Два года назад в результате ДТП Алина получила тяжелую черепно-мозговую травму и стала инвалидом. Первые полтора года находилась в вегетативном состоянии: не говорила, не двигалась. Благодаря курсам реабилитации начала реагировать на обращенную речь, учится самостоятельно дышать, есть, сидеть в инвалидном кресле. У нее стали двигаться руки и ноги. Реабилитацию нужно продолжать. Алина может вернуться к нормальной жизни.


– Алинка, тебе 12 лет! Пора уже встать с этого инвалидного кресла и пойти на свидание! В туфельках на каблучках! Я обязательно их тебе куплю!

Алина смотрит на маму и пытается улыбнуться.

– А пока нужно заниматься, а то руки-ноги двигаться не будут, – продолжает мама. – Это тяжело и больно, но ты постарайся! Ты очень скоро снова будешь писать, читать, бегать и играть со сверстниками.

Залина видит, что дочь внимательно слушает ее. Только ответить пока не может. «Нам нельзя расслабляться и опускать руки. Только вперед и вперед. Я не сдамся. И Алинка у меня сильная. Справится! Она еще будет и ходить, и говорить! До того, как с ней все произошло, я пообещала ей пуанты купить. Она очень хотела балериной стать. Пока у меня не получается выполнить обещание, но я о нем помню», – говорит Залина.

Алина

«Я посмотрела на нее: голова большая, как тыква. Много крови. Сердце просто сжалось от ужаса»

25 мая 2017 года у Алины был последний учебный день в школе – перед каникулами. Она закончила третий класс и с детским нетерпением ждала, когда она получит обещанные подарки – за хорошую учебу. Положив дневник с годовыми оценками в портфель, отправилась домой. Там ее уже ждала мама. До подъезда оставалось всего несколько шагов, но сделать их Алина не успела. Когда она переходила дорогу к своему дому, из-за поворота неожиданно вылетела черная «лада».

«В тот день мы с Алиной собирались вместе поехать к бабушке, дедушке и дядям в село Старый Черек недалеко от Нальчика. Я ее ждала, ждала. Потом набрала ей на мобильный. Трубку взяли незнакомые люди, сказали, что Алину сбила машина. Я в шоковом состоянии выбежала на улицу, в чем была – штанах, кофте, тапочках. У дома уже стояла скорая. Алинка лежала на каталке. Я посмотрела на нее: голова большая, как тыква. Много крови. Сердце просто сжалось от ужаса, – вспоминает Залина. – Я Алину с детства учила правильно переходить дорогу. Объясняла: если не соблюдать правила, мы друг друга можем больше не увидеть. Она очень этого боялась. Боялась машин. Она знала правила дорожного движения и была очень осторожна!»

Получив тяжелую черепно-мозговую травму, Алина впала в кому. Врачи скорой вызвали для нее реанимобиль. Они понимали, что ребенок в критическом состоянии и счет идет на минуты. На реанимобиле Алину доставили в городскую больницу Нальчика и в экстренном порядке сделали трепанацию черепа – убрали гематому, удалили пораженные участки костей черепа. На пятый день наложили трахеостому (искусственное дыхательное горло).

«Когда я первый раз вошла в реанимацию к дочке, я не могла ни молчать, ни говорить. Отведенные мне врачами 15 минут показались часом. Помню, я сказала Алинке: “Я люблю тебя и буду ждать, когда ты придешь в себя”. Мне хотелось верить, что она меня слышит.

Аппараты, к которым она была подключена, пикали, а дочка не шевелила ни рукой, ни ногой.

И глаза не открывала. На улице перед зданием больницы собралось человек 50 – учителя Алины, ее друзья, родители одноклассников. Они узнали, что случилось, и пришли поддержать нас. Последний звонок для выпускников в школе в тот день отменили», – рассказывает Залина.

Алина с мамой

Три долгих месяца Алина находилась в коме. Ее мама практически жила в холле больницы. Домой убегала на короткое время – чтобы переодеться. Родственники и бывший муж, Алинин папа, поддерживали ее, как могли. В больнице установили посменное дежурство.

Из реанимационного отделения городской больницы Алину перевели в детскую неврологию. Именно там она стала выходить из комы, открыла глаза. «Когда я узнала об этом, подумала: через неделю дочка придет в себя, будет говорить “мама” и “папа”. Не знала, что все будет совсем иначе. Нейрохирург вызвал меня к себе и сказал: “Травма тяжелая. Алина останется “овощем”. Примите ее такой. Долго она не проживет”. Мне было очень тяжело это слышать. Помню, я ответила врачу: “Вы можете только предполагать. Вы не знаете, как будет!” Я собрала все свои силы и настроила себя так: врач – не Всевышний. Сидеть и ждать смертного часа дочери я точно не буду! Буду искать врачей, которые смогут помочь!» – рассказывает Залина.

Залина научилась ухаживать за дочерью сама, но, чтобы восстановиться, Алине нужна профессиональная реабилитация 

Осенью 2017 года в клинике Рошаля в Москве Алине сделали операцию – закрыли дефект черепа титановой пластиной – и провели курс реабилитации. Потом был курс лечения в отделении паллиативной помощи в «Доме ребенка» Нальчика. Домой Алина попала только спустя год после ДТП.

«В паллиативном отделении я многому научилась: как делать санацию, как кормить через специальную трубочку – гастростому. Я могла ухаживать за Алиной сама. Мне только очень тяжело было от того, что совсем недавно дочка бегала, прыгала по дому, болтала, а теперь лежит молча весь день. Помню, одна знакомая меня спросила: “Залина, ты иногда плачешь?”

Я ей ответила: “Я никогда не покажу свои слезы. Я всем улыбаюсь. И Алинке тоже. Она всегда видит улыбающуюся маму”», – говорит Залина.

Она всеми силами старалась вернуть дочку к жизни и вывести ее из вегетативного состояния. Приглашала домой специалистов, которые делали Алине массаж и иглоукалывание – чтобы расслабить мышцы и убрать спастику (скованность мышц рук и ног).

Через полтора года после травмы Алина стала реагировать на звуки, поворачивать голову. А после первых курсов восстановления в ребцентре подарила маме первую улыбку.

Алина на реабилитации

«Я была счастлива. Поняла, что каждый курс реабилитации – это шаг вперед. С Алиной нужно работать. То, что она шевелит руками и ногами, – прогресс. Пока не может держать ложку в руках, не может встать на ноги, но она уже пытается самостоятельно дышать и есть. Глотательный рефлекс у дочки восстановился. Она пытается сидеть в инвалидном кресле. Позвоночник у нее, к счастью, не поврежден», – рассказывает Залина.

Водителем «лады», сбившим Алину, оказался 28-летний мужчина, отец двоих детей. Добиваться наказания для человека, который разрушил жизнь дочери, Залине сейчас некогда – нужно заниматься Алиной. Она знает, что водителя черной «лады» задержали всего на неделю и отпустили, вернув машину. Алину он навестил в больнице только раз. «Видимо, в тот момент стыд проснулся», – говорит Залина.

Алина на реабилитации

Ее самая заветная мечта сейчас – услышать от дочки слово «мама», увидеть, как Алина ходит. Давайте поможем этой мечте сбыться! Если продолжать реабилитацию, Алина сможет полностью восстановиться.

Фонд «Правмир» помогает взрослым и детям, нуждающимся в восстановлении нарушенных или утраченных функций после операций, травм, ДТП, несчастных случаев, инсультов и других заболеваний, пройти реабилитацию. Ведь это самое важное в любой сложной ситуации – не сдаваться. Вы можете помочь не только разово, но и подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей

Вы можете помочь всем подопечным БФ «Правмир» разово или подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.