Президент благотворительного фонда «Предание» Владимир Берхин продолжает расследование на тему сбора денег неизвестными под видом благотворительности.

Владимир Берхин. Фото Анны Гальпериной

Прошлый раз я рассказывал историю общения с уличными «волонтёрами», собирающими средства для помощи детскому дому, которые и не волонтёры вовсе, а корыстью мотивированные люди, а «помощь» собирают так, что деньги, в основном, исчезают в карманах организатора сбора.

Теперь же представился случай пообщаться именно с теми, кто нанимает школьников на эту работу и кто забирает у них собранные деньги. Эксперимент начали сотрудники телеканала «Звезда», чей корреспондент нанялся на один день собирать на улицах деньги для фонда «Светлое сердце помощи»,  а вечером попытался позадавать вопросы его директору с включенной камерой.

Разговор не получился: трудовой договор у корреспондента отняли, документы фонда показывать отказались, сообщив, что их нет под рукой.  Корреспондент проявил, кажется, чудеса дипломатического таланта, договорившись назавтра приехать для обстоятельного разговора с демонстрацией документов. Встречу назначили в офисе фонда, а меня позвали на эту встречу в качестве эксперта.  

Офис, кстати, не где-нибудь, а на Раушской набережной, в доме около «Балчуга», через мост от Кремля.  Правда, обжитым помещение не выглядит — два стола, ноутбук и принтер, который, как в дальнейшем оказалось, не работает.  Стены обшарпанные, вешалка для одежды шатается. Полное ощущение, что помещение пустует.

Нас встречают два парня — Игорь и Сергей. На шее золотые цепочки, за накачанными плечами явно неплохой спортивный опыт. Сергей — директор фонда, Игорь — его помощник. Говорят не спеша, повторяя одно и то же по три раза. Мы садимся за стол, ставим камеры и приступаем к разговору.

Сергей и Игорь начинают с того, что не обязаны отвечать на наши вопросы, и вообще проявили исключительно добрую волю, пойдя с нами на контакт. Добрая воля — это хорошо, однако на самом факте контакта она, в общем, заканчивается: ничего конкретного, ничего существенного узнать не удалось.

По словам Сергея, фонд открыт полторы недели как (по документам примерно так и выходит), у него нет даже счёта в банке. Недолгая работа фонда, с точки зрения Сергея, вообще извиняет все странности работы. Несмотря на отсутствие счета и чёткого понимания что и как делать, работа уже началась — нанимают волонтёров и собирают деньги. Волонтёрам платят зарплату (корреспонденту «Звезды» обещали до 40% от собранного), однако признавать их платными промоутерами не хотят. Сама идея, что волонтёр — это тот, кто работает бесплатно, вызывает непонимание: «Где вы таких людей найдёте в кризис?» Вообще, ребята уверены, что привлекая людей за деньги, делают благое дело, упоминают беженцев из Донецка, для которых это чуть ли не единственная возможность заработать.

Документы парни принесли с собой — Устав Фонда и свидетельства о регистрации  в различных органах — Министерстве Юстиции и Налоговой Инспекции. Из них ничего не следует, кроме того, что юридическое лицо «Благотворительный фонд «Светлое сердце помощи» реально существует и его направлением деятельности является помощь детям в трудной жизненной ситуации.

В процессе разговора я, кажется, раз шесть попросил Сергея и Игоря представиться полностью, но они отказались. «Просто Сергей, директор фонда». Их фамилии мы так и не узнали.

Собранные деньги на настоящий момент просто хранятся у Сергея, который выступает единственным гарантом их сохранности. Он единственный вскрывает ящики для пожертвований (которые не опечатываются, а просто закрываются на замочек). Процесс то ли вообще никак не документируется, то ли «документов сейчас нет, они у юриста». Там же, кстати, оказался и вчерашний трудовой договор, по которому нанимали корреспондента «Звезды», что особенно жаль, потому что в нём должна быть указана фамилия представителя фонда.  При этом Сергей специально несколько раз подчеркнул, что он отправил маме некой Ульяны Зайцевой (для помощи которой собираются деньги) и еще одного мальчика — Вани, свои личные деньги. Мысль о том, что его личные деньги и деятельность фонда — вещи разные, ему не показалась очевидной.

776731

Вообще, это, по большому счёту, всё, что удалось узнать у Сергея и Игоря. Кроме этого они рассказали разве о том, что они люди обеспеченные, что раньше Сергей очень много работал и хорошо заработал, а фонд создал потому, что ему нравится помогать детям, и он всё равно будет это делать, несмотря ни на каких журналистов. В какой-то момент он стал требовать у корреспондента документы, причём именно какое-то «удостоверение», а редакционное задание на бланке с подписью руководства телеканала ему показалось недостаточным.  

Ни фамилий наших собеседников, ни данных учредителей фонда, ни стратегии его действий мы не узнали. Вроде бы у фонда делается сайт, вроде бы маме Ульяны Зайцевой отослали образец заявления, вроде бы парни запрашивают у потенциальных подопечных документы. Но всё это — именно вроде бы.

Уже когда мы собрались уходить Сергей опять стал говорить, что отправил деньги — но уже не свои личные, а собранные, хотя двадцать минут назад всё было прямо наоборот.  И со всем, что касалось работы фонда, было примерно так же, кроме самого факта его существования как юридического лица. Строго говоря, никаких гарантий, что встретившие нас парни — именно Сергей и Игорь, и что они вообще имеют к фонду какое-то отношение, у нас нет и предоставить нам его никто не смог. Просто пара накачанных ребят, которые назвали себя директором и его помощником. Собственно, даже их имена могут быть совсем другими.

А когда камера была выключена, Сергей также неторопливо и спокойно сказал корреспонденту «Звезды»: «Повезло тебе, что ты с камерой приехал. Пришёл бы так — отвёл бы тебя в сторонку».

Как и в прошлый раз, я должен сделать оговорку: никто не имеет права назвать человека преступником, если факт его виновности в преступлении не доказан судом.

Фото: zyalt.livejournal.com

Поэтому я просто повторю то, что известно

— фонд нанимает платных промоутеров, но называет их волонтёрами;

— при этом договор между «волонтёром» и фондом изымается у волонтёра и не отдаётся в дальнейшем;

— руководство фонда анонимно, и это не следствие неопытности, а принципиальная позиция;

— собранные наличные деньги контролирует один анонимный человек, который предлагает полностью верить ему исключительно на слово;

— подопечные фонда найдены случайным образом в интернете, оформленные юридические отношения между фондом и подопечными отсутствуют;

Я бы такому фонду денег не жертвовал. И вам не советую.

В процессе общения Сергей и Игорь неоднократно повторяли, что они — начинающие и хотят сделать всё правильно и без ущерба репутации начинающего фонда. Если это действительно так, то скрывать свои фамилии и требовать во всех ситуациях верить себе, анониму, на слово — это худший из возможных вариантов старта.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: