Новый
Фото: Сергей Петров
Фото: Сергей Петров
На территории России обнаружили новый штамм коронавируса. Чем он опасен? Когда уже закончится пандемия? Объясняет молекулярный вирусолог Георгий Базыкин.

Новый штамм почти не отличается от дельты

— Насколько новый штамм опасен и где он впервые появился?

— На данный момент его рост отмечен только в Великобритании. Тут надо подчеркнуть, что не все варианты, которые когда-нибудь где-нибудь росли, на самом деле отличались от предков по своим свойствам. Иногда разные варианты растут и падают в частоте по чисто случайным причинам. Мы наблюдали такое не раз, и в России тоже. 

Этот вариант — потомок дельты, он эволюционно произошел от нее, и, я думаю, все последующие варианты тоже будут потомками дельты, потому что сейчас, кроме нее, уже почти ничего и не осталось. И нет никаких данных, что этот штамм отличается по каким-то своим свойствам. 

Для него характерны пара дополнительных мутаций, но ничего чудовищного в этом нет, мутации же происходят все время.

Эти конкретные изменения попадают в довольно важные позиции спайк-белка, но мы такое видели и раньше. Пока сложно сказать, изменяют ли они как-то свойства вируса. Для этого нужны будут либо лабораторные эксперименты, либо чтобы его рост наблюдался не в одной-единственной стране, а в нескольких. 

Вчера уже было видно, что в базах данных есть последовательности этого варианта и из России, но ничего сенсационного в этом нет, поскольку государственные границы для вируса проницаемы. В других странах он тоже появится, раз уж в Великобритании его 10%. Если его частота будет расти в разных регионах, в том числе в России, — это будет повод насторожиться. Но пока не похоже, чтобы этот вариант, так называемый AY.4.2, радикально отличался от исходной дельты.

Коронавирус эволюционирует и останется с нами жить

Есть ли шанс, что в какой-то момент дельта перестанет адаптироваться и перейдет в нейтральный режим? Выдохнется, как газировка.

— Я не думаю, что эволюция выдохнется. Ее будет подпитывать наша иммунная система, которая в свою очередь будет «догонять» новые возникающие варианты вируса. Думаю, что будет как с вирусом гриппа, который в течение десятилетий приобретает все новые и новые мутации, позволяющие ему уходить от иммунитета, а человечество, соответственно, подгоняет свой коллективный иммунитет и состав вакцин под эти новые варианты. 

Фото: sputnikvaccine.com

У меня нет никаких оснований думать, что адаптация коронавируса будет замедляться. Пока что мы ничего подобного не наблюдаем, и я думаю, что у него вполне еще могут быть козыри в рукаве. 

В принципе бывают вирусы, которые удается загнать в угол. Они по каким-то причинам начинают медленнее эволюционировать и в конце концов от них даже удается избавиться. Вот, например, сейчас, по-видимому, удалось избавиться — но это тема отдельного разговора — от одного из вариантов вируса гриппа. И, наверное, это было побочным эффектом противоэпидемических мер. 

Один из вариантов гриппа В пал жертвой того, что мы боролись с ковидом. Что не может не радовать.

Но совершенно не факт, что что-то подобное произойдет с коронавирусом. Я думаю, что он больше похож на грипп А и найдет для себя эволюционные лазейки. 

— Есть ли еще примеры вирусов, которые перешли в режим нейтральной эволюции, перестали эффективно адаптироваться?

— Это же гонка вооружений. Если он перестает адаптироваться, он умирает. Как в «Алисе в Зазеркалье»: нужно все время бежать, чтобы остаться на месте. Вирусы, которые не могут адаптироваться, перестают существовать. А то, что циркулирует, оно как раз и циркулирует, потому что адаптируется. 

Другое дело, что одни приспосабливаются быстрее, а другие медленнее. Сейчас люди, которые не вакцинируются и заболевают корью, болеют примерно теми же самыми вариантами, которые были 30 лет назад. Но я все же жду, что коронавирус будет больше похож на вирус гриппа, чем на корь, и от него будет очень сложно избавиться. Он останется с нами жить.

Георгий Базыкин. Фото: Сергей Петров

Буду рад оказаться неправым. Если его все же удастся загнать в эволюционный тупик, это будет здорово. По сути, это будет означать, что сдерживание пандемии — только вопрос вакцинации. 

Но, к сожалению, пока что он приобретает разнообразные изменения, которые позволяют ему убегать. Думаю, это будет продолжаться и дальше.

Для вируса вакцинации в России будто и не было

А если популяция коронавируса сократится и он просто перестанет адаптироваться? Это идеалистичный сценарий?

Идеальный сценарий сегодня — это всеобщая вакцинация, потому что все существующие варианты все равно остаются в той или иной степени чувствительными к вакцинам. Конечно, никакая вакцина не имеет стопроцентной эффективности, и бывают случаи заражения вакцинированных, но все равно вирус не способен размножаться в вакцинированной популяции настолько же эффективно, насколько в невакцинированной. 

Но с теми скоростями вакцинации, которые мы наблюдаем, надежды мало. В России привито порядка трети населения, так что сейчас вирусу здесь очень вольготно.

Вакцинация реально тормозит распространение? Похоже на то, что она препятствует только тяжелому течению. А так он как скакал, так и скачет.

— Скачет, но не так. Вероятность инфицирования в результате вакцинации снижается в разы. Этого никто не отменял. Да, мы слышим о случаях инфицирования и даже смертей в тех странах, в которых большая доля населения вакцинирована. Но, естественно, если у вас 100% вакцинировано, то вообще все смерти будут только среди вакцинированных, потому что других нет. Но все-таки подавляющее число смертей и подавляющее число тяжелых случаев сейчас по-прежнему среди непривитых. 

Если мы говорим про Россию, то здесь вакцинации с точки зрения вируса пока почти что и не было, треть — это очень мало. Но и в других странах очень трудно добиться стопроцентного охвата. Все равнялись на Израиль, но там прививочная кампания затормозилась. Они достигли какой-то доли, чуть более 60%, а вот остальных уговорить, наверное, очень сложно. И невакцинированные оказываются тем «топливом», теми сухими дровами, от которых в этом общем костре эпидемии загораются даже сырые дрова — то есть те, кто был вакцинирован.

Коллективный иммунитет — это сколько процентов популяции?

— Я боюсь, что сейчас поздно говорить о коллективном иммунитете как о чем-то, что позволит нам избавиться от вируса насовсем. Вирус эволюционирует, иммунитет ослабевает, люди в каких-то регионах прививаются, а в каких-то нет — все это помогает вирусу выжить. 

Фото: Михаил Докукин / Pixabay.com

Сейчас похоже, что он останется с нами так же, как с нами остаются варианты гриппа после пандемий. Если в привитой популяции он будет убивать не одного зараженного из ста, а одного из тысячи — то он приблизительно сравнится с вирусом гриппа. Возможно, нужно будет регулярно прививаться, «обновляя» иммунную защиту, возможно, мы будем болеть им раз в несколько лет, перенося при этом заболевание в среднем гораздо легче, чем непривитые его переносят сейчас. Вероятно, что новая реальность будет такой. 

Как вы относитесь к стратегии повторной прививки каждые полгода?

Дело идет к тому, что это, действительно, понадобится. Но тут важно понимать, что повторная вакцинация — это гораздо менее важная вещь, чем вакцинация по первому разу для людей, которые пока еще не были привиты. Если считать, сколько спасенных жизней вы имеете на тысячу вакцин, полученных по первому разу или по третьему разу, то в первом случае их будет гораздо больше.

Если бы я был таким вот «просвещенным тираном», то я бы всех сперва вакцинировал по первому разу, а потом уже кого-либо по третьему. Это было бы максимально эффективным использованием имеющейся вакцины.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.