«Отпуск
Было лето, семья собиралась в отпуск. Девочке резко стало плохо — тошнота, не может ходить. Оказалось — опухоль мозга. Мама так и не отменила тур, только перенесла. Путевка стала символом нормальной жизни, к которой она хотела вернуться. «Правмир» публикует рассказ Ольги Савельевой из сборника «Легче», который недавно вышел в издательстве «Бомбора».

Ольга Савельева

В одном фильме главная героиня — известный в городе полицейский детектив, самостоятельная красивая женщина, которая одна растит сына с аутизмом. 

Муж погиб. Сын уже взрослый. Ну, то есть ему около 20, но при этом жить без сопровождения он не может, потому что живет как бы… в своем мире. Может, например, не понимая, что делает, взять и раздеться на площади или достать бутылку молока и вылить на пол в магазине. 

Однажды парень даже залез в загон к соседским вполне агрессивным рогатым быкам, а сосед, не зная, что он болен, прибежал и кричит: 

— Эй, что ты делаешь? 

Мама влезла за сыном в загон и кричит в ответ соседу: 

— Я сама разберусь! 

И машет, мол, отстаньте. Это было грубо. Вечером она пошла извиняться с баночкой вишневого варенья.

— Понимаете, у моего сына аутизм… 

— Простите, я не знал, — сказал сосед. 

— Да ничего. Как говорит моя мама, просто не повезло… 

Однажды я писала текст в поддержку одной девочки, которая боролась с раком. Ее мама рассказала их историю. И история была очень пронзительная. 

Все было хорошо целых десять лет. Счастливая семья, здоровый ребенок. А потом все сломалось, прямо в один день. Было лето, они собирались в отпуск. Девочке резко стало плохо: тошнота, ходить не может. Врач на скорой сказал страшное: «Похоже на детский инсульт». 

— Господи, так бывает? — ужаснулась мама. 

Они поехали в больницу. Мама закрывала дверь и увидела в комнате чемодан. Он лежал, как бы распахнув пасть: из него торчали платья, купальники, сдутый круг для плавания. Маме очень захотелось, чтобы это недоразумение скорее закончилось, они вернулись домой, собрали чемодан — и на море. 

Детский инсульт не подтвердился. Но нельзя сказать, что это хорошая новость, потому что оказалось нечто еще страшнее: это было новообразование в головном мозге. 

На календаре — суббота. А у них билеты на море в среду. И вот мама рассказывает:

— Я никак не могла воспринять эту информацию. Помню, спрашиваю врачей: «А вы до среды успеете?» Они не понимают, о чем я: «Что успеем? Прооперировать?» А я: «Нет, выписать нас. Нам в отпуск…» 

Потом какой-то врач понял, что мама не в себе, прям встряхнул ее за плечи. Говорит: «Мама, очнитесь. Отпуск отменяется. В понедельник или вторник срочная операция. Вашей дочери распилят черепную коробку и попробуют удалить новообразование. Что будет дальше, зависит от того, доброкачественное там образование или нет. Никто вам сейчас никаких гарантий не даст. Вам остается только молиться. И… отменяйте свои путевки». 

Но мама не могла отменить. Путевка — это будто символ той обычной жизни, в которой в качестве проблем — забытый зонт и прокисший суп. 

А вот эта новая страшная жизнь, где ее бледную, испуганную девочку готовят к операции, берут бесконечное количество анализов — это… сбой в матрице, это… ну, как мама говорит: «Мы не заслуживаем такого, там сверху, в небесной канцелярии, просто напутали». И она все время ждала, что сейчас там разберутся и «вернут нам наш прокисший суп вместо трепанации черепа». 

Мама не отменила тур, а перенесла. На месяц. Потом еще на месяц. Потом еще. Потом еще. 

Операция длилась восемь часов. Новообразование оказалось злокачественным. Потом была лучевая терапия. 33 луча. Потом химия. Восемь циклов по 42 дня. Бесконечные МРТ. Потом получше. Потом похуже. Рецидив. Противорецидивная химия. Трансплантация костного мозга… 

И мама ждала-ждала. Ждала, когда этот ад закончится и начнется обычная жизнь. И они в отпуск поедут. На море. 

А потом в пекле бесконечной борьбы мама вдруг… поняла, что эта борьба — и есть теперь жизнь. Что не надо ее ждать, а надо ее жить.

Да, это совсем не та жизнь, о которой она мечтала, но все равно ее можно жить вполне счастливо. Гулять, целовать дочь, радоваться положительной динамике, праздновать дни без тошноты. Путешествовать — пусть не на море, но на машине — до ближайшего парка, но это тоже немало. Это просто другая жизнь. 

Знаете, в аэропорту Австрии есть табличка: «Извините, но это Австрия, а не Австралия. Если у вас возникли проблемы, нажмите эту кнопку». Я часто представляю человека, который летел в Австралию, туда, где изнурительно жарко и кенгуру, в чемодане у него лежат крем от загара, шорты и путеводитель по Австралии, а прилетел — в Австрию. Он испытывает растерянность, стресс, может, ужас. Какая Австрия? Какие лыжи? Как в ней жить? 

Австрия — это же не плохо, просто вы к ней не готовы… Вы не знаете, что с ней делать, как в ней жить. Но придет время, и вы научитесь.

Найдете путеводитель или прислушаетесь к навигатору, живущему в сердце. 

А в том турагентстве работала женщина, у которой маленький сын погиб от рака. Она знала историю мамы и девочки и очень болела за них. И переносила их тур столько, сколько надо. Как символ надежды. 

Но когда мама девочки пришла и сказала: 

— Уже понятно, что мы не сможем никуда поехать, можно больше не переносить нашу бронь. У нас здесь очень много дел… Нам надо выживать. 

Женщина из турагентства вернула деньги, а бронь не сняла. Сказала: 

— Поедете, когда сможете. Это будет мой вам подарок на выздоровление… 

А в фильме том, где у мамы ребенок с аутизмом, она постоянно находится на грани выбора: уйти с работы и ухаживать за сыном самой или «упечь» его в клинику, которую они там называют «психушкой». И ее партнер по работе в полицейском участке уговаривает ее не жертвовать карьерой, а искать возможности совмещать работу и уход за сыном. 

Потому что вот это мамино «просто не повезло» — это не проклятие, а мнение. И жизнь с особенным ребенком сложнее, но радость в ней острее и ярче. Потому что на контрасте. 

Тут вообще не про везение, а про психологическую резилентность. Это свойство личности: насколько она может преодолевать стрессы и трудные периоды. 

Австрия ничем не хуже Австралии, может, только холоднее. Надо просто научиться в ней жить. Научиться жить эту жизнь, а не ждать ту, что начнется, когда испытание закончится. 

Жизнь не заканчивается, она продолжается: сквозь все невзгоды, сквозняки, сорванные отпуска, ненадутые круги и самолеты, приземлившиеся совсем не там, где мы рассчитывали… 

Просто найти в себе силы. 

Сложно найти в себе силы. 

И научиться просто сложно жить.

Помогите Правмиру
Сейчас, когда закрыто огромное количество СМИ, Правмир продолжает свою работу. Мы работаем, чтобы поддерживать людей, и чтобы знали: ВЫ НЕ ОДНИ.
18 лет Правмир работает для вас и ТОЛЬКО благодаря вам. Все наши тексты, фото и видео созданы только благодаря вашей поддержке.
Поддержите Правмир сейчас, подпишитесь на регулярное пожертвование. 50, 100, 200 рублей - чтобы Правмир продолжался. Мы остаемся. Оставайтесь с нами!
Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.