«Один
Ребенку исполнилось 6,5 лет — стоит ли отдавать его в первый класс или подождать еще год? Какие трудности ждут детей, которые еще не наигрались, и что бывает, если дошкольник «пересидел» дома. Об этом «Правмир» спросил учителей начальных классов.

«Когда ребенок не готов к школе, он не задает вопросов»

Татьяна Чуева, учитель начальных классов школы №1220:

Татьяна Чуева

Есть дети, которые в шесть с небольшим ведут себя как настоящие ученики и не испытывают трудностей в школе. А бывает, ребенку семь с половиной, а он абсолютно к школе не готов. 

Часто родители делают ставку на интеллектуальную составляющую: «Мой ребенок умеет читать, считать, а значит, ему пора в первый класс». Но этого не достаточно. Дети должны быть готовы к школе социально, личностно, физиологически.

Например, маленьким детям не хватает усидчивости, им сложно досидеть урок до конца, хотя в первом классе он длится всего 35 минут в период адаптации. Родители порой даже не подозревают, какие трудности за собой повлечет банальная физиологическая неготовность.

Я привела в школу старшего сына, когда ему было шесть. Он бегло читал, декламировал Пушкина, был любознателен. Но учителя советовали не торопиться. По неопытности я была с ними не согласна. Уже через месяц стало очевидно, что именно физической подготовки сыну не хватало. Он не мог усидеть за партой. Ему было тяжело выдерживать учебную нагрузку. Таких «малышей» в классе оказалось трое. Они до сих пор дружат, но все время их учебы, особенно в начальной школе, было борьбой. Им приходилось вечно что-то доказывать детям постарше. Надо сказать, некоторые в классе были старше сына аж на полтора года. И хотя никаких острых конфликтов не возникало, физиологическая незрелость ощущалась.

Есть связь между физиологической готовностью и восприятием. Если ребенок не может устоять на одной ноге, не способен останавливаться по сигналу, сохранять статическую позу сидя, кидать и ловить мяч, не умеет пользоваться карандашом, ножницами, то это не только признак его физического статуса, но и незрелости определенных отделов мозга, которые отвечают за способность воспринимать новую информацию, то есть учиться.  

Мой младший сын пошел в школу в семь лет хорошим, зрелым учеником. И я в очередной раз убедилась: возраст — не показатель. Но у него оказалась завышена планка требований к себе. Если не соответствовал и видел это, ему становилось сложно справляться с эмоциями. Так мне, тогда еще юной учительнице, стало ясно: перед школой стоит обратить внимание на тип нервной системы ребенка и его психологический статус.

Но есть и другие аспекты. Например, социально зрелый ученик — это тот, кто умеет взаимодействовать с учителем, сверстниками, не боится обратиться к взрослому за помощью. Это важно, чтобы ребенок спрашивал, задавал вопросы, если что-то непонятно. Неготовые дети не спрашивают, поверьте. 

Некоторые приходят в школу, не имея банального навыка самообслуживания.

А школьник должен уметь самостоятельно одеваться, завязывать шнурки, застегивать и расстегивать пуговицы, владеть навыками гигиены. Представьте перемену перед физкультурой и первоклашек, которые не могут сами переодеться. Учитель хочет помочь всем, но не в силах за перемену охватить класс. А дети, особенно маленькие, расстраиваются, если не успевают что-то сделать вовремя.

Когда приходят первоклассники, не смотришь, кому сколько лет. Обращаешь внимание на то, как ребенок сидит на уроке, воспринимает информацию, насколько усидчив и внимателен, на уровень дошкольной подготовки. Так выходит, что именно к семи с половиной годам выше вероятность, что у ребенка разовьются любознательность, учебная мотивация, стремление к новым знаниям. Такие дети не боятся пробовать новое, совершить ошибку, реже расстраиваются из-за неудач.

Первые полгода в школе называют периодом адаптации. В это время особенно заметно, что кто-то банально не доиграл. У меня был ученик. После перемены дети возвращались в класс, а он почти всегда оставался в рекреации. Помню, одной ногой стою в кабинете, показываю, мол, время пришло. А он не обращает внимания.

— Может быть, все-таки зайдешь? — спрашиваю.

— А что вы там делаете-то? — не смущаясь отвечает он.   

Еще была девочка. Умная, сидела за первой партой. В школу пошла рано. Ей было шесть лет и четыре месяца. Вроде к школе готова. Но она могла ответить на вопрос учителя и тут же нырнуть под парту есть булку. Откусит, пожует, уберет, вынырнет. Знает, что на уроке есть не разрешается, но ей так хочется, что она не готова себя контролировать. Лишь полгода спустя девочка начала привыкать к новому статусу и поняла, что времени на булочку на уроке нет. 

Был ученик, которому зимой исполнялось восемь, но он не хотел учиться. Раскрасить картинку, заштриховать — пожалуйста. Все, с чем сталкивался в детском саду, он делал неплохо. Нового боялся и избегал. Когда нужно было прописать новую букву, слово, он ложился на парту со словами: «Я это делать не умею. Я этого делать не буду. Это слишком сложно».

Были и такие дети, которые после первого или второго урока уже собирали портфель, прощались, говорили, что у них сейчас по плану отдых или обед и им пора домой. Повторюсь, готовность не зависит от возраста, только от степени зрелости ребенка. 

Сегодня уроки построены так, что стало больше индивидуального отношения к каждому ученику. И если у ребенка очевидно повышен общий уровень и мотивация, для него предусмотрены дополнительные задания. Но вундеркиндам в классе тяжело.

У меня был ребенок, который быстро выполнял все задания, причем без ошибок. Умудрялся следить за ходом урока, даже если работали по цепочке. Мог продолжить чтение, счет, параллельно читая любимую книжку, которая лежала у него на коленях. Но это уникальный, единичный пример. Таких детей мало, и им тесно в классно-урочной системе. Если такие дети появляются, я всегда предлагаю родителям развивать их на дополнительных занятиях.

Есть и еще один момент, который не стоит упускать. 

Завышенные требования и ожидания родителей, с одной стороны, и гиперопека, с другой, формируют у детей неправильную самооценку (сильно завышенную или, наоборот, заниженную) и тянут за собой сложности у ребенка в школе.

Они возникают на уровне взаимодействия с одноклассниками. Таким детям непросто найти единомышленников. Если в школе нет друзей, то и учиться становится нелегко. 

Школьная жизнь насыщенная. Помимо учебных занятий дети ездят на экскурсии, участвуют в олимпиадах, конкурсах, викторинах, эстафетах, отмечают совместные праздники. Когда после каникул возвращаются, кто-то, конечно, говорит, что хочет учиться, но большинство — общаться. Они бегут, потому что соскучились по друзьям, одноклассникам, учителю.

Хочется дать родителям несколько простых советов:

  • дайте детям возможность больше гулять на свежем воздухе;
  • поощряйте игры и физическую активность;
  • учите играть в команде и соблюдать правила игры;
  • прививайте ребенку навыки самообслуживания;
  • не требуйте от своего первоклассника больше, чем он может;
  • будьте своему ребенку надежным другом. 

Это все то, что позволит в школе быстрее социализироваться и адаптироваться, выстроить взаимоотношения и начать учиться.

«Порой 8-летним детям трудно учиться»

Людмила Суслина, учитель начальных классов школы №1415: 

Людмила Суслина

— Обычно тех, кому исполнилось 6,5 лет, и тех, кому вот-вот будет 8, в первом классе не больше четырех-шести человек. Если у 6-летнего ребенка сформирован мотивационный блок (он усидчивый, внимательный, ответственный), то освоить образовательную программу ему не составит труда. 

Некоторые учителя, как и я, разрешают приносить в школу игрушки. Дело в том, что дети приходят в новый коллектив, в котором порой нет ни одного знакомого лица. Плюшевый медведь, кукла, фигурка лего, которую они боятся отпустить, превращаются в их талисман. Он поддерживает, снижает тревожность и даже настраивает на учебный процесс, особенно в адаптационный период.

Есть те, кто, услышав звонок, убирают игрушку в портфель и спокойно занимаются. Вспоминают о ней только после звонка на перемену. 

Те дети, у которых преобладает игровая деятельность, при первой возможности тянутся к игрушкам. Кто-то играет под партой. Кто-то прячет в пенале, и, как только учитель отворачивается и ребенок оказывается вне поля его внимания, тут же достает. Таким ребятам тяжело сконцентрироваться на заданиях учителя. Они часто отвлекаются на других ребят. Могут начать ходить по классу, смотреть в окно, рисовать на полях тетради или запросто подойти к шкафу и взять с полки книгу.

Маленькие дети часто не понимают, что происходит, почему нужно делать так, как говорит учитель. Почему обязательно нужно считать, писать, рисовать, отвечать, когда спросят, сдерживать себя. Им хочется играть, вертеться, крутиться. Они почти никогда не выполняют полный объем заданий, поэтому могут отставать от сверстников. Это ощутимо в период с сентября по декабрь. К январю, когда такие дети подходят к семилетнему возрасту, ощущается заметный скачок в мотивационной сфере и учебной деятельности. Они начинают схватывать материал, увеличивается время концентрации их внимания. Потихоньку понимают, почему в школе есть определенные правила. Словом, достигают уровня тех, кто пошел в школу ровно в 7 лет.

Возраст по свидетельству о рождении ни о чем не говорит. Бывают и 8-летние ученики, у которых мотивационный блок не созрел.

Казалось бы, в 8 лет ребенок должен понимать, куда и зачем пришел, для чего ему необходимо получать образование. Но у незрелого 8-летнего ребенка хорошо развит только навык коммуникации и игровая деятельность. 

В моем классе был немотивированный 8-летний мальчик. На уроках ничего не делал, да и не понимал, зачем и для чего учиться. Постоянно качался на стуле, всех отвлекал и дергал, разговаривал во время урока. Ему было скучно, поскольку одноклассники не обращали на него внимания. Когда я спрашивала, для чего же он пришел в школу, отвечал: «Я пришел сюда общаться». Сколько раз я оставляла его после урока поговорить. Объясняла, зачем учимся складывать буквы, для чего нужно осваивать правила русского языка, для чего нужно внимательно и грамотно читать, выполнять арифметические действия и как опасно что-то пропустить и не понять, потому что дальше будет сложнее… Он слушал, кивал и возвращался в класс качаться на стуле, играть, общаться. 

На практике я также сталкиваюсь с детьми, которых передержали дома, или наоборот, с учениками, которые очень развиты для своего возраста. Им бывает скучно на уроках, как и малышам. Такие дети могут выкрикивать ответы с места, перебивать и отвечать за других, нарушать дисциплину, а значит, получать замечания. У меня всегда подготовлены карточки с дополнительными вопросами и заданиями повышенной сложности для таких детей. Отчасти это спасает положение.

А есть ученики, которые сидят тихонечко, работают в общем темпе наравне со всем классом и не показывают, что знают больше других. И только когда никто в классе не может ответить на вопрос, такой ребенок заявляет о себе. С одной стороны, это здорово, что дети быстро усваивают правила поведения в школе. С другой — мотивация такого ребенка может незаметно угаснуть.

Одаренные дети встречаются редко, зато видны мгновенно. На контрольную выделяешь 30 минут, а они выполняют ее идеально, без ошибок, за 10. Бывает, рекомендуешь родителям найти другую школу, более высокий уровень или сосредоточиться на узконаправленных секциях, чтобы ребенок не рассеивал свои таланты, знания, навыки. Кто-то прислушивается, но чаще родители говорят, что не хотят прыгать через класс и «пусть на равных со всеми учится». 

У меня был в классе невероятно талантливый ученик. Он читал с трех лет, а к первому классу освоил финансовую программу и через интернет зарабатывал деньги для родителей. При поступлении, а ему было ровно шесть с половиной лет, он не просто читал, писал, считал, он знал большую часть правил русского языка и считал в совершенстве. В учебном плане успешный, он все-таки имел свои особенности. Например, если испытывал голод, утолить его должен был немедленно, иначе становился агрессивным и злым.

Сидя за первой партой, он мог достать сосиски, вермишель, пельмени и жевать у всех на глазах.

Очень часто бывало, что из портфеля у него торчал кусок огурца. Он мог его жевать без зазрения совести. Я с ним долго боролась, просила есть на переменах, прятать еду в портфель.

В какой-то момент мы договорились с ребятами, что лучше дать две-три минуты на перекус, чтобы потом спокойно всем заниматься. Мальчик был славный, но вот такая особенность не была очевидна даже его родителям. Они были уверены, что он голоден просто в силу возраста. Что ж такого! Увы, впоследствии оказалось, что есть глубинные причины такого поведения. 

Самое важное для первоклассника не возраст! Необходимо смотреть, насколько он адаптирован к социуму; каков его физический и психический статус; все ли хорошо со здоровьем; насколько он усидчив и внимателен, может ли заниматься различными видами деятельности не менее 30 минут; наконец, есть ли у него желание учиться.

«Мог решить задачу и тут же нырял в свою игру» 

Елена Неврянская, педагог начальных классов Православной Свято-Петровской школы:

Елена Неврянская

— 7-летние дети выделяются даже внешне. Когда с ними беседуешь, особенно в период адаптации, они заметно собраннее, внимательнее. По глазам видно, хотят учиться. Устойчивы к сложным ситуациям, к восприятию трудных тем. Лучше усваивают материал. У них будто бы больше физических ресурсов. 

Когда 6-летний ребенок приходит в школу, очевидно, что это решение родителей. Не сам он рвется, а мама с папой приводят. 

У меня есть ученик, который пошел в школу в 6 лет. Он и по возрасту, и физически был мал. Помню, в первом классе проводила минимум по две физкультминутки за урок. Многим детям было так тяжело, что однажды я сказала: «Как устанете, ребята, говорите и мы проведем дополнительную физкультминутку». В какой-то момент обратила внимание: именно 6-летний ученик просил физкультминутки постоянно, практически каждый урок. 

Психологически такие дети тоже заметны. Они капризные, плаксивые, быстрее утомляются. В отношениях «учитель — ученик» крайне ранимы. Если делаешь замечание, не всегда воспринимают его адекватно. И хотя в какой-то момент, ближе к окончанию начальной школы, выравниваются, несколько лет все-таки им трудно. 

Шестилетним ученикам не всегда удается соблюдать субординацию. Они запросто могут называть тебя мамой или обратиться на «ты». Это проходит, конечно. Пару замечаний сделаешь в корректной форме, чтобы не обидеть, глядишь, уже привыкают к правилам, признают их. Заметные различия начинают сглаживаться спустя полгода, не раньше. Бывают 6-летние ученики, которые неожиданно вырываются вперед, начинают работать гораздо успешнее 7-летних. 

За 25 лет работы в школе я заметила, что проблемы в первом классе возникают не у тех, кто пересидел дома или кого отправили в школу раньше времени.

Больше всего страдают дети, которых усиленно готовили к школе!

Они много знают, умеют, жадно хотят это продемонстрировать педагогу. Но в какой-то момент у таких детей наступает надрыв. Им неожиданно ничего не хочется. Натаскивание, как показывает опыт, очень опасный путь. 

Однажды в первый класс ко мне пришел поразительный мальчик. Он мог рассказать о научных фактах и открытиях. У него был богатый словарный запас. Он много читал и знал. А потом случился тот самый надрыв. Из любознательного и открытого натасканный родителями мальчик превратился в скучающего школьника. Он не хотел ходить в школу, учиться, делать уроки. Он так съехал в учебе, что за него было горько. Передерживать и натаскивать, как оказалось, для ребенка может стать катастрофой.

Да, детей надо готовить к школе, но не муштрой и дрессировкой, а через игру! Первоклассник не обязан бегло читать, писать и знать таблицу умножения. Такие дети у меня тоже были. Ни таблица умножения, ни чтение не показатель готовности к школе. Главное, подготовить ребенка психологически, социально адаптировать и физически поддержать. Для школы гораздо большее значение имеет речь. Именно ее нужно развивать и обогащать. 

За развитием речи стоит способность ребенка не просто общаться, а задавать вопросы, поддерживать диалог, понимать то, чего от тебя хотят, уметь донести то, что открыл ты сам. Не раз замечала по глазам, что ребенок все понимает. Но он не может выстроить грамотно предложение. Не способен объяснить, что он все-таки понял, до чего так и не дошел.  

А еще лучшей подготовкой будет игра. Играть — нормальное состояние и ведущая деятельность ребенка до семи лет. Даже придя в школу, они продолжают играть в куколки и машинки. На перемене играют, после уроков играют, дома играют. Через игры, особенно ролевые, познают мир. Как учитель, я убеждена: лучше до школы играть, чем с книжкой сидеть. В игре дети гораздо быстрее и лучше обучаются. Зато тем, кто не доиграл, неинтересно в школе. У таких детей нет учебной мотивации. 

Была у меня девочка, которая в первом классе сидела с игрушками на полу. Ни в какую ее не поднять. На уроке залезла под парту и играла тихонько все 40 минут. Сначала я пыталась ее уговаривать: «Давай, мол, попробуем…» Потом поняла: уговоры не действуют. И на несколько недель оставила ребенка в покое.

Однажды ее будто бы включили. Она вернулась с пола на стул и, хотя была самой младшей в классе, рванула вперед так, что остальные не смогли за ней угнаться.

Ведущая деятельность — игровая — сменилась на учебную. Она действительно обогнала детей, которые были на год ее старше.

Но игра может быть и другим показателем. У одного моего ученика, судя по всему, были некоторые особенности, которые родители не озвучивали. И он тоже постоянно играл. Мальчик был семилетний и умнейший. Ему все легко давалось, правда, и родители много занимались. Но на уроке ему было неинтересно. Он постоянно витал в облаках. У него была тетрадь, в которой он что-то вечно чертил. Играл в какую-то ему одному понятную игру. Мгновенно мог сделать задание, решить задачу и тут же нырял в игру. Это очень мешало его соседям. Но было также очевидно, что мальчику гораздо важнее заняться чем-то своим, чем включаться и работать на уроке. В конце концов, родители сами перевели его на домашнее обучение, заметив, что проблемы стали нарастать.

Мне кажется, родителям важно самим понимать, что торопиться отдавать в школу, если специалисты рекомендуют посидеть дома еще год, не стоит. Увы, страдают потом не только дети. Через пару месяцев мамы и папы приходят со словами: «Как же вы были правы». А ведь из школы уже не заберешь! 

«Он у нас умненький! В подготовке преуспел» — обманчивое впечатление и позиция. Поверьте, желание учиться — это потребность узнавать новое такой силы, когда удержать себя невозможно. Она видна, ее нельзя не заметить. Читайте вместе книги, гуляйте, играйте с детьми, разговаривайте. Однажды вы легко поймете, что время вашего ребенка пришло.

Ответственность за успехи ребенка лежит на родителях 

Кирилл Арефьев, учитель начальных классов школы №158:

Кирилл Арефьев

— В каждом классе есть ученики, которые рано пошли в школу. Прямо сейчас у меня учится мальчик, которому через пару месяцев будет восемь, хотя почти всем его одноклассникам давно по девять лет. Он из тех, кто пошел в школу в шесть с половиной. И хотя родителям кажется, что такие дети не отличаются от остальных, в какой-то момент они начинают сильно выделяться. Речь даже не о физиологических особенностях, проблема в психоэмоциональном состоянии. 

Маленький ребенок на общем фоне уступает в психоэмоциональной стабильности, отстает в плане концентрации внимания и двигательной активности. Особенно тяжело таким детям высидеть положенное время урока. Им нужно больше, чем остальным, двигаться. Они нуждаются в постоянном взаимодействии с учителем. Требуют много внимания, что гораздо важнее, нуждаются в большем присмотре и контроле. Моему ученику тяжело удержать внимание на теме урока, нужен постоянно какой-то новый вид деятельности. 

Но как показывает практика, большинство детей к определенному моменту начинают догонять одноклассников. Конечно, все очень индивидуально. Кто-то адаптируется за год, кто-то за два, кто-то так и отстает до окончания школы. Все сильно зависит от готовности ребенка, его возможностей, от работы родителей, которые должны помогать.

Дети настолько разные, что кто-то в шесть с половиной созрел и эмоционально, и физиологически, и психологически, и готов к учебной деятельности. А есть дети семи с лишним лет, которые категорически не готовы учиться, потому что просто не созрели для этого. 

Я рекомендую родителям, которые хотят рано отправить ребенка в школу, проконсультироваться с психологом и заручиться его поддержкой, получить психолого-педагогическое заключение о готовности к учебе. Конечно, часто такие комиссии проходят формально. 

Но родителям стоит понимать, что, отправляя незрелого и неготового ребенка в школу, они обрекают его на сложности. Обучение будет даваться ему тяжело, сложнее, чем всем тем, кто эмоционально, психологически и физиологически уже созрел. В этом смысле ответственность за успехи ребенка в большей степени лежит на родителях, которые принимают окончательное решение.

Фото: freepik.com и из личных архивов учителей

Поскольку вы здесь...
У нас есть небольшая просьба. Эту историю удалось рассказать благодаря поддержке читателей. Даже самое небольшое ежемесячное пожертвование помогает работать редакции и создавать важные материалы для людей.
Сейчас ваша помощь нужна как никогда.
Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.