В последние недели православная блогосфера обсуждала в основном трагедии.

7 июня был найден повесившимся бывший настоятель Успенского собора Трифонова монастыря протоиерей Петр Шак.

Ситуацию жестко прокомментировал в своем блоге протодиакон Андрей Кураев:

О. Петр не ангел. И его самоубийство вскрыло язвы, которые давно уже были в его душе.

Но в это истории для меня самое  неприятное и узнаваемое — это отказ епископа от встречи с устраняемым  священником. Епископ, призванный быть слугой всем, зная, что ломает судьбу человека, убирая его, обычно даже и не встречается с ним, не пробует выслушать, понять, в чем-то добром поддержать. Об увольнении сообщают через  вторых лиц. И это не только в  Вятке или Тобольске. Так — ВЕЗДЕ.

Впрочем, далеко не все поверили в самоубийство. Даже после появления информации об обнаружении предсмертной записки высказываются сомнения (надо сказать, вполне имеющие право на существование):

Что-то долго её найти не могли. И что-то слишком длинная записка для подобного случая…

Вне зависимости от причин гибели священника, от степени его или чьей-либо еще вины, сейчас нуждаются в поддержке его близкие. Кировское издание «Вятский наблюдатель» публикует номер счета для сбора пожертвований семье отца Петра.

Одновременно с трагедией в Вятской епархии разворачивается грандиозный скандал вокруг Сыктывкарского епископа Питирима. Питерский блогер Игорь Гаслов опубликовал в своем Живом Журнале материалы, компрометирующие архиерея, однако в связи с вятской трагедией особого внимания заслуживает самоубийство настоятеля храма свв. апп. Петра и Павла в селе Усть-Кулом игумена Ионы (Скибина), произошедшее в 2003 году. По версии, представленной блогером, священник, оказавшись без средств к существованию, обратился за помощью к архиерею, но просьба осталась без ответа.

Отвечая Игорю Гаслову, главный редактор епархиальной газеты Сыктывкарской епархии иеромонах Амвросий (Стрекачев), опубликовал письмо епископу матери отца Ионы, в котором она выражает признательность архиерею за заботу об их семье и в том числе за благословение отпеть отца Иону, как самоубившегося в болезни.

В качестве реакции на сообщения об обоих самоубийствах появился краткий пост протоиерея Александра Авдюгина:

Есть смысл ввести норму:

— В случае совершения священником самоубийства, епископ, которому этот священник подчинялся, извергается из сана.

Это если по-христиански. С любовью и прощением.

Вне прямой связи с обсуждаемыми страшными событиями послушница Анна Ольшанская делится размышлениями о необходимости психологической помощи священникам да и всем православным:

Культура обращения за помощью к психологу — именно культура. Бескультурие же в данном ракурсе плодит алкоголизм и прочие «рецепты» утешений, которые приводят страдающего не к благодарению Бога, а ко страстям и падению в духовной жизни.

Эта тема в последнее время поднимается регулярно, она тесно связана не только с внутрицерковными институциональными проблемами, но и с профессиональным выгоранием, свойственном священникам, как и всем остальным людям. Кризису пастырского служения был посвящен доклад протоиерея Павла Великанова на конференции «Жизнь во Христе».

Третьей обсуждаемой трагедией стало убийство в Москве бывшего полковника Юрия Буданова. Тема стала более, чем острой. Даже простой призыв помолиться об упокоении новопреставленного вылился в дискуссию на повышенных тонах. Автор записи, игумен Агафангел (Белых), был вынужден заморозить комментарии с пояснением:

Честно скажу, что не ожидал того, что начнется глумление и истерика. Человека убили. Он отсидел, не раз говорил о своем раскаянии, вышел на свободу и вот — его убили. Можно помянуть в молитве, можно промолчать. Но не стоит демонстрировать, хотя бы в этот день, все свои личные домыслы и частные мнения, да ещё с издевкой и агрессией в отношении тех, кто думает иначе.

Давайте просто помолчим.

Масла в огонь подлили высказывания отпевавшего раба Божьего Георгия священника, поставившего покойного в один ряд со святыми князьями Александром Невским и Дмитрием Донским и воином Евгением Родиновым. В блоге диакона Украинской Православной Церкви Андрея Глущенко киевлянка Юлия Зубкова высказывает мнение:

чеченцы победили в том смысле, что россияне переняли клановую мораль

Наблюдая за разгорающимися дискуссиями, протоиерей Максим Козлов обращает внимание на двойные стандарты некоторых участников:

Есть такая специфическая группа людей. которая в трагедии вятского клирика в самый день самоубийства обвинит архиерея, а для определения убийц русского офицера будет ждать решения европейского суда и требовать заткнуться всем, кто о произошедшем говорит в голос.

Среди многочисленных гневных реплик особенно разумным и по-христиански трезвым выглядит замечание Киприана Шахбазяна из Краснодара:

Защитники Буданова на самом деле не оправдывают убийство и изнасилование невинной девочки-подростка! Они просто не верят, что он это сделал.

Обвинители Буданова действительно считают его изнасиловавшим и задушившим невинную девочку-подростка! Они просто верят, что он сделал это.

Давайте лучше думать, что противоположная сторона искренне заблуждается, чем — что на противоположной стороне нелюди…

Видеть в собеседнике если не христианина, то по крайней мере, человека — это то, что совершенно необходимо для ведения любой дискуссии и вообще для человеческих отношений. На этом призыве мы и закончим сегодняшний обзор православной блогосферы.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: