Ежедневное интернет-издание о том, как быть православным сегодня

Об основателе Музея русской иконы, бизнесмене Михаиле Абрамове, погибшем 21 августа, вспоминают деятели искусства.

Он рассказывал об этой уникальной иконе с большим чувством

Наталия Горькова, заместитель директора по экспозиционной и выставочной работе Музей русской иконы.

Наталья Горькова

– Мы, сотрудники музея, понимаем, что осиротели и эта утрата невосполнима, ушел великий человек.
Михаил Юрьевич Абрамов – всегда был полон невероятных светлых идей, которые были связаны с созиданием. Если он за что-то брался, загорался чем-то, то пытался убедить абсолютно всех в том, что нужно обязательно подключаться, поддерживать и популяризировать, он умел заражать своими идеями окружающих. Яркий пример – его любовь к древнерусскому искусству. Он увидел и понял для себя его ценность, а затем уже всячески стал распространять в мир эту идею о том, что древнерусское искусство – это наше достояние, культурные и духовные корни и его надо собирать, изучать и сохранять.
Его опыт создания Музея русской иконы – уникальное, беспрецедентное явление.

Причем все свои начинания, порывы он, не будучи искусствоведом, сверял с экспертным мнением специалистов, которых привлекал к работе. Михаил Юрьевич очень тщательно относился к подбору специалистов, доверял только тем людям, которые действительно могут реализовать его идеи, поддерживают их и обладают квалификацией в области искусства, с ним всегда работали люди – единомышленники и профессионалы очень высокого уровня.

Создавая коллекцию, Михаил Юрьевич обращался к ведущим ученым в области древнерусского искусства – таким, как Лев Исакович Лившиц, Энгелина Сергеевна Смирнова и другим крупным ученым их уровня. Михаил Юрьевич был не только собирателем и создателем прекрасного музея, он также финансировал исследования ученых-специалистов по древнерусскому искусству, издавал их труды.

Спасал иконы от затворничества. Погиб основатель частного Музея русской иконы Михаил Абрамов
Подробнее

Ему был дорог весь музей, безусловно. Но были и какие-то внутренние предпочтения. Например, Михаил Юрьевич очень любил греческую икону Божьей Матери Гликофилуса, написанную критским мастером в поствизантийскую эпоху. Этот образ был ему чем-то лично дорог, он любил проводить экскурсии и именно в греческом зале подробно, с большим личным чувством рассказывал об этой уникальной иконе.

Но в целом его личные предпочтения были связаны именно с древнерусским искусством, искусством XIV-XVI веков. Хотя с большим уважением относился и к более поздней иконе, но для него всегда было очень важно, чтобы у нас в собрании были иконы периода расцвета иконописи на Руси.

Мне кажется, каждый, кто впервые сталкивался с Михаилом Юрьевичем, понимал – это необычайно волевой, сильный человек, который старается сделать так, чтобы всем людям вокруг него было комфортно, удобно, хорошо. На открытии выставок он акцентировал внимание на том, чтобы все гости были довольны и впечатлены событием. Он был гостеприимным человеком широкой души.

Мы понимаем, что музей был личным детищем Михаила Юрьевича и что теперь, наверное, наступают сложные времена. Но весь наш коллектив будет делать все возможное, чтобы сохранить музей, тем более, что он имеет культурный и научный вес, известен, сотрудничает с Третьяковской галереей и Музеем древнерусского искусства имени Андрея Рублева и другими крупными музеями.

Последняя инициатива Михаила Юрьевича – поддержка региональных музеев, проект «Выставка одного шедевра» – когда из регионов привозились малоизвестные шедевры и представлялись на московской площадке – в Музее русской иконы – в сопровождении прекрасного издания, посвященного представленному шедевру. Все это Абрамов полностью финансировал сам.

Музей – невероятный огромный вклад одного человека в популяризацию, сохранение и изучение древнерусского искусства и его обязательно надо сохранить!

Попробуем быть благодарными

Ирина Языкова, искусствовед, специалист по русской иконе

Ирина Языкова. Фото Анны Гальпериной

– Гибель Михаила Юрьевича Абрамова – это ужасная утрата, чисто человеческая, прежде всего. И я выражаю соболезнование его близким, друзьям и коллегам. Кроме того – страшно за судьбу музея, который бесплатно могли посещать все желающие, и в котором работают замечательные сотрудники. Много раз мы проводили там круглые столы и конференции.

Сам создатель музея очень любил свое детище, и был готов поддержать любую инициативу, если она перекликалась с идеей музея, готов был сотрудничать со всеми, кто радеет за древнерусское искусство, церковное искусство, и вообще за культуру.

Он очень ценил профессионализм, он привлек в музей прекрасного искусствоведа Ирину Александровну Шалину, многих других специалистов. И это стремление собрать вокруг себя профессионалов говорит о многом. Абрамов был не просто коллекционером, который за свои деньги покупает какие-то вещи и радуется своей коллекции, он был подлинным меценатом, щедрым человеком, мыслил глубоко, даже глобально, и для него был важен научный подход к музейному делу.

А скольким музеям помог он, выкупая на аукционах вещи, которые много лет назад были из этих музеев украдены. Он эти вещи возвращал их законным хозяевам. Я присутствовала при нескольких таких вручениях провинциальным музеям утраченных когда-то икон.

Деятельность Михаила Абрамова я считаю подвигом, служением культуре, и обидно, что она мало популяризировалась. Его хорошо знали и ценили специалисты, сотрудники музеев, но я не уверена, что широкая публика знает имя Михаила Абрамова, хотя это человек уровня Рябушинских и Щукиных. И это не преувеличение. Я не знаю сегодня меценатов такого уровня в России.

Наверное, Музей русской иконы – это единственный такой долгосрочный проект с перспективой развития. Абрамов не только собрал коллекцию, он отреставрировал для музея здания и разместил там эти иконы, сделав их доступными для всех.

Это человек действительно государственного уровня, а у нас очень мало про него говорили, мало ценили. Я считаю, что наша память и благодарность Михаилу Юрьевичу Абрамову должна выразиться в сохранении музея.

Он не вывозил капиталы за границу

Андрей Анисимов, заслуженный архитектор РФ, академик Академии Архитектурного Наследия, член-корреспондент Международной Академии Архитектуры

Андрей Анисимов. Фото Анна Гальперна

– Первое знакомство с Михаилом Юрьевичем Абрамовым состоялось почти год назад, когда проходила выставка старообрядческих икон из коллекции музея. Но музей я знал и интересовался им и раньше – приходил и на выставки, и на мероприятия, которые там проводились.

Музей – по-настоящему уникальное явление, в наше время так вот добровольно мало кто меценатствует. Он не вывозил капиталы за границу, не скупал бесконечно недвижимость, как это обычно принято, а вкладывал в нашу культуру, в людей. Его музей – бесплатен, доступен для всех и с потрясающими экспозициями.
Причем Михаил Юрьевич, любя и ценя древнерусское искусство, не зацикливался только на нем. Так, в музее очень интересная коллекция эфиопской иконы.

Можно представить себе, сколько это требует не только средств, но самое главное, – того, что называют креативом и большой, светлой и ясной цели в жизни. Сейчас это редкость. Сейчас нужно вызывать людей в высокие кабинеты для того, чтобы им объяснить – нужно что-то оставить в стране.

Как мы помним Третьякова, так, я уверен, все будут помнить и Абрамова. И, мне кажется, что нужно присваивать этому музею его имя, и, понятно, сохранять и развивать этот музей.

Подготовила Оксана Головко

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: