Два года назад Лиза стала инвалидом. Когда она шла на работу, ее сбил мотоциклист, и она получила тяжелую черепно-мозговую травму. Елизавете сделали несколько операций. Надежд, что она выживет, почти не было, но врачи продолжали за нее бороться. После трех курсов реабилитации Лиза пытается удерживать в руке различные предметы, начала произносить первые слова, может назвать даже свой адрес. Специалисты говорят, что ее мозг «просыпается». К сожалению, Лиза пока не может ходить – передвигается в инвалидной коляске. Реабилитацию нужно обязательно продолжать. Шанс, что Лиза сможет восстановиться, есть. Если мы поможем.

Жизнь остановилась в один миг

– Лиза, в каком городе ты живешь? – логопед и Лизина мама Ольга Николаевна замирают в ожидании.

– В Нижнем Новгороде, – не очень четко, но вполне понятно произносит Лиза. Трубочка в горле – трахеостома – не дает ей говорить свободно.

– А какой сейчас год?

– 2017.

– Лиз, а почему 2017? – Ольга Николаевна удивленно смотрит на дочь.

– В этом году ее жизнь «остановилась», – тихо отвечает за Лизу логопед.

7 июня 2017 года в 7.30 утра Лиза, как обычно, шла на работу. До банка, куда она устроилась экономистом, оставалось не больше 100 метров. Лизе всего лишь нужно было перейти дорогу на площади Горького. Машины стояли, для них горел красный свет. И Лиза пошла. Она не заметила мотоциклиста, который несся на большой скорости. Прямо на нее. Очевидцы ДТП видели, как Лиза перелетела через стоящую рядом машину и ударилась головой об асфальт. Слетел с мотоцикла и молодой парень, лет 23-25.

– Мы с мужем были дома. Я собиралась на работу в поликлинику, я работаю в регистратуре. Вдруг звонок из банка:

– Где ваша дочь?

– Как где? На работе! – отвечаю.

– Не пришла.

Мы с мужем были в шоке. Это как удар по голове. Мне 63 года, супругу – под 70. Сами больные. Представляете наше состояние? Лиза – наша единственная дочь. Мы даже не знали, куда звонить – в больницы? в полицию? Тут снова звонок из банка:

– Мы ее нашли! Она в областной больнице, – со слезами вспоминает Ольга Николаевна.

Они с мужем тут же поехали в больницу. Лизу уже прооперировали. Она получила тяжелую черепно-мозговую травму. В голове образовался сгусток крови – гематома, которую врачи пытались убрать через сделанное в черепе отверстие. Шансов, что Лиза выживет, было немного, но она справилась. Несколько дней Лиза провела в реанимации. Потом ее перевели в палату. Дышала с помощью специальной трубочки – трахеостомы. Еду, измельченную блендером, ей вводили через другую трубочку – гастростому. Мама все время была рядом с ней: массировала руки, ноги, меняла памперсы, кормила. Лиза всегда чувствовала мамино присутствие: закрывала и открывала глаза, пожимала пальцами рук.

Судами заниматься некогда

Когда у нее произошло воспаление оболочек головного и спинного мозга (менингит), ее снова отвезли в реанимацию. И снова врачи не могли сделать никаких прогнозов, снова она была между жизнью и смертью. Но Лиза справилась и на этот раз. Пять месяцев провела она в областной больнице, потом ее перевели в Приволжский медицинский центр. Воспаление в головном мозге не проходило. Врачи искали причину. Сделали шунтирование. Через отверстие в черепной коробке ввели шунт, чтобы излишек спинномозговой жидкости из головного мозга выходил в брюшную полость.

Несколько месяцев спустя в Москве, в НМИЦ нейрохирургии имени Бурденко Лизе закрыли дефект черепа титановой пластиной. А потом провели магнитную стимуляцию головного мозга.

– Лизе надевали на голову специальную шапочку с проводками для регистрации электрической активности мозга. На компьютере появлялось изображение. Врач просил Лизу сосчитать до 10.

Помню, сидит она в кресле, будто спит. И тут врач мне говорит: «Да, она у вас считает!»

Потом стали прокручивать разную музыку. Лиза особенно реагировала на классическую. На те композиции, которые она действительно любила до того, как с ней случилась беда, представляете? После этой стимуляции у Лизы начались заметные улучшения. Только она стала совсем седая. А ведь была натуральная блондинка, – рассказывает Ольга Николаевна.

Лиза прошла три курса реабилитации в специализированных центрах. И уже есть первые успехи: она начала шевелить правой рукой, держать в ней разные предметы. Ей разрешили есть не только протертую еду, но и более грубую пищу, например овсяную и рисовую каши. Но главное – Лиза начала говорить отдельные слова и даже короткие фразы. Первое произнесенное ею после ДТП слово было «мама».

– У нее очень серьезные подвижки. От радости слов нет. Мы с мужем постоянно молимся. Лиза-то у нас сильно верующая. Она в церковь ходила, все посты соблюдала. С семьей только у нее не сложилось. Папа у нас очень положительный – образец, идеал. Без памяти Лизу любит. Вот и мужа она хотела такого – чтобы на руках носил. Может, встретит еще. А сейчас нам бы ноги-руки ей разработать, от памперсов уйти. А когда уберут трахеостому, Лиза станет лучше разговаривать. Главное – упорно тренироваться. А судами заниматься некогда. Мальчик, который Лизу сбил, первое время приходил в больницу, а потом пропал, – вздыхает Ольга Николаевна.

Лизе важно продолжать реабилитацию, но оплатить ее родители не смогут.

Фонд «Правмир» помогает взрослым и детям, нуждающимся в восстановлении нарушенных или утраченных функций после операций, травм, ДТП, несчастных случаев, инсультов и других заболеваний, пройти реабилитацию. Ведь это самое важное в любой сложной ситуации – не сдаваться. Вы можете помочь не только разово, но и подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.

Вы можете помочь всем подопечным БФ «Правмир» разово или подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: