Ну что ж, начнем?

|

Какими бы ни были биржевые и военные сводки, о чем бы ни молчали по телевизору и ни спорили на кухнях, а вечером 31 августа страна ляжет спать пораньше и долго не уснет, а поутру…

Поутру мамочки первоклашек вытащат из шкафов выглаженные накануне рубашки, привяжут девчонкам невообразимые банты, бабушки завернут в шуршащий целлофан пышные дачные астры и длиннющие гладиолусы, папы проверят, заряжена ли батарейка фотоаппарата…

Татьяна Краснова

Те, кто постарше, будут, конечно, скрывать волнение, а совсем взрослые даже изобразят безразличие, но все равно – этот первый день осени – не такой как все. И он навсегда связан с вами – теми, кто приходит в классы и аудитории, и с нами – теми, кто встает у доски, и год за годом произносит: «Ну что ж, НАЧНЕМ!»

Для меня это будет двадцать первый университетский сентябрь.

Двадцать первый первый курс.

В двадцать первый раз они войдут в аудиторию – молодые, красивые, умные, нахальные, амбициозные.

Гордые собой – и заслуженно, это не шутка – поступить на журфак МГУ.

Рациональные: им, нынешним, нужно только то, что «пригодится».

Наивные: как будто кто-то знает, что может «пригодиться» в той жизни, к которой мы пытаемся их подготовить.

У нас с ними все меньше общего. Неудивительно. Мои 50 с хвостиком кажутся им возрастом глубокого увядания. Они страшно изумляются, услышав, что за переводы с помощью Google Translate я ставлю двойки, а доклады, скопированные из Википедии не принимаю за самостоятельную работу. Для них неожиданность, что я знаю такие слова… Наверное, им кажется, что я пишу при свечах, а по квартире у меня ходит гусь, из которого я по мере необходимости деру перья.

Они хотят выучить язык современных улиц.

Меня учили языку Диккенса и Честертона.

Я исправляю их грамматику.

Они, случается, – мои представления о мире.

И все же…

***

Глубокая осень. Мы написали первые контрольные, за окнами кружит ноябрьский снежок, и мы смотрим фильм – в награду за приличную контрольную я принесла «Венецианского Купца». Бессмертный Шекспир, трудная лексика. Я делаю паузу, чтобы дать какие-то пояснения.

– Ну давайте дальше! – просит кто-то с задней парты, – Ведь интересно, что там дальше будет!

– Скажите-ка, – змеиным голосом спрашиваю я, – А кто еще не знает, «что там дальше будет»? Кто еще не читал пьесу?

– Пьесу? – изумляются они, – Так это фильм по книжке?

Тут я соображаю, что мы, ради экономии времени, пропустили начальные титры.

– Кто написал «Венецианского купца»? – спрашиваю я грозно. Молчание повисает в аудитории. Кто-то под партой стремительно лезет в интернет с мобильного.

– Шекспир! – слышу я.

– А ну-ка, аппараты на стол! Что еще написал этот автор?

– Ну как там… Это… Там еще Ди Каприо в главной роли.

– «Титаник»? – потрясено собрание.

– «Ромео и Джульетт», идиоты! – кричит кто-то.

О, древние стены Эльсинора! О, юность Офелии и старость короля Лира! О, влюбленная Оливия и леди Макбет с окровавленным кинжалом, о, эльфы, шуты и волшебники…

– А что еще можно почитать этого автора?

И я там что-то непедагогично ору в ответ, и потом они записывают за мной названия – мой тайный список, мои сокровища, мое утешение и отрада.

И мы досматриваем фильм до конца, и я задаю что-то на дом, прощаюсь, а они толпятся у двери и не уходят.

– Ну, в чем дело? – спрашиваю я.

– Скажите, – решается один из них, – А вот Шейлок, он хороший, или плохой?

От неожиданности я едва не роняю портфель.

– А сами вы как думаете?

– Мы не поняли. Ведь он же жадный мерзавец.

– Пожалуй, – киваю я.

– ТОГДА ПОЧЕМУ ЖЕ ЕГО ЖАЛКО?! РАЗВЕ ТАК БЫВАЕТ?!

И потом мы еще долго говорим об очень сложных человеческих чувствах, о ненависти и жалости, о любви и сострадании, и я думаю, что мы еще сможем друг друга чему-то научить.

Ну что ж, начнем?!

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
По молитвам святителя город Миры был спасен от тяжкого голода. Явившись во сне одному итальянскому купцу…

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: