В августе в Шегарском психоневрологическом интернате «Забота» в селе Вороновка произошла вспышка коронавируса. По словам медсестры интерната, заболело около 300 человек, то есть почти половина. Не считая сотрудников.  

В редакцию ТВ2 обратилась дочь одного из жителей Шегарского психоневрологического интерната «Забота» Надежда Сазонова. В августе женщине сообщили, что ее отец Николай Сазонов в больнице, а в самом интернате произошла вспышка коронавируса. Сначала отец лежал в МСЧ № 2, потом его перевели в госпиталь СибГМУ. Там он и умер 13 сентября. Несмотря на подтвержденный коронавирус и поражение легких, причиной смерти назвали инфаркт. Уже на кладбище ШПИ «Забота», где он и был похоронен, Надежда увидела большое количество крестов с сентябрьскими и августовскими датами смерти. Мы на кладбище ШПИ насчитали около двадцати свежих захоронений и нашли несколько недавно вырытых и приготовленных могил.

 Я не смогла на похороны поехать, потому что сама болела,  рассказывает Надежда. — Позже, когда решила навестить могилу отца, в деревенском магазине спрашивала дорогу. Меня тогда продавщица сразу же попросила надеть маску и держать дистанцию в полтора метра. Мне это показалось странным. На кладбище приехала, а там тьма крестов… Почти все даты за сентябрь.

Справки о причине смерти на руках у дочери нет, справка осталась в «Заботе». Родственники, которые смогли приехать на похороны, рассказали, что хоронили его в закрытом гробу: работники отказались открывать гроб  «сказали, что если хотите, открывайте, только когда мы уйдем».

У нас возьмут на ковид тесты у сотрудников и сразу выпускают, бывало до результата, неважно, отрицательный или положительный. Кроме самих жителей интерната, очень многие сотрудники болели: санитары, младший персонал, няньки, многие лежали в больницах с двусторонней пневмонией,  рассказала жительница Вороновки Антонина (она согласилась пообщаться только на условиях анонимности, так что имя мы изменили). Мама у Антонины работает в интернате и переболела коронавирусом.

Нам удалось пообщаться с медсестрами ШПИ по телефону, они рассказали, что из 26 медсестер переболели коронавирусом десять. Всего в «Заботе» порядка 90 работников, среди которых медсестры, санитары, сиделки. Из работников заразилась почти половина. В ШПИ «Забота» сейчас работают вахтами, живут в интернате по две недели.

Сейчас сотрудники не знают, будут ли им компенсировать заболевание как страховой случай. Ведь все заразились на работе. В администрации интерната им пока ответа не дали.

– Вспышка коронавируса началась 26 августа, до этого больных не было, – рассказывает местный житель и бывший сотрудник интерната Юрий Бугровский. Мужчина уволился два года назад, но его жена продолжает работать в учреждении. – Сказали, что на карантине интернат находится с марта. Но с марта ничего здесь не было сделано – подопечные могли спокойно ходить за территорией по всему селу. Меры стали предпринимать только летом. Больных перестали выпускать за пределы интерната, но на территории они все свободно перемещались, общались друг с другом. Медперсонал и обслуга работали без масок, без костюмов… Нам повезло, мы не заразились.

– В августе месяце спохватились, когда уже массовая вспышка произошла. Я написал сразу в областную прокуратуру, оттуда передали в шегарскую, а затем в соцзащиту. Ничего никто не ответил толком, и никакие меры не приняты… Сколько человек умерло – все это скрывается… В интернате «Лесная дача», он также находится в Шегарском районе, с марта ввели ограничения, не выпускали из палат. Я разговаривал с участковым, он говорил, что подопечные там жаловались на условия карантина. Но при этом заболевших у них нет. А у нас до сентября все гуляли, где хотели.

По словам медсестры учреждения, в первое время сотрудникам интерната говорили о семи-десяти умерших от ковида. Больше никакой информации они не получали. Сейчас в интернате есть разные зоны, разделенные по общежитиям  красная, зеленая, карантин. И помещения постоянно обрабатываются.

По словам Юрия Бугровского, только за часть сентября в Вороновку было привезено из Томска порядка 20 умерших. Об этом ему рассказал водитель ГАЗели  за рейс в село он возил по три тела.

Всех больных из интерната вывозили, в основном, в две больницы: в МСЧ № 2 и в Томскую районную больницу в Тимирязевском.

 В первый день вспышки из интерната в Тимирязево вывезли сразу более 50 человек,  вспоминает Юрий Бугровский.  Их привезли в больницу и бросили там. Все разъехались, никого с ними не было. А они же не понимают ничего и разошлись… Их потом всю ночь ловили по поселку.

Сначала редакция ТВ2 обратилась в департамент соцзащиты, там от комментариев отказались и отправили в оперштаб по коронавирусу Томской области. Нас интересовало, когда была зафиксирована вспышка в ШПИ «Забота», у скольких человек был обнаружен ковид. Кроме того, просили предоставить информацию о выздоровевших и умерших.

Ответ в оперштабе нам дали следующий: «О вспышке мы сообщали в конце августа. Очаг ликвидирован».

Да, действительно, 29 августа оперштаб сообщил о вспышке коронавируса в одном из социальных учреждений Томской области. Название учреждения названо не было. Единственная доступная информация — что тогда протестировали 187 человек из числа проживающих и сотрудников интерната. 51 тест показал положительный результат, остальные находились в работе. Больше о последствиях этой вспышки ни областной департамент соцзащиты, ни оперштаб не сообщали. Но сотрудники интерната на условиях анонимности говорят о том, за весь период в «Заботе» заболело порядка 300 человек.

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.