«Память смертная – это маленький рюкзачок, который всегда с тобой», – игумен Валериан (Головченко)

|

Поводом для этого разговора послужило появление в интернет-пространстве нового сайта «Помни про», на котором пользователи могут заводить страницы, посвященные скончавшимся людям. «Регистрировать» на сайте можно умерших родственников, друзей или знаменитостей.

«Помни про» позиционируется как социальная сеть. На каждой странице есть «стена», где могут оставлять комментарии посетители. Пользователи могут объединяться в «группы» и дарить умершим «подарки» (в списке подарков — сигарета, конфета, свеча и стакан, накрытый куском хлеба). Кроме того, на сайте приводится список похоронных обычаев у разных народов.

Своим мнением об этом проекте мы попросили поделиться игумена Валериана (Головченко), настоятеля храма в честь святых Новомучеников и Исповедников российских (на территории Лукьяновского кладбища):

Человек сегодня оставляет гораздо больше следов на электронных носителях, чем в реальном мире

 

– Современный человек живет в мире высоких технологий, и можно  много рассуждать о том, хорошо это или плохо, полезно или вредно. Тем не менее, факт остается фактом: сегодня человек оставляет о себе гораздо больше следов на электронных носителях, чем в реальном мире. Количество достойных художников, которые создают что-то в электронном виде вполне сопоставимо, а то и гораздо больше тех, кто пишет красками на холсте.  Хорошие писатели могут никогда не печататься, но выкладывать вполне достойные произведения в Интернет-библиотеках. Многие оставляют фотографии, музыку – и такие следы человека в электронном виде также могут многое сказать о нем и его жизни.

Это довольно интересный проект, вопрос в том, в какую сторону он пойдет. Главное, чтобы это не было опошлено до формата «школоло» (простите за такое жаргонное слово, но оно четко определяет тот формат, который, к сожалению, господствует вКонтакте, в Одноклассниках, Фейсбуке).

Также есть риск того, что ресурс может превратиться в интернет-фан-клубы очередных ушедших личностей и стать полем для словесных баталий с поливанием грязью. Поэтому тут нужен взвешенный и объективный подход.

– Случается, например, в семье такая ситуация: умирает дедушка или бабушка. Не станет ли создание страницы памяти на подобном ресурсе выставлением напоказ внутренних переживаний, которые, может быть, следовало бы пройти одному, без посторонних глаз? Не обесценит ли это потерю близкого человека до скорбного статуса на страничке?

– Может быть и так. Однозначного ответа нет. Но представьте молодого человека, у которого умирает бабушка, а он берет и создает страничку ее памяти, выкладывает биографию, фотографии, какие-то свои добрые воспоминания – оставляет след от этого человека больший, чем надгробный холмик с крестиком на кладбище. Более того, в процессе подготовки такой странички, он гораздо ближе соприкоснется с тем, кем действительно был ушедший родственник. И именно в этот момент может возникнуть то чувство, которое мы называем преемственностью поколений. И смерть близкого человека не станет просто обыкновенным эпизодом: принесли-унесли-закопали.

Другое дело, что времена изменились. Изменился и формат нашей жизни: есть общая тенденция ухода человечества в информационное виртуальное пространство. Уже не нужно собирать всех родственников и ехать на заросшую травой могилку: собрались в Интернете, посидели, пообщались перед монитором, каждый послал подарок – конфетку, сигаретку, накрытый хлебушком стаканчик…

Мы все реже смотрим друг другу в глаза, все общение уходит в Интернет. Люди разучились общаться, и я не думаю, что это можно как-то сходу побороть или запретить, сказав: «Ребята, ну что ж вы делаете? Собрались бы, пришли в поминальный день на кладбище». Не поверят, просто не будут этого делать.

В этом случае миссия заключается в том, чтобы каким-то образом если не упорядочить, то хотя бы задавать в этом хороший тон, тогда подобные проекты будут иметь смысл. Вот, казалось бы, возьмем даже церковную среду – жил-был хороший любимый батюшка, который совершал службу на приходе или где-то в монастыре, осталось много фотографий, записанных высказываний, в конце концов, фонограммы службы с его голосом. Все это складывается в какой-то блок или видеоролик, выкладывается на страничке. Пожалуйста, хотите быть очень продвинутыми – укажите GPS-координаты могилки, чтоб не заблудились посетители, сфотографируйте, покажите. Думаю, что если не наполнять это виртуальное пространство каким-то достойным контентом, оно будет все больше наполняться грязью.

Память смертная – это стимул к действию

– А как часто человеку вообще нужно вспоминать о смерти?

– Зачастую, мы сводим память о смерти к некой духовной некрофилии – кладбище, гробы, скелеты. Мнительность развивается: «Ах, я скоро умру»… Да все умрут, в общем-то. Что-то я не видел, чтобы здесь кто-то задержался дольше ста с небольшим лет.

Что человек вкладывает в слова «память смертная», как он об этом помнит? Святые отцы много об этом писали, но, будучи воспитаны в традициях византийской словесности, они облекали это в довольно пышную, иногда вычурную, словесную форму. Нам, порой, трудно это воспринять, разобраться, ведь мы живем в другом мире.

Я считаю, что понимание памяти о смерти должно адаптироваться определенным образом в сознании человека. Мне очень понравилось, что на этот счет говорили самураи: «Путь воина – это путь смерти. Только тот, кто уже простился с жизнью, может одержать победу в бою».

Память смертная – это когда ты прекрасно осознаешь, что твоя земная жизнь не бесконечна. От молодых этого требовать довольно сложно, это понимание приходит где-то к середине жизни, годам к сорока. Для этого не обязательно болеть какими-то болезнями, ты просто понимаешь, что полжизни уже пройдено. И это – объективная реальность. Многие вещи ты уже себе даже не планируешь. Более того, приучаешь себя жить так, чтобы можно было уйти в любой момент, не оглядываясь. Это не означает становиться мрачным букой или похоронить себя заживо, впав в тяжелую депрессию. Это значит просто стараться прожить каждый день так, чтобы в любой момент ты мог закончить свою жизнь, чтобы тебе не было стыдно. А завтрашний день, если он для тебя наступит, попробовать прожить еще достойнее.

Я думаю, что память смертная должна быть не огромной сумкой или штангой тяжеловесной, которую ты периодически поднимаешь. Память смертная – это как маленький рюкзачок, который всегда с тобой.

Вот ты вроде уже себе запланировал, как будешь встречать Новый год, но пьяный мажор на джипе сбил тебя на пешеходном переходе, и все твои планы «чуток изменились». Ты понимаешь, что в любой момент жизнь может закончиться, но это не повергает тебя в уныние. Память смертная – это стимул к действию.

Воспринять то благое, что было в людях рядом с нами

– Сейчас много пожилых людей, у которых есть родственники, дети, внуки, но каждый день они одни, да и телефон звонит все чаще только по праздникам… Что мы теряем, забывая о наших близких?

– Что имеем, не ценим, потеряв – плачем. К сожалению, это свойство человека.

В силу молодости нам кажется, что наши близкие всегда будут рядом. Но вдруг они уходят, и их начинает не хватать. По мере приобретения жизненного опыта, увеличения объема знаний, ты понимаешь, что о многом хотел бы их расспросить. Но такой возможности уже нет.

Если человеку не хватает общения с его ушедшими близкими: ласкового слова, взгляда, возможности вкрутить лампочку или настроить телевизор – это нормально. Но если для него этот уход остается по-прежнему незамеченным, то это уже проблемы с душой.

Будьте внимательны к тем вашим близким, которые сейчас рядом, это очень важно. Потому что, пока мы их не потеряем, мы не ценим их присутствия, оно нам кажется таким обыденным.

И возвращаясь к теме памяти об ушедших, хочу сказать следующее. Лично я, например, чувствую, что у меня остался незавершенный долг: рассказ о двух моих великих дедах с фотоматериалами, отсканированными документами, фронтовой перепиской дедушки и бабушки… Это были великие люди: один всю жизнь трудился и достиг больших высот, другой прошел войну и также достиг многого. Здесь есть о чем рассказать. Да, они не знали что такое компьютер, но у них были свои потрясающие знания и навыки. В конце концов, можно просто попытаться понять этих людей, чем они жили. Это то, чем мы можем обогатить свою душу. Это вбирание опыта поколений.

Воспринять то благое, что было в людях рядом с нами. Наверняка были какие-то жизненные уроки добра, правды, полученные от знакомых, близких, которых уже нет сегодня. Я думаю, все это может стать возможностью свидетельствовать об этих людях, живших в эпоху появления информационных технологий. Если этого не сделать, все информационное пространство будет постепенно заполняться лишь грязью. Но мы можем повлиять на этот процесс – вливая туда что-то благое.

Беседовала Любовь Дубова

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Снос старинных домов приостановлен – как выживает деревянная провинция
Недоверие, как привычный вывих, защищает нас от шок-видео
В Приморье семья вырастила 15 детей – почему приходится переезжать во Владимир

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: