали, что выпустят детей до десяти лет. Рядом со мной сидела девочка, у которой в этот день был день рождения (ей исполнилось то ли 11, то ли 12 лет) и родители стали в слезах умолять, чтобы ее тоже выпустили. Но они ответили: «А мы не знаем, когда у нас самих день рождения!»

Когда мы уже спускались, один сказал мне: «Что-то ты по росту не подходишь!» Я ответил: «А я переросток!» И он от меня отстал. Мама позвонила папе, как только нас захватили. Когда нас вывели, он уже был там, схватил меня и посадил в машину»

Юра Алексеенко, 10 лет

Леонид Рошаль выводит детей из здания, где шёл спектакль «Норд-Ост»
Анатолий Белясов, «Вечерняя Москва»

«В первую же ночь народ начал писать записки. В основном в ход шли программки. Ручек не хватало, но, к счастью, на нашем ряду они были. Кроме того, террористы раздали детям «сувенирные» ручки мюзикла, чтобы те могли порисовать. Записки боевиками не возбранялись, но им они, похоже, не нравились.

Маленькие дети на балконе организовали из записок целую игру, похоже, мало отличая её от действительности. У них там действовало что-то вроде «подполья», был даже свой «шифр», разумеется, элементарно просчитываемый в уме. Но главное, что дети держались. Записки нас немного подбодряли, было чем заняться – писать самому или передавать чужие все же веселее, чем тупо ждать своей участи. Хотя – что напишешь в таком письме? Как подбодрить, когда всем понятно, на каком волоске от гибели мы находимся?»

А. Сталь

«В ночь перед штурмом чеченцы сказали: “Вот придет завтра в 10 утра представитель президента, и вы все, может быть, останетесь живы”. Но надо было видеть их глаза! Никто из нас не сомневался, что они нас все-таки взорвут…

Когда пошел газ, я его сразу заметила: на секунду появился серо-зеленый туман, который тут же развеялся. Я увидела, как женщины-боевички тут же заснули, никто из них не успел даже пальцем пошевелить. А мужики не вырубились, забегали сразу, закричали что-то по-своему и стали палить куда попало. Я так и не заснула и видела весь штурм своими глазами. Хотя, если честно, когда пошел газ, подумала, что это все, конец, сейчас взорвут. Только теперь я понимаю, что он принес нам не смерть, а жизнь»

Татьяна Коплакова

«Я толком не понял, что произошло. Штурм начался, когда мы спали в креслах. Раздались выстрелы, взрывы, а потом резко перехватило горло. Они (террористы) предупреждали, что если при стрельбе мы попытаемся укрыться, то они взорвут бомбы. Поэтому под кресла никто не лег. Все просто пригнулись и закрыли головы руками. Потом совсем стало нечем дышать. Я не мог и двигаться. Меня словно парализовало. Подумал: все, конец. Потом, не знаю сколько прошло времени, сознание вернулось. Какой-то парень в темной форме нес меня на плече. Запомнил, что в другой руке у него длинная винтовка, наверное, он был снайпером».

Сергей Новиков

Антон Денисов / ТАСС

По официальным данным погибло 130 заложников, в том числе 10 детей. Во время штурма погибло 125 человек, еще 5 были убиты террористами. 17 погибших были из команды “Норд-Оста”. 

РИА Новости / Илья Питалев

 

Вот истории некоторых погибших:

Арсений Куриленко, 13 лет и Кристина Курбатова, 14 лет

Исполнители главных детских ролей в мюзикле. В тот вечер Арсений не играл, он пришел поддержать Кристину. Близкие говорят, что Арсений был тайно влюблен в девушку. Их похоронили рядом.

 

Александр Карпов, 31 год

Автор и исполнитель песен, писатель-юморист, солист ансамбля кельтской музыки. Переводчик другого знаменитого мюзикла — «Чикаго». Был на спектакле вместе со своей женой Светланой, она выжила.

 

 

 

Сергей Барановский, 46 лет  и Андрей Никишин, 20 лет

Сергей и Лена познакомились 1969 году в пионерском лагере, когда им обоим было по 14 лет, но поженились уже в зрелом возрасте, за 1,5 года до терракта. Купили квартиру, готовились отмечать новоселье. На спектакль вместе с ними пошел сын Лены от первого брака Андрей, он также погиб.

Богачева Людмила, 55 лет

Людмила приехала в Москву из Минска проведать своих троих детей. Старший — Дмитрий Богачев, был одним из руководитель «Норд-Оста», средний Кирилл был скрипачом там же, 10-летняя внучка Полина танцевала в мюзикле. По счастливому совпадению никто из родных Людмилы в тот день не работал в спектакле.

Букер Сэнди Алан, 49 лет и Саша, 13 лет

Сэнди родился в Оклахоме и работал инженером-электриком в Дженерал Моторс. В 2002 году он познакомился со Светланой Губаревой. После многих месяцев переписок и звонков Светлана согласилась выйти замуж за него и вместе с дочерью Сашей переехать в Оклахому. Накануне отъезда из Москвы все трое пошли на мюзикл «Норд-Ост». Сэнди и дочь его невесты Саша погибли во время штурма здания.

 

 

Воропаева Татьяна, 49 лет

В гости к Татьяне приехала родственница с Украины и женщина устроила ей «культурную программу»: прогулку по центру Москвы, Большой театр, Ленком и мюзикл «Норд-Ост». Вместе с мамой на спектакль пошла ее дочь, она выжила. «Мама очень поддерживала нас с сестрой все эти страшные дни в зале ДК. Вместе нам было проще пережить этот страх и сохранить надежду на спасение», — пишет ее дочь Светлана Сурова.

 

 

Елисеева Клара, 78 лет

Клара Михайловна почти полвека преподавала в школе. Он учила детей своих бывших учеников, в ее маленькой квартире часто собирались бывшие и нынешние ученики. Ее бывшая ученица Эмилия Предова-Узунова прилетела из Австрии и пригласила учительницу на мюзикл «Норд-Ост» по роману Вениамина Каверина «Два Капитана». И Клара Михайловна, и Эмилия не выжили во время штурма.

Кириченко Светлана, 52 года

Светлана пришла на спектакль вместе со своими коллегами. «Сильный человек — она внушала заложникам уверенность в благополучном исходе, успокаивала их, вела переговоры с террористами, убедила их взять номерки и принести мерзнущим заложникам пальто из гардероба, у нее хранились запасы воды.

Когда в зал начал поступать газ, она, инженер-химик, поняла в чем дело и что нужно делать. Она начала рвать платки на повязки, смачивать их водой и раздавать окружающим, объясняя, что ими надо закрыть рот и нос. За 5–6 минут, пока была на ногах, успела сделать этих повязок несколько десятков. Из-за этого усиленно двигалась, а двигающемуся человеку нужно больше воздуха, чем сидящему. Но этот воздух был с ядом. Вокруг неё все выжили, а ее врачам спасти не удалось»

Ипатова Елена, 19 лет

Лена родилась в Архангельской области,в Москве училась в Московском авиационном институте. На втором курсе она вместе с подругой устроилась на работу в «Норд-Осте» и 23 октября была ее смена.

 

 

 

Митин Максим, 20 лет

Максим родился в Чебоксарах, в Москве учился в Военном университете. Юноша хорошо пел, играл в спектаклях, занимался в танцевальном ансамбле, хорошо знал английский и турецкий языки. Билет на мюзикл «Норд-Ост» ему дали за успехи в учебе.

«Максим вел себя как настоящий мужчина. Держался спокойно, уверенно, проявил крепкую выдержку. Он поддерживал людей, сидевших рядом, не позволял им падать духом. Разгадывал кроссворды, продемонстрировал незаурядные знания.

Рядом были дети. Чтобы получить еду и воду у боевиков, нужно было поднять руку и попросить. Дети боялись обращаться к захватчикам. Максим делал это для них. Я очень боялась, что боевики нас взорвут, и поделилась своими переживаниями с Максимом. На что он ответил: „Лишь бы инвалидом не остаться…“ У меня был сотовый телефон, и я предложила Максиму позвонить домой, родителям. Но он отказался – не хотел расстраивать», — рассказала о нем Ксения Ломина, тоже бывшая в заложниках.

Герман Ткач, 25 лет

Герман родился и жил в Мурманске, ходил в море на рыболовецких судах вторым помощником капитана. В 2000 году в отпуске он познакомился с девушкой Жанной из Москвы. 2 года молодые люди ездили друг к другу в гости.

В октябре 2002 года Герман прилетел к Жанне в гости, 23 октября он должен был лететь обратно, но решил взять билет на день позже и пойти на спектакль с девушкой.

 

 

 

Дарья Фролова, 13 лет

Даша была на мюзикле вместе со своим классом из частной школы «Золотое сечение». Когда «Норд-Ост» захватили, дедушка девочки хотел заменить внучку собой и даже смог прорваться через оцепление, но его остановили милиционеры. Перед штурмом девочка написала на руке «Мы не умрем. Только не надо больше войны».

 

 

 

Выжившие

Марат Абдрахимов в мюзикле исполнял роль авиамеханика, он готовился выйти на сцену, когда в зал ворвались террористы. После октября 2002 года Марат еще какое-то время играл в возрожденном «Норд-Осте», затем принимал участие в постановках «12 стульев», «CATS», «MAMMA MIA!», «Красавица и Чудовище», «Русалочка».

 

Александра Розовская играла роль Кати Татариновой, ей было 14 лет. Во время штурма девушка не пострадала, но погибли ее двоюродный брат Арсений Куриленко и подруга Кристина Курбатова. После освобождения девочка собиралась отказаться от актерской карьеры и поступить на журфак, но изменила свое решение и поступила в РАТИ-ГИТИС.

Александра Розовская в театральной гримерке. На столе у нее фотографии Арсения и Кристины, погибших во время штурма театрального центра на Дубровке. 

Игорь Денисов вел занятие в школе ирландских танцев, которая располагалась в театральном центре на Дубровке. Террористы вывели их и посадили в зале вместе с другими заложниками. В конце декабря 2002 года у учеников школы был запланирован отчетный концерт и, несмотря на произошедшее, школа провела его в культурном центре «Москвич».

Игорь Денисов. © / АиФ

Аркадию Винокурову было всего 16 лет, на спектакль он пошел с мамой и ее подругой. Когда концертный зал восстановили и мюзикл снова запустили, Аркадий с родителями снова пришел на спектакль. «Я считал, что это посещение позволит мне попрощаться со всеми этим событиями. После этого действительно стало легче», — рассказал он журналистам. Аркадий женат, у него двое детей. 

По материалам изданий «Аргументы и факты», «Московский комсомолец», «С-Т-О-Л», «Комсомольская правда», «Мемориал погибших в «Норд-Осте»

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: