Оля родилась 51 сантиметр, а ее опухоль – 11. Пока ждали очередь на операцию, время было упущено

|
После удаления огромной врожденной опухоли спинного мозга у Оли полностью парализованы ноги. Все 9 лет своей жизни она находится в инвалидном кресле. Но коляски, которые выдаются от государства бесплатно, неудобные и тяжелые. Чтобы у Оли появилась специально оборудованная коляска, в которой ей будет удобно сидеть и передвигаться, нужно собрать 339 250 рублей. У родителей Оли нет таких денег.

«Мам, когда же я буду ходить?»

Звенит звонок на перемену, и из класса вылетают второклашки. Шум, гам, смех. Оля вылетает вместе со всеми. Она что-то весело обсуждает с одной из девочек и привычно кивает с благодарностью, когда та пропускает Олю вперед. Дело в том, что Оля выезжает из класса на инвалидной коляске. Она не может ходить, нижняя часть ее тела парализована. А так все, как обычно. Обычный класс, обычные дети, шум, смех, беготня.

Мария, мама Оли, говорит, что ее дочка не знала другой жизни, она никогда не ходила, ни единого дня. Поэтому ей чуть легче мириться со своим положением.

– До школы она еще иногда спрашивала: «Мам, когда же я буду ходить?» Теперь уже не спрашивает, смирилась.

– А что вы тогда отвечали?

– «Посмотрим», «Как получится…» – какие-то общие фразы. Уже примерно пять лет назад мы поняли, что все бесполезно, Оля не пойдет никогда. Спинной мозг не восстановится.

Когда Оля родилась, врач записал в метрику классические данные: рост 51 см, вес 3 кг. Маму с новорожденной быстро выписали домой – девочка здоровая, подвижная, весело сучит ножками и ручками и аппетит прекрасный. А через две недели Мария стала замечать, что Оля ручками двигает с прежним задором, а ногами все меньше и меньше. Будто они с каждым днем слабеют. Побежали по врачам, и оказалось, что примерно четвертую часть Олиного тела, тех самых 50-ти сантиметров, занимает огромная опухоль – 11 см по всему позвоночнику.

Оля с мамой

Мария с мужем Алексеем и старшим сыном Артемом жили в то время в Омске. И омские врачи, рассматривая снимки Олиной опухоли, в ужасе махали руками. Мария только и слышала: «Операцию сделать невозможно», «Слишком большая опухоль», «Ребенок не выживет». Тогда она как можно скорее подала Олины документы в Москву, в Центр нейрохирургии им. Бурденко. Там операцию провести согласились, но, пока ждали очередь на квоту, пока оформляли документы, прошло два месяца. Операцию сделали, опухоль удалили, но время было упущено безвозвратно: нервные клетки, сдавленные опухолью спинного мозга, погибли. От груди до пальцев ног Оля оказалась парализована.

Родители не знали, что в другой коляске Оля сможет передвигаться самостоятельно

Конечно, Мария и Алексей еще долго не верили, что их ребенок останется инвалидом навсегда. Массаж, ЛФК, центры реабилитации в Омске, Москве, Кемерово. Отчасти это помогло: Оля научилась переворачиваться, ползать по-пластунски, волоча ноги, пыталась садиться. Но движения в ногах восстановить не смогли.

Потом они смирились. Но, кроме обездвиженности, нижний паралич доставляет и множество других проблем. В 4 года благодаря помощи «Русфонда» Оля поехала в Лондон, где ей убрали вывихи тазобедренных суставов, восстановили работу мышц живота и поясницы, мышц-сгибателей бедра и изготовили специальный корсет. Оля смогла сидеть. Там же, в Лондоне, Оле купили коляску.

Когда они приехали в Англию и Олю привезли в больницу на отечественной коляске, предоставленной по ОМС, удивленные врачи спрашивали: «Как же девочка у вас в ней передвигается?»

Мария так же удивленно отвечала: «Сама передвигается? А разве так можно?» В новой коляске, легкой, маленькой и маневренной, Оля стала кататься самостоятельно и наконец смогла поехать, куда захочется, без сопровождения.

Сегодня Оле 9 лет. Она любит учиться, рисовать, плавать. В Омске Оля даже ходила в бассейн, где с детьми занимался тренер Паралимпийской сборной. Олю очень хвалили, пророчили спортивное будущее. Но ее позвоночник с каждым годом искривлялся все сильнее и сильнее – сколиоз, лордоз, деформации. Пришлось делать срочную операцию – в позвоночник на шурупах вставили специальную металлическую конструкцию. Позвоночник выпрямили, а вот серьезные нагрузки в бассейне запретили – навсегда.

Оля очень переживала. Это был глоток свободы – плавая и соревнуясь, Оля верила в собственные силы, чувствовала себя почти здоровой. Теперь и этого не стало. Но у Оли есть еще одна мечта – самостоятельно ходить в школу и гулять. Та коляска из Лондона сегодня, к сожалению, ей страшно мала.

«Колени выше ушей», – смеется она. Какая уж тут самостоятельность. А отечественные коляски по ОМС все те же – громоздкие, тяжелые, большие, даже в лифт не проходят.

Давайте подарим Оле коляску. Год назад они всей семьей (у Марии и Алексея трое детей) переехали в Москву, снимают квартиру. С деньгами в большой семье тяжело. Давайте подарим Оле свободу!

Фото: Галина Надводнюк

Фонд «Правмир» помогает взрослым и детям, нуждающимся в восстановлении нарушенных или утраченных функций после операций, травм, ДТП, несчастных случаев, инсультов и других заболеваний. Ведь это самое важное в любой сложной ситуации – не сдаваться. Вы можете помочь не только разово, но и подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.

Дорогой читатель!

Поддержи Правмир

руб

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: