Омикрон
Фото: John Minchillo / AP Photo
Фото: John Minchillo / AP Photo
Мы попросили нью-йоркского врача Евгения Пинелиса рассказать о том, что происходит с ковидом у него в больнице — чтобы понимать, какая примерно картина может через некоторое время быть у нас.

Евгений Пинелис

Три категории пациентов

— С ковидом мы видим разные типы пациентов (тут я имею в виду именно тех, кто поступает в больницы, с амбулаторными пациентами я совсем не работаю). 

Есть те, кто болеют ковидной пневмонией. От нее почти ничего не помогает — тоцилизумаб или стероиды, возможно, что-то дают, но эффект их, на мой взгляд, очень скромный. Ситуация сама собой у кого-то улучшается, а у кого-то нет. Мы просто поддерживаем этих пациентов, пока что-то у них внутри (и внутри ковида) не решит, в каком направлении они пойдут. Это самая тяжелая, самая фрустрирующая группа пациентов, так как у нас есть очень мало возможности им помочь.

Вторая группа — это те, у кого ковид вызвал ухудшение хронических проблем. У нас стареющее население, много людей с хроническими заболеваниями легких, сердца и сосудов, почек, эндокринной системы. Ковид, как любая другая вирусная инфекция, тот же грипп или ОРВИ, ухудшает многое из того, что до заболевания было скомпенсировано. 

Третьи — это люди, которые поступают в больницу с различными жалобами, но у них при этом диагностируют ковид, потому что он у многих есть. Связан ли ковид с их основной жалобой — неизвестно и не всегда можно определить. 

Фото: Andrew Kelly / REUTERS

Так вот, в первые волны среди больных с диагностированным ковидом этих ужасных пневмоний в процентном отношении было очень много. Пациенты поступали именно из-за них, ухудшались, несмотря на лечение, их приходилось переводить на ИВЛ, где многим становилось все хуже… В общем было ужасно.  

Сейчас есть ощущение, что баланc сместился в сторону тех, у кого ковид, как правило вызванный омикроном, либо сопутствует и не является причиной основного заболевания, либо стал причиной декомпенсации хронических болезней. 

В больнице заболел весь персонал

Конечно, все равно есть больные с ковидными пневмониями, их чисто статистически не может не быть, учитывая количество заболевших: каждый день бьет рекорды — что в городе, что в штате, что в стране. Когда в городе 100 тысяч человек заболевают даже каким-то банальным риновирусом, то среди них достаточно людей будет ухудшаться и нуждаться в госпитализации. Но все же самых тяжелых пациентов, которые подолгу находятся в больнице, существенно меньше, чем это было с дельтой. Это подтверждается многими исследованиями из Англии или Дании, где волна началась раньше. Время госпитализаций снизилось. 

Кажется, что вакцинация в случае с ковидными пневмониями играет важную роль, ухудшаются в основном непривитые.

Внутри остальных условных двух групп большой разницы между вакцинированными и не вакцинированными я не заметил, но, конечно, требуется более подробный анализ на основе более, чем пары больниц.

Основная проблема в эту волну в том, что массово болеет сам больничный персонал. В первую очередь в приемных отделениях, но также и в обычных отделениях, и в реанимации соотношение медсестер и пациентов сильно изменилось, на одного сотрудника приходится гораздо больше больных. Медсестры из нашей больницы даже выступали по телевизору и говорили, что они не справляются и что, как ни печально, опять не хватает средств индивидуальной защиты. Думаю, дело в том, что омикрон намного более заразен, от него не уберечься. То, что спасало в прошлые волны: маски, дистанция, уменьшение контактов — почти не помогает. 

Фото: John Minchillo / AP Photo

Сразу после Рождества я с семьей уехал в отпуск до 5 января, и за это время заболели очень многие наши знакомые. До сих пор в нашем кругу считалось нормой, хорошим тоном постараться не заболеть самому и не заразить других. Все прививались, тестировались перед любым походом в гости, серьезно относились к маскам — и все равно… В этой ситуации вопрос уже не как защититься, а как создать систему, которая будет продолжать работать, даже если очень многие заболеют. 

У нас в США проблема еще и в том, что люди не берут больничных, потому что не могут позволить себе сидеть дома.

У людей, особенно у работающих в низкооплачиваемой сфере обслуживания, нет дополнительных источников дохода и возможности не работать. Им просто будет не на что жить. 

Было затишье, а потом снова всплеск

Этот вариант вируса бесконечно заразный. Наверное, в среднем он протекает менее тяжело, но я бы очень поостерегся делать окончательные выводы. Везде разное население, разный процент вакцинированных, разный процент переболевших. Где-то больше хронически больных пациентов, где-то меньше. 

В моей больнице на несколько дней наступило ковидное затишье. Стало намного меньше поступающих, не было переполненных приемных отделений. А в последние несколько дней опять все снова переполнено, и снова почти все пациенты поступают из-за ковида или с ним в качестве сопутствующего заболевания. Я не знаю почему. Возможно, очень много народу заболело перед праздниками, потом люди разъехались, а сейчас все вернулись. Такие затишья и всплески случались и раньше, так что я уже опасаюсь делать какие-то выводы. 

Фото: Kyle Green / AP Photo

Сейчас мы свалились с пика на все еще высокое плато: 25 тысяч заболевших на 19 миллионов человек в штате Нью-Йорк — это много. Количество положительных тестов идет вниз, но в больницах все еще достаточно пациентов. Впрочем, больницы всегда запаздывают. По идее, мы должны ожидать какого-то улучшения, но когда ситуация улучшится и насколько — непонятно.  

Что важно знать про омикрон

В идеале надо по-прежнему стараться не заболеть, хотя это стало намного сложнее. Люди, которые религиозно носят маски, стараются уменьшить контакты, вакцинируются и так далее, все равно заболевают, к сожалению. В случае минимальных симптомов сидеть дома несколько дней, стараться никого другого не заразить. 

Сегодня даже банальный насморк и першение в горле может быть ковидом. И обоняние почти ни у кого не теряется. 

Что касается того, защищает ли омикрон от дельты, — с этим сейчас пытаются разобраться. Вроде дельта от омикрона особой защиты не дает, а омикрон от дельты дает небольшую. Несомненно, что заболевают повторно, несомненно, что заболевают вакцинированные. Но какие-то длительные выводы делать рано. Пока не осядет пыль после этих десятков тысяч заболевших ежедневно, сказать точно, насколько вакцина защищает и какая лучше, а какая хуже, невозможно. То же самое по тяжелому течению.

Мое ощущение: если бы такое количество людей заболевало каждый день в марте 2020 года, это было бы ужасно. Сейчас это неприятно, но терпимо. 

Помогите Правмиру
Сейчас, когда закрыто огромное количество СМИ, Правмир продолжает свою работу. Мы работаем, чтобы поддерживать людей, и чтобы знали: ВЫ НЕ ОДНИ.
18 лет Правмир работает для вас и ТОЛЬКО благодаря вам. Все наши тексты, фото и видео созданы только благодаря вашей поддержке.
Поддержите Правмир сейчас, подпишитесь на регулярное пожертвование. 50, 100, 200 рублей - чтобы Правмир продолжался. Мы остаемся. Оставайтесь с нами!
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.