Очень сложно выбрать какую-нибудь одну, самую памятную Пасху. Ведь каждый год мы встречаем одно и то же Воскресение Одного на все времена Христа. Но воспоминания все-таки разнятся. Своим самым ярким пасхальным воспоминанием хочу поделиться.

Наверное, каждый православный человек когда-то мечтал встретить Пасху в Иерусалиме. Я не исключение. В 2003 году мы впервые поехали во Святой Град на Страстную седмицу.

Кульминация Святых дней в Иерусалимской Церкви приходится на Великую субботу. После схождения Благодатного огня по улицам бредут сотни счастливых людей с зажженными свечами, отовсюду звучат поздравления с Пасхой на разных языках… Описывать эту атмосферу бессмысленно, она хорошо известна всем, кто даже не был в Иерусалиме, а хотя бы что-то читал о нем.

Фото Михаила Моисеева

Фото Михаила Моисеева

Благодатный Огонь, как известно, получают примерно до часу дня. Собственно, служба Благодатного Огня — литания — плавно перетекает в вечерню и Литургию Великой субботы. Но паломники этого уже не видят — сразу по получении заветного огонька они уходят из храма, подгоняемые полицией во избежание давки.

До 2003 года многие верующие оставались в храме Гроба Господня с вечера пятницы. Но с каждым годом паломников становится все больше, храм в размерах не увеличивается, число традиционных межконфессиональных (и, реже, межнациональных) драк не уменьшается. В общем, в тот год израильская полиция получила приказ из министерства по делам религий — на ночь не оставлять никого.

Паломники — люди иррациональные. Кто-то пытался спрятаться. Таковых находили и выводили. Кто-то просто хаотично метался по храму. Таковых отлавливали и тоже выводили.

А кто-то пытался найти своих, затерявшихся в прочей толпе. Среди этой группы оказался и я с дочерьми. И нас тоже вывела за ворота храма полиция.

(Свои, между прочим, оказались разумными людьми и ушли спать, как только стало ясно, что ночевать в храме не разрешат никому. Мы встретились уже днем в субботу.)

Итак, мы стояли на улице святой Елены возле запертых ворот храма. Улица святой Елены — узенький торговый переулочек, метров двадцать в длину. Как на этой территории поместилось столько людей, я до сих пор понять не могу. Нас стояло и сидело, кажется, человек сто. Было как минимум три группы — украинская (из Одессы), румыны и русские. Пять или шесть священников. Человек десять, приехавших самостоятельно — к удивлению своему, среди них я узнал певицу Валентину Толкунову, ныне покойную. Заслуженная артистка скромно стояла среди паломников — стало ясно, что это именно она, только когда она запела…

Идея петь пришла в голову украинской монахине.

-Отцы, братья и сестры, мы с вами целую ночь проведем возле величайшей святыни православного мира — у храма Гроба Господня! Давайте отслужим благодарственный молебен!

Это было очень странное предложение, на первый взгляд. На улице Христианский квартал (собственно, между ней и двором храма и зажат переулок святой Елены) стояли полиция и военные — было очевидно, что долго сидеть нам не дадут и чуть позже оттеснят еще дальше (так и случилось: еще через несколько часов нас отодвинули в Христианский квартал и перемещали за ночь и утро несколько раз), нам предстоит крайне дискомфортная бессонная ночь, в результате которой совершенно не факт, что мы попадем в храм и увидим схождение Благодатного Огня, о котором так много слышали. За что благодарить-то?

Но паломники, повторяю, люди иррациональные.

И священники начали совершать молебен.

Если обычно у православного Иерусалима Пасха начинается днем в Великую Субботу, то у нас она началась еще ночью. Израильские военные и полицейские притихли, вслушиваясь в слова христианских молитв. «О богохранимой стране сей, властех и воинстве ея — Господу помолимся», — возглашал священник, а мы отвечали: «Господи, помилуй!». И наши бывшие соотечественники из числа воинства богохранимой страны сей украдкой вытирали глаза.

У нас же вскоре пропало различие между русскоязычными и всеми остальными. Для коммуникации с румынами и случайно затесавшимися европейцами хватало интернационального «Христос Анести» («Христос Воскресе» по-гречески)…

Ночь, действительно, оказалась бессонной — израильтяне в форме, не зная, куда пристроить толпу паломников, гоняли нас по улицам, как пастухи нерадивое стадо. Правда, надо отдать им должное — гоняли без живодерства: всех задыхающихся в давке старались вытаскивать за ограждения, на свободное пространство. Пострадавших не было.

Фото Михаила Моисеева

Фото Михаила Моисеева

В храм мы прошли только около одиннадцати утра. Встали в совершенно неудобном месте, с которого был виден только купол Кувуклии Гроба Господня. Все эти неудобства не значили абсолютно ничего — Пасха уже шла, сомнений не было. То тут, то там вспыхивали лампадки (иногда схождение Огня видно очень хорошо — в тот год было именно так). Но первый Пасхальный Огонь сошел в наши сердца еще ночью.

 

Помогите Правмиру
Сейчас, когда закрыто огромное количество СМИ, Правмир продолжает свою работу. Мы работаем, чтобы поддерживать людей, и чтобы знали: ВЫ НЕ ОДНИ.
18 лет Правмир работает для вас и ТОЛЬКО благодаря вам. Все наши тексты, фото и видео созданы только благодаря вашей поддержке.
Поддержите Правмир сейчас, подпишитесь на регулярное пожертвование. 50, 100, 200 рублей - чтобы Правмир продолжался. Мы остаемся. Оставайтесь с нами!
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.