Ежедневное интернет-издание о том, как быть православным сегодня
Есть священники известные, а есть те, о существовании которых даже забывают. Есть яркие проповедники, а есть скромные на слово. Есть городские, а есть простые сельские. Есть активно присутствующие в социальных сетях, а есть те, у которых даже телефонная связь еле-еле ловит. Есть живущие на юге, а есть на далеком-далеком севере. До священника Евгения Райкова дозвониться сложно, об инстаграме речи вообще нет, и живет он в поселке Хонуу, Момского улуса, в Якутии.

Чтобы создать приход, мы стали искать верующих

Родился я в Забайкалье, откуда наши родители за романтикой и лучшей долей переехали в Якутию. Вся жизнь с раннего детства прошла здесь. Мой приход к вере, к сожалению, не был простым. Хотя душой чувствовал присутствие высшей и доброй силы, а в трудные моменты всегда каким-то образом приходила помощь, понятия о Боге были отстраненными. Видимо, поиск смысла жизни был недостаточно решительным, поэтому к вере приходил через ошибки и потери.

И лишь когда в жизни произошел глубокий кризис, обратился я к Нему за помощью, и Господь более чем реально ответил. Все в жизни стало на свои места и обрело смысл. Как хлеб для голодного, таким стало для меня ненасытное чтение Евангелия и всего, что касалось православной веры.

После крещения всей семьей я обратился в письме к епископу Герману с предложением реконструкции здания церкви бывшего тогда музея. На что он ответил, что сначала нужно организовать приход.

Так получилось, что я долго не решался стать священником. Слишком это была для меня недостижимая высота, но находились люди, которые поощряли, ожидая от меня этого решения. Да и сам понимал: как страшно должно быть человеку в главный для него день остаться без помощи свыше.

Я думал, что приложу все усилия для устройства церкви, а Господь направит к нам иеромонаха, которому буду помогать. Но все сложилось иначе. Чтобы создать приход, мы стали искать верующих, узнавать, есть ли крещеные. Многие отказывались войти в состав общины.

Тогда пришло решение: Господь говорит в Евангелии: где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них. Поэтому для образования прихода собраны были формально 10 человек. Потом состав, конечно, изменился. А старостой, кроме меня, выбрать больше было некого.

Впереди было самое интересное: восстановление храма. Нам передали здание церкви, которое послужило в разное время и школой, и амбулаторией, а в последнее время здесь размещался музей. Здание нам досталось в ветхом состоянии, в которое оно пришло за 150 лет.

Я всегда осознавал, что живу не так, как следовало бы. Был поиск верного пути, но часто не там, где его следовало искать. Понимал: Бог есть, но считал Его недоступным для нас. Потом пришло осознание того, что Бог и дьявол более, чем реальность. Господь близок нам и всему, что с нами происходит, Ему не безразлично. С Ним можно общаться, и Он нам отвечает реальным действием. Вкусивший сладкое не променяет его на горькое, на то, что не имеет истинного смысла. Теперь я стал искать, как исполнить обещанное: построить храм.

Порой воевал с ветряными мельницами

К нам стали приезжать миссионеры. И было даже как-то стыдно, когда они, еще очень молодые, преодолевая все неудобства северных дорог, старались нас научить, жертвовали собой, чтобы нас развеселить и оживить. Но приезжать они могли не более двух раз в год. Поэтому чувствовалась неполнота без главных служб. Были мысли стать священником самому, но, чувствуя свое слабое знание служб и недостоинство, не решался. Казалось, лучше быть дьяконом и помогать приезжающим священникам. Это продолжалось до тех пор, пока в один год священникам не удалось прорваться по нашим дорогам ни разу.

Скоро стало ясно, что напрасно ждать, когда извне появится какая-то подмога. Помог глава поселковой администрации А.В. Андреев. Он с энтузиазмом нашел спонсоров и строителей. Не все давалось просто, наверное, будь у нас посильнее молитва, было бы лучше. Ну уж как есть. Храм совместными усилиями переставили на новый оклад. Но гораздо труднее оказалось восстанавливать наши души, не обошлось без поражений и потерь. К сожалению, здесь на севере не сохранились традиции веры, нет наглядных примеров для подражания. Хотя и появляется здесь искренняя вера и помощь, нужно действовать теми малыми силами, какие есть. Опыта духовного, конечно, было маловато, но я начал действовать, порой совершая промахи, иногда воюя, как Дон Кихот, с мельницами.

Сначала установили на здание один купол, затем второй. Для нас это было событием, церковь приобрела традиционный вид. Но процесс восстановления затянулся. Фундамент (оклад) церкви за 150 лет сгнил, нужно было его полностью заменить. Чтобы проделать эту работу, пришлось строить часовню, в которой можно было бы служить во время ремонта.

Конечно, понимаете, как верующему бывает тяжело жить без живой связи с Богом, без таинств Церкви. Когда появилась возможность на нашей северной земле в нашем храме совершать главную и великую службу Литургии, казалось, что люди проникнутся и прочувствуют высоту и глубину этого служения, будет укрепляться и возрастать община, появится надежда и утешение у людей, особенно пожилых, стоящих на грани перехода. Но опять оказалось, что все не так просто.

По своей воле я бы отсюда не уехал

Вот уже около 20 лет нахожусь на служении Церкви. Часто приходится сталкиваться с равнодушием и обжигаться. Раньше в Якутии, когда вера была на должном месте, большинство людей имели определенное понятие о духовном устроении и смысле жизни. После революции, наверное, две трети населения поверили в «светлое будущее» коммунизма.

Еще в детстве я замечал особенную отличительную черту в жителях севера Якутии: совершенную бескорыстность, радушие, готовность к самоотверженной взаимовыручке. О людях севера сложилось впечатление, что они настоящие христиане. Но буквально в какие-то пять лет все разом изменилось, благодаря телеэкранам. Большая часть населения поверила в преимущество материального над духовным.

Но удивительно то, как Господь нас терпит. Ждет нашего пробуждения. Еще в 90-х меня «зацепило» пророчество прп. Серафима Саровского, что Господь помилует и спасет Россию путем страданий, приведя ее к великой славе. Хотя особых усилий у народа к возрождению и видимых поводов надеяться на светлое будущее в то время не было. И все же сегодня мы видим другую картину, которую ранее увидеть и не надеялись.

Пришлось поработать в самых разных специальностях, в какое-то время дали мастерскую, потом предложили работать с детьми, вести кружок резьбы по дереву, где до сих пор работаю.

Особенных трудностей в служении на Севере нет. В чем-то проще, поскольку до миссионерской деятельности не дотягиваем, к сожалению. Приходится пока просто делать свое дело, служить в храме.

О христианской жизни мы, бывает, имеем книжное представление. Но в жизни бывает иногда все иначе. У нас, например, был прихожанин из местных с очень тяжелым и непростым характером, от которого страдали и его родные, и он сам. Но он, как-то по-особому, по-своему верующий, бескорыстно помогал в восстановлении храма. А под конец жизни Господь сподобил его понести тяжкий крест болезни, хотя человеком он был далеко не старым.

Раньше местные жители как-то по-особенному ценили свою малую родину. Их не пугали трудности тяжелого труда. Сейчас многие, чтобы улучшить свой комфорт и комфорт своих детей, переезжают в центр. Правда, и на селе нет перспективы развития, особенно сельского хозяйства.

Просто по своей воле я отсюда не уехал бы. Ведь земля, на которой ты живешь, это не просто пространство, а судьбы людей, которые здесь жили, любили, страдали, надеялись. А надежда и настоящая любовь никогда не умирают. У Бога нет мертвых, правда не все живые здесь живы для Бога и не все умершие мертвы для Него. Здесь на земле есть верующие и неверующие, но за порогом этой жизни верующие все. Сейчас на земле решается главный вопрос: войдем ли мы в Жизнь. Служение на нашей земле Литургии дарит великую надежду.

Не получается, чтобы человек после разговора стал верующим

На мою судьбу большое влияние оказал Николай Чудотворец, хотя ясно это осознавать я стал позже, до этого понимал все подсознательно. Образ Александра Невского после одноименного фильма с детства опять-таки подсознательно стал как бы путеводной звездой. Особенно чту семью Царственных страстотерпцев, поэтому, когда епископ Зосима благословил строительство часовни в честь Царственных мучеников, в нас это вселило особую надежду.

Случалось, что и руки опускались. Бывают ошибки. Но, как говорится: христианская жизнь – это не от победы к победе, но от восстания к восстанию, от ран, как ванька-встанька. С Божьей помощью, казалось бы, из безвыходных ситуаций. Все время открывается бездна Божьей любви, Его долготерпения к нам и помощи.

Можно думать, что чем больше молитвенных слов, тем ближе к Богу. Молитва – это ведь диалог, он должен быть искренним от сердца, чтобы слова не расходились с делом. Суть нашей веры, наверное, не в том, чтобы мы назывались христианами, но чтобы мы ими были. Сколько мы не видим в себе грехов и неправды, ведь может статься, что в час испытания человек, не знающий церковной жизни, жертвуя собой, может оказаться к Богу ближе, чем мы.

Я веду детский кружок. К сожалению, в последнее время с детьми не часто приходится говорить о серьезных вещах и о Боге. У большинства детей, как и у их родителей, запросы стали более приземленными. Видимо, иногда только какие-то серьезные проблемы могут пробудить людей от духовной спячки и побудить серьезней относиться к жизни. У меня как-то не получается, чтобы человек после разговора стал верующим. Нужны, наверное, особенный дар любви и особенная молитва, чтобы неверующие люди осознали смысл своей жизни.

Мы, верующие, знаем реальное положение вещей: есть источник и начало всего: доброго, прекрасного, премудрого – Бог, и кто есть источник зла. Поэтому у христиан не должно быть отчаяния и заднего хода. Хоть мы и недостойны, но нужно не отступать и не изменять Богу. Измена страшнее всего. Господь всегда поможет, даже когда и не ожидаешь.

Молодым людям хочу пожелать, чтобы они сохранили в свои юные годы главную драгоценность – чистоту души, и в наше непростое время встретили настоящих друзей и настоящую любовь. Конечно, эта встреча зависит от нас самих, от того, насколько мы сами будем настоящими. Ведь если человек хоть и ошибается, но не будет фальшивить в главном, у него обязательно состоится главная встреча с главным нашим Другом Иисусом Христом.

Если бы мы, россияне, все являлись примером искренней жизни, мы стали бы тем цементом, который соединяет народы в единое целое. Господь даровал нам не просто обширную территорию, но прекрасную землю с духовным и историческим богатством, с примером жизни многих тысяч замечательных людей, явивших нам подвиги и интересную судьбу жизни. Режиссерам не нужно напрасно трудиться для выдумывания острых сюжетов, реальная жизнь реальных людей бывает гораздо круче, полезней и плодотворней для всего общества высотой нравственного примера.

 

Подготовила монахиня Кира (Панкова)

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: