Мир оказался не готов к тому, что происходит сейчас. Нам надо быть среди всего терпимее и мягче, избегать вражды и озлобления, находить в себе силы прощать и принимать тех, кто думает в Церкви иначе, не так, как мы.

Игумен Нектарий

Пытаюсь разобраться (для собственного, что называется, использования) с самой животрепещущей и болезненной темой настоящего времени. И не могу не поделиться некоторыми мыслями, которые кажутся мне важными.

Думаю, что для всех, кто следит за ситуацией с распространением коронавируса в мире более или менее внимательно, очевидно, что Россию эта общая беда вряд ли каким-то чудом обойдет стороной. А если обойдет, то именно, что чудом, однако надеяться на него вряд ли стоит.

Для тех, кто следит еще внимательнее, очевидно и другое: сегодня мы повторяем ТЕ ЖЕ ОШИБКИ, которые были совершены значительной частью европейских стран, превратившихся сегодня в зону бедствия, а также США. И главная из них – ОТСУТСТВИЕ ОПЕРАТИВНОГО И БЕЗОПАСНОГО ТЕСТИРОВАНИЯ с максимально широким охватом всех тех, кто так или иначе находится в группе риска или же переносит ОРВИ со схожими (или даже несхожими) симптомами. Безусловным лидером в борьбе с пандемией должно признать Сингапур (на сегодня 732 заражения и 2 летальных исхода и крайне низкая динамика распространения), хотя до начала карантина там было очень много туристов из Китая. И одним из ключевых элементов «карантинной программы» в Сингапуре стало именно МАССОВОЕ ТЕСТИРОВАНИЕ и ИЗОЛЯЦИЯ ТЕХ, КТО ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ЯВЛЯЕТСЯ НОСИТЕЛЕМ ИНФЕКЦИИ. А кроме того, разумеется, качественное, своевременное лечение и различные методы дезинфекции — как общественных мест, так и жилищ. И еще один важнейший момент: постоянное и максимально полное информирование властями населения обо всем, что связано с эпидемией и имеет отношение к ее сдерживанию или распространению. Для этого были созданы даже специальные сервисы. Логичным образом это позволило избежать паники и обеспечило высокий уровень доверия жителей Сингапура по отношению к его правительству.

Карантин в стране, безусловно, введен, но он не носит тотальный характер — его действенность сама по себе, без соблюдения всего вышеуказанного, достаточно невысока. Например, в Сингапуре до сих пор РАБОТАЮТ ШКОЛЫ, хотя и с определенными изменениями в организации занятий, в частности, классы разделены на более мелкие группы.

НЕТ и ПОЛНОГО ЗАКРЫТИЯ ХРАМОВ различных конфессий, находящихся в стране. Введены меры ограничительного характера, но тем не менее их посещение возможно.

Можно четко видеть: УСЛОВИЯ СТРОГОГО КАРАНТИНА ОКАЗЫВАЮТСЯ РЕШИТЕЛЬНО НЕОБХОДИМЫМИ ИМЕННО ТОГДА, КОГДА СОВЕРШАЮТСЯ ОШИБКИ НА НАЧАЛЬНОМ ЭТАПЕ распространения коронавируса и разрастание эпидемии приобретает неконтролируемый характер, угрожая коллапсом системе здравоохранения, унося сотни и тысячи жизней, разрушая экономику государства. Но и они в этот период сами по себе не становятся решением проблемы, принимаются исключительно вынужденным образом. А результативность борьбы с эпидемией в большей степени достигается теми же самыми способами, о которых говорилось выше и о которых напоминал не так давно в своем заявлении глава ВОЗ Гебрейесус.

Судя по всему, однако, жестких карантинных мер не избежать и нам: нет оснований полагать, что недельные «каникулы» сработают как эффективный предохранитель от роста количества зараженных. Карантин будет очень непростым испытанием для всех нас, учитывая то, какой удар он нанесет по экономике страны, а также — тот факт, что четких, определенных соответствующими постановлениями мер помощи наименее обеспеченным гражданам (хотя бы им) на сегодня нет. И пока что совершенно непонятно, как, за счет чего будут жить и питаться на самоизоляции люди, не имеющие никаких накоплений и не могущие работать удаленно. Это рискует превратиться в одну из серьезнейших проблем.

Закономерно, что карантин станет еще более непростым испытанием и для Русской Православной Церкви. Еще более — в силу того, что уже сегодня мы оказались в некой двойственной ситуации и совершенно неожиданно превратились в людей, «не заботящихся ни о ком, кроме себя», и едва ли не в главных виновников распространения коронавируса.

Для верующего человека в период испытаний совершенно естественно желание прийти в храм для молитвы и участия в Таинствах, стремление находиться в единении со своими братьями и сестрами во Христе. Кроме того, каждый, кто живет сознательной христианской жизнью, кто имеет представление о том, что такое Промысл Божий, не может не усматривать в происходящем сейчас явления, носящего в каком-то смысле апокалиптический характер: казавшийся первоначально «безобидным» коронавирус буквально потряс существующее мироустройство, неожиданно показал убежденному в силе и мощи современной науки человечеству, насколько оно уязвимо и даже беззащитно. И здесь опять же у верующего человека возникает вполне логичное ощущение: бедствие, которому мы подверглись, такая же кара, такое же следствие отступления людей от Бога и пренебрежения Его законами, как и те кары, примеры которых дает нам Священное Писание Ветхого Завета. И как, исходя из этого, относиться к призывам закрыть храмы и прекратить богослужения? Как примириться с тем, что буквально каждое упоминание о крестном ходе, о молитвословиях об избавлении от этого «губительного поветрия» вызывает сегодня в СМИ негативную, зачастую даже враждебную реакцию, становится поводом для язвительных шуток, провоцирует ожесточение определенной части общества?

Я думаю, что в любом случае с введением карантина мы обязательно столкнемся с необходимостью существенно ограничить посещение наших храмов прихожанами, особенно – пожилого возраста, у нас, скорее всего, не будет в этом отношении выбора, не говоря уже о том, что такое ограничение РАЗУМНО. Нам нужно будет продумывать, каким образом мы будем исповедовать и причащать в условиях этого ограниченного посещения людей в храме и на дому, как поддерживать связь с прихожанами посредством социальных сетей и просто – телефонного общения. И самое главное – как в этот трудный момент оставаться настоящими христианами или же – наконец становиться ими.

И это касается не только лишь необходимости не оставлять молитвенной жизни, оказавшись временно (частично или полностью) оторванными от храмового богослужения. Не только возможности посвящать в период карантина больше времени чтению духовных книг и тому же молитвенному деланию. Очень важно будет нам самим в эту пору избежать паники, уныния, но доверить себя Богу и принять от Него с верой в Его любовь все то, что будет Ему угодно попустить нам пережить, не ставя Ему никаких условий и не требуя от Него ничего. А просто – повторюсь – доверяя Его любви и премудрости.

Но так же важно будет избежать и смущения и ожесточения. Если оправдаются неблагоприятные прогнозы и мы тоже превратимся в зону бедствия, то обязательно начнется стихийный поиск и выявление виноватых. И, учитывая те настроения, которые прослеживаются уже сегодня, виноватой обязательно окажется и Церковь, и ее священноначалие и духовенство, и верующие люди, приступавшие к Таинствам и приходившие в храмы поклониться находящимся там святыням. Спрогнозировать это можно в настоящий момент, нельзя лишь сказать, каковы будут характер и масштабы этого явления. Главное другое – не отвечать на обвинения обвинениями, не приходить в растерянность и, опять же, не смущаться и не ожесточаться самим.

Испытанием станет и то разделение, которое мы наблюдаем собственно между верующими, в Церкви в настоящие дни. Поводом для него становятся самые разные вещи, но более всего – те нормы санитарно-гигиенического характера, которые мы стараемся соблюдать в храмах. Кому-то они кажутся решительно недостаточными, а кто-то, наоборот, обвиняет священноначалие в неверии и бездуховности из-за того, что они введены. Это не удивительно: болен мир, больно общество, и та его часть, которая составляет собой Церковь здесь, на земле, не является исключением. А болезни обостряются, когда наступает кризис. И нам надо постараться всеми силами этого разделения не допускать, это зависит от каждого из нас – быть терпимее и мягче, избегать вражды и озлобления, находить в себе силы прощать и принимать тех, кто думает в Церкви иначе, не так, как мы. Ведь если мы в это исключительно трудное время окажемся расколотыми на различные противоборствующие лагеря, то последствия этого будут для нас не менее катастрофичными, нежели последствия пандемии.

Мир испытывает шок, мир оказался тотально не готов к тому ужасу, которым стал для него COVID-19. Коронавирус выступил для мира своеобразным тестом на прочность и тут же со всей очевидностью выявилось, насколько он хрупок и несовершенен. Таким же тестом и такой же проверкой он послужит и для нас, христиан. Вне всякого сомнения, мы должны выполнять в этой ситуации все необходимое для того, чтобы минимизировать риск заражения, чтобы уберечь от него наших ближних, должны соблюдать все меры предосторожности, быть организованными и дисциплинированными. Должны исполнять имеющиеся у нас обязанности – настолько, насколько это возможно в новых условиях нашей жизни.

Но при всем этом мы еще обязательно должны верить. И помнить о том, что заботясь о временном, реализуя свою меру ответственности на земле, отдавая кесарево кесарю, мы все же в первую очередь призваны заботиться о вечной своей участи и отдавать Божие Богу. И, что бы ни происходило, с какими бы угрозами мы ни сталкивались, какой бы опасности ни подвергались, искать все же прежде всего Царствия Небесного. Именно это искание – Царствия Небесного прежде всего – и отличает христианина от не христианина и верующего человека от неверующего.

Дай Бог, чтобы мы всегда искали его…

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.