Февраль 2014
Перейти в календарь →
Ждём Вас!
18
октября
в 19:00

Путешествие по Бразилии

55 лет назад Солоухин писал в своих «Владимирских просёлках»: «Путешествия потеряли бы половину своего смысла, если бы о них нельзя было рассказывать» (Роман-газета, № 6, 1958). С развитием интернета вновь стал популярен этот жанр «записок путешественника». С классиком жанра нам не равняться, но всё же отправляясь впервые в жизни в Южную Америку, я решил делать в пути небольшие заметки.

2 июня, 10.50, лиссабонский аэропорт. Совершив раньше обычного воскресную литургию, помолившись и причастившись с лиссабонской общиной, стремглав — в аэропорт. Опасения опоздать на самолёт оказались напрасными: Пётр-молдаванин весьма скоро добросил на своём микроавтобусе прямо к зданию аэровокзала.

11.20, в самолёте. Через 5 мин взлетаем.

11.40, в самолёте. Исчез за окном иллюминатора залитый солнцем Лиссабон, исчезла Алмада, исчез, наконец, мыс Эшписел и береговая линия с точками сетубальских рыбацких лодок. Впереди — 8 с лишним часов полёта над океаном, над вторым по величине океаном нашей планеты. Кстати, обратно нам предстоит возвращаться как раз в международный день Океанов.

Ну, а сегодня курс — на юго-запад от Европы, к берегам Баии, куда в 1500 году после месяцев скитаний по Атлантике впервые пристало европейское судно, стопы европейских мореходов впервые коснулись Южной Америки. Этими открывшими Бразилию европейцами были Педру Алвареш Кабрал и его отважные спутники. Их корабль причалил к берегу в Порту-Сегуру, чуть южней Салвадора. Пробыв здесь почти год, они отправились на юго-восток — к Мысу Доброй Надежды: их путь лежал в Индию, Южная Америка их тогда не очень-то заинтересовала…

Ну, а потом начался процесс колонизации, и на долгие века эти обширные, занимающие чуть не половину Южной Америки территории стали португальскими (Бразилия занимает 47% южноамериканской территории и граничит со всеми странами континента, кроме Чили). Недалеко от места высадки Кабрала был построен первый форт и город, получивший название Салвадор, Спаситель. Спасск, в общем. Сегодня Салвадор со своим двухмиллионным населением — столица штата Баия.

В 1783 году колониальная администрация переместилась в Риу-де-Жанейру. А в 1825 году Бразилия стала независимой. Нынешней столицей является построенный в глубине страны город Бразилиа. Этакий аналог казахстанского Целинограда — столицы, перенесённой во внутренние слаборазвитые районы страны. Такое сознательное перенесение преследует и в Бразилии, и в Казахстане одну и ту же цель — придать динамизм экономике окраин.

Нам предстоит побывать как в Салвадоре, так и в Бразилии. Риу мы не включили в план поездки, этот измученный туристами город останется вне нашего внимания. Зато после Салвадора нас ждёт Сан-Паулу, Порту-Алегри и всемирно известная жемчужина южноамериканской природы — водопады реки Игауасу. Нас — это меня и моего спутника игумена Петра (Прутяну), известного в Молдове и Румынии учёного-литургиста, проживающего второй год в Португалии и пишущего у нас очередную книгу по литургике.

Третий участник поездки, отец Иоанн, настоятель прихода в Фару, в последний момент отказался лететь. Точнее он полетел, только не в Бразилию, а в противоположном направлении — в родную ему Молдову. Ну, а нас с о. Петром через несколько часов полёта будут поливать тропические дожди Баии, а затем греть прохладное зимнее солнце штата Риу-Гранди. Таков на ближайшие дни прогноз южнобразильской погоды. После португальского лета — бразильская зима. Передают, что вчера в горных районах штата Санта-Катарина выпал снег. Увидеть июньский бразильский снег, чем не экзотика?

13.30 (в Лиссабоне — 15.30), в самолёте. Пролетели над африканским побережьем, над Дакаром. Когда-то отсюда, из Сенегала (о. Gorée) отправлялись к бразильским сахарным плантациям корабли с рабами. Потомками тех рабов и населен восток и северо-восток Бразилии. Говорят, Салвадор — чёрный город. По пассажирам самолёта этого не скажешь: почти все белые, на 260 человек — лишь несколько мулатов.

14.15 (в Лиссабоне — 17.15), в самолёте. Экватор. Впервые в жизни его пересекаю. Под крылом — только вода без конца и края.

3 июня, 6.30, Салвадор. Вчера из аэропорта до города добирались больше часа. Автобус долго петлял по каким-то не то фавелам, не то просто трущобам. Билет до города стоил меньше трёх реалов (1 евро = 2,8 реала). Пока ехали, резко стемнело, в 6 вечера было уже темно. За окнами автобуса вдоль тротуаров — кафешки и рынки, самба, салса и босса-нова.

Город действительно оказался чёрным или, скорее, тёмно-коричневым: в мулатах больше негроидного, чем европеоидного. Светлых мулатов почти нет, а белые — только редкие туристы. Впрочем, нет и чистых негров. Баия — край тёмных мулатов. Многочисленные рабы тростниковых плантаций (рабство в Бразилии официально отменили лишь в 1888 году) смешались со своими рабовладельцами, а так как рабов и рабынь было гораздо больше, то и в поколениях потомков от смешанных браков негроидный элемент стал доминировать над европеоидным.

Жительницы Салвадора

Жительницы Салвадора

Дородные мулатки в нарядах «рабыни Изауры» повсюду торгуют какими-то сладостями и баночками с пивом и гуараной — местным безалкогольным напитком, по вкусу напоминающим лимонад «Буратино».

Автобус доставил нас прямо в центр, к Соборной площади (Praça da Sé). Побродив полчаса по центральным площадям города, в одном из переулков близ величественной церкви святого Франциска нашли дешёвую гостиницу, зато с душем. В ней и решили остановиться. Вода в душе, конечно, только холодная. Верней, нормальная, комнатной температуры. Да горячая здесь и не нужна: жарко и очень влажно.

Бросив рюкзаки и сумки в гостинице, вышли на небольшую прогулку. Все местные прогуливаются, веселятся и танцуют, повсюду играют живые ансамбли, в основном звучит самба. Площади утыканы столиками и уличными лотками с напитками. Бродит множество наркоманов, алкоголиков и попрошаек. Они не агрессивны, да и полиции много, на каждой площади по наряду, а то и по два. Полицейские, тоже мулаты, вооружены автоматическими винтовками и пистолетами, все в бронежилетах. И тоже пританцовывают.

Прогулявшись, доползаем до гостиницы и отбиваемся: четырёхчасовая разница с Лиссабоном.

На рассвете, около 6 утра разбудил сильный тропический ливень, брызги которого влетали и в открытое окошко, а вместе с ними какие-то мелкие насекомые. Через 20 минут дождь кончился. Пора вставать и идти изучать город. Bom dia, Salvador!

Атлантический океан в Баие

Атлантический океан в Баие

Позавтракав папайей и кофе, сели в автобус и отправились на океан. Песчаный пляж Praia da Barra, теплейшая вода и почти нет волн. Окунаемся пару раз, возвращаемся в гостиницу, надеваем подрясники и вновь отправляемся в город, на сей раз пешком. Сегодня понедельник, и город живёт своей будничной жизнью, которая, впрочем, мало чем отличается от вчерашней праздничной, разве что больше машин на дорогах. Но на площадях и тротуарах всё так же звучит самба и салса, всё так же повсюду угощают прохладной кокосовой водой.

Повсюду передвижные тележки с кофе, сделанные в виде игрушечных грузовиков, в кузовах которых — пластиковые стаканчики, термосы с кофе и сладостями. У каждого такого «грузовика» — свой хозяин, который утром спешит к автобусным остановкам, а днём просто стоит на оживлённых улицах, предлагая прохожим стаканчик этого бодрящего напитка. Говорят, такой традиции за пределами Баии нет больше нигде в Бразилии.

Наша первая цель — бенедиктинский монастырь (Convento do São Bento), старейшая обитель не только в Бразилии, но и во всём Новом Свете, в обеих Америках. По пути заглядываем в старейшую церковь Бразилии, посвящённую Богородице.

И вот мы у бенедиктинцев. Только вошли в открытую для всех церковь, как началась полуденная молитва, что-то вроде нашего шестого часа. Недолгая, минут на двадцать. Монахи и новиции заняли седалища в алтаре, пропели антифонно несколько псалмов, прочли отрывок из Апостола и стали расходиться через боковую дверь, из храма внутрь монастыря.

Повернулись было и мы с о. Петром, думая выйти на улицу. Но последний из уходящих монахов подошёл к нам, поприветствовал и предложил разделить с ними трапезу. С радостью соглашаемся, проходим вместе с монахами в их трапезную. Всё просто и вкусно: курьи ножки, фрукты, сок гуавы, кофе. Без хлеба. Затем некоторые из монахов приглашают нас ознакомиться с монастырём и его богатой, второй по величине в Бразилии, библиотекой.

В Салвадоре у бенедиктинцев

В Салвадоре у бенедиктинцев

По всему видно, им самим интересно пообщаться с православными. О православной традиции они кое-что знают из книг и документальных фильмов, а с живыми православными общаться им, жителям Баии, приходится не часто: в отличие от Южной Бразилии, здесь православных почти нет. Задают много вопросов о православии.

Их в монастыре тридцать человек, все местные — мулаты, индейцы. Гостеприимство, приветливость, открытость удивили и порадовали нас. Двухчасовое общение с ними мы приняли как подарок от Бога. Попрощавшись, выходим из тихой обители на шумную улицу. Народ торгует всем, чем придётся, по деревьям прыгают макаки, влажно и жарко.

Вечером, гуляя по городу, посетили площадь Pelourinho, где когда-то жестоко наказывали рабов. Церковь, построенная в позорные времена рабовладения специально для чёрных, оказалась уже закрытой. Побродили по шумным ночным переулкам, послушали музыку, отведали плюшек из фасолевого теста с начинкой из печеных креветок и воротились в гостиницу. Утром покинем радостную и гостеприимную Баию, чтоб отправиться на юг, в Сан-Паулу.

Несколько раз, увидев наши необычные подрясники и кресты, к нам на улицах Сантьяго подходили местные жители, спрашивали, откуда мы. Узнав, что мы православные священники, просили лишь об одном — чтобы мы их благословили. Как это приятно и радостно!

4 июня, 10.00, аэропорт Салвадора. Стоит отметить, что в Баие вовсе отсутствует расизм. Белые, чёрные, мулаты и метисы живут вместе совершенно мирно, а расовых различий здесь вообще никто не замечает. И ещё, не видно ни малейшего проявления злобы или раздражительности. Не видно ни одного угрюмого улица, все люди — радостны, приветливы и доброжелательны.

22.15, São Paulo, в поезде метро. Из Салвадора до Сан-Паулу — всего два с небольшим часа лёту. Когда заходили на посадку, взору предстал город без конца и края, море высоких домов от горизонта до горизонта: Сан-Паулу — самый большой город южного полушария и один из самых населённых городов мира. Автобусом добрались до города. У нас несколько часов на знакомство с ним.

О. Пётр предложил посетить музей португальского языка. Почему бы нет? Мы ведь в самом большом из португалоговорящих городов мира. Добрались на метро до музея. Замечательный и, видимо, уникальный музей с интерактивной экспозицией и различными видеопрезентациями, рассказывающими о происхождении, развитии и распространении этого великого языка.

Осмотрев музей, отправились к кафедральному собору, самому большому в Бразилии. Это огромное псевдоготическое сооружение оказалось закрытым. На ступенях собора и вокруг него сидят, лежат и бродят десятки, если не сотни бездомных. «Эй, дай хоть один реал», — несётся нам со всех сторон. От собора пошли пешком к проспекту Paulista, главной артерии города, утыканной с обеих сторон небоскрёбами, самыми высокими в Южной Америке.

В Сан-Паулу вообще много самого-самого: самый большой аэропорт, самый большой автовокзал (три с лишним тысячи направлений автобусных маршрутов) и т. п. Прогулявшись и по пути отведав жареной рыбы в какой-то забегаловке, отправились на автовокзал. В полночь выедем ночным автобусом в Куритибу, где в 6 утра нас будет встречать о. Анатолий, настоятель прихода в Порту-Алегри.

5 июня, 05.45, Curitiba, столица штата Paraná. Приехали в Куритибу на 20 мин раньше, чем указано в расписании. За шесть часов ночной езды отлично выспались: автобусы в Бразилии несравненно комфортабельней европейских. Сидим на автовокзале, ждём о. Анатолия. Дальше путешествовать по Бразилии будет втроём.

23.50, Foz do Iguaçu. Весь день на колёсах. Исколесили весь штат Парана! О. Анатолий пришёл на автостанцию в 7 утра и сразу же повёз нас на своей машине в Фос-ду-Игаусу, 600 км на восток. Доехав до Ортигуэйры, мы вдруг обнаружили, что уже километров сто едем не совсем в верном направлении. Решаем ехать, как едем (не напрямик, а через г. Маринга).

Крюк получился значительный — вместо шестисот километров пришлось преодолеть 800. Восприняли это без уныния, как бонус. Вдоволь насладились прекрасными видами штата Парана. Поля и перелески, чем-то напоминающие русскую среднюю полосу. Если б не пальмы и араукарии вместо берёз, как есть средняя полоса. Бескрайние поля, засеянные кукурузой, сменяются пастбищами со стадами коров, изредка мелькнёт хуторок или проскочим небольшой городок.

В Фош-ду-Игуасу прибываем затемно, ищем ночлег, устраиваемся, ужинаем в местном ресторанчике, возвращаемся и готовимся отходить ко сну. Завтра нас ждут знаменитые водопады. Мы у впадения реки Игуасу в реку Парану, на стыке границ трёх стран — Бразилии, Парагвая и Аргентины.

Водопады Игуасу

Водопады Игуасу

6 июня, 13.20, Cataratasdo Iguaçu. Позавтракав в гостинице сыром и папайей, отправились смотреть водопады. По пути подъехали к бразильско-парагвайской границе. О. Анатолий остался в машине, а мы с о. Петром пешком перешли мост Дружбы, перекинутый через Парану, и оказались в Парагвае. Граница с обеих сторон охраняется, но документы, по крайней мере у пешеходов, не спрашивают. Хлебнув в приграничной кафешке парагвайского кофейку (на кофе эта грязноватая жижа была почти не похожа), вернулись к ожидавшему нас о. Анатолию. И — к водопадам!

На реке Игуасу. Слева направо: игумен Пётр (Прутяну), протоиерей Анатолий Топала, благочинный самого большого на земле благочиния, охватывающего всю территорию Бразилии; игумен Арсений (Соколов)

На реке Игуасу. Слева направо: игумен Пётр (Прутяну), протоиерей Анатолий Топала, благочинный самого большого на земле благочиния, охватывающего всю территорию Бразилии; игумен Арсений (Соколов)

Только что закончили осмотр. Ничего более восхитительного мне ещё не доводилось видеть на этой планете. Может, где-то в космосе есть природные явления более потрясающие, но на земле навряд ли. О. Пётр тоже в полном восторге. О. Анатолий более сдержан в своих эмоциях: за два десятка лет жизни в Бразилии он бывал здесь уже не раз. Мокрые с ног до головы от брызг водопадов, в глубоком благоговении перед Всевышним Творцом этого чуда, возвращаемся по лесной дороге к автомобилю. «Дивна дела Твоя, Господи, вся премудростию сотворил еси!».

Водопады Игуасу

Водопады Игуасу

22.30, Oberá (Argentina). По предложению о. Анатолия поехали по аргентинской стороне. Как ни быстро гнал машину о. Анатолий, на паром в Порту-Мауа, связывающий аргентинский и бразильский берега Параны, мы не успели: последний паром отчалил в 17.30. Что делать? Едем по лесным дорогам, любуемся экстремальной простотой жизни индейцев племени гуарани: деревянные лачуги, скромные деревянные церквушки, мотоциклы-драндулеты…

К 7 вечера приезжаем в небольшой городок Oberá. Находим дешёвую гостиницу, бросаем вещи и идём знакомиться с городом. Зашли в церковь св. Антония, псевдоготическое сооружение с высоким шпилем колокольни. Шла вечерняя месса. Удивительно, в будний вечер большой храм был полон. И не зеваками, а по всему видно — местными жителями. Интересно, так повсюду в Аргентине, или только здесь, в провинции Мисьонес, где мы сейчас находимся?

Рано утром начнём продвигаться к бразильской границе.

Имеется в Обере и православная церковь, причём Московского Патриархата. Настоятеля, индейца иеромонаха Варфоломея не оказалось в городе, поэтому в храм мы не попали.

7 июня, 8.00, Panambí. 40 км от Оберы, и на рассвете мы на реке Уругвай, служащей границей между Аргентиной и Бразилией. Завтракаем в деревушке Панамби. По улицам деревни бродят коровы, индюки, собаки. Хозяйка домашнего кафе предлагает нам не только кофе, но и мате. Замечательный бодрящий напиток, пьём его из высушенных тыкв через специальные металлические трубки.

Житель деревни Панамби, Аргентина

Житель деревни Панамби, Аргентина

10.00, Бразилия, штат Риу-Гранди. Переправились на пароме на бразильский берег. Подъезжаем к городку Санта-Роза. Сначала дорога была грунтовой, теперь — с асфальтовым покрытием. Пасторальные виды с крестьянами, стадами, огородами и полями с чайными, кукурузными посадками и плантациями мате сменились более-менее урбанизированными посёлками: подъезжаем к Санта-Розе.

Санта-Роза. Русская Бразилия

Санта-Роза. Русская Бразилия

8 июня, 06.00, аэропорт Порту-Алегри. В Санта-Розе — ещё один приход Московского Патриархата. Храм, как и в аргентинской Обере, оказался закрыт: настоятель в отпуске в России. Нарвав карамболы с дерева, растущего во дворе храма, весь день едем на восток, столице штата Риу-Гранди городу Порту-Алегри. Въезжаем в город уже после захода солнца. О. Анатолий показывает нам храм преп. Сергия Радонежского, построенный в 50-е годы прошлого века русскими эмигрантами, затем — небольшая экскурсия по ночному городу, возвращение в приходской дом, ужин и лёгкий 4-часовой сон.

И вот мы в аэропорту. Погода нелётная: туман. Ответственные работники обнадёживают нас, что после 9 утра взлёты будут разрешены. Сидим, сушим вёсла. Увидим ли мы сегодня столицу Федеративной Республики Бразилия?

17.00, в самолёте. Вылетели из Порту-Алегри с четырёхчасовым опозданием, поэтому времени на осмотр г. Бразилиа почти не осталось. Пришлось нанять таксиста и совершить хотя бы беглый осмотр центра бразильской столицы. Приятно поразила простота и открытость президентского дворца, зданий сената, парламента, верховного суда и министерств. Последние расположены в обычных 10-этажных домах, расставленных по обеим сторонам проспекта.

И вот мы опять в самолёте. Расчётное время прибытия в Лиссабон -5.40 завтрашнего утра. За окном вечереет, внизу — зелёные поля штата Гойяс. Прощай, Бразилия!

Эта страна подобна слону из притчи о трех слепцах, каждый из которых прикоснулся к какой-то одной части животного, кто к ноге, кто к хвосту, кто к хоботу. И у каждого сложилось своё представление о слоне. В этой поездке мы прикоснулись лишь к некоторым, очень незначительным частям великой Бразилии, и наши впечатления от этих беглых касаний не могут не быть поверхностными и субъективными.

Самое сильное из них — не размеры Сан-Паулу, не тропическая жара Баии, и даже не красоты Игуасу, а люди. Бразилию населяют весёлые и открытые люди, простые в общении, радушные и гостеприимные. Почти все они — христиане, не мыслящие себя без веры и Церкви. Европа перестает быть христианской, а Южная Америка остается таковой. Видимо, будущее христианства — там, в Южной Америке.

Игумен Арсений (Соколов),

Бразилия — Португалия, июнь 2013

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Соучредитель фонда «Подари жизнь», актриса - в интервью Правмиру
«Вы знаете, мы каждый вечер ложимся спать, и я ему говорю: «Я тебя люблю», а он…

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: