Победить самого себя: Апостол в Крещенский сочельник

Источник: "Вода живая"

18 января – Крещенский сочельник

Апостол в Крещенский сочельник. 1 Кор. 9, 19-27

Братия, хотя я и свободный человек, я сделал себя рабом всех, чтобы приобрести, если не всех, то многих. И вот для иудеев я стал как иудей, чтобы приобрести иудеев; для тех, кто живут под Законом, и я — свободный от Закона — стал жить как подзаконный, чтобы приобрести подзаконных; для тех, кто не имеет Закона, и я — не будучи беззаконником для Бога, потому что живу по закону Христову — стал жить как не имеющий Закона, чтобы приобрести Закона не имеющих; для слабых и я стал слабым, чтобы приобрести слабых; для всех я стал всем, чтобы, так или иначе, спасти хотя бы некоторых. И все это я делаю ради Евангелия, чтобы и мне стать причастником тех благ, о которых оно возвещает. Разве вы не знаете, что на стадионе бегут все участники бега, но награду получает только один? Вот и вы так бегите, чтобы получить. Но все участники состязания во всем себя ограничивают. Они — чтобы получить венок увядаемый, а мы — неувядаемый. Вот почему я и бегу не наугад, а к цели, и в бою не воздух кулаками бью. Нет, я обуздываю мое тело и как раба подчиняю его, чтобы, призывая к состязанию других, сам я не оказался ни к чему не годным.

Перевод архимандрита Ианнуария

Иллюстрация: Александра Жук

Для апостола Павла самое ценное приобретение во Христе — свобода. «Стойте в свободе, которую даровал нам Христос, и не подвергайтесь опять игу рабства»,— пишет он в Послании к Галатам (Гал. 5, 1). Невольное служение греху вынуждало и вынуждает людей, чтобы не быть истребленными друг другом (Гал. 5, 15), подчиняться множеству законов, национальных обычаев и религиозных обрядов, которые не гарантируют спасения, но, по крайней мере, позволяют не превратить земную жизнь в откровенный ад.

Но теперь во Христе апостол обрел ту свободу от иудейства и от язычества, которая дала ему возможность чувствовать себя дома в обществе тех и других. Обычно это называется умением «ладить со всеми». Почему так? Это беспринципность? Нет, конечно.

Во-первых, человек, который не видит ничего, кроме своей идеи, и никогда не пытается даже понять точку зрения других, никогда не сможет стать проповедником Евангелия Христова. Во-вторых, свой настоящий «дом» апостол всегда носит с собой и в себе. Будучи членом любого земного общества и гражданином любого государства, свое истинное гражданство он видит не на земле. Где же? Об этом он сам пишет: «Наше жительство (то есть в современном переводе «гражданство») — на Небесах» (Флп. 3, 20). И эти «Небеса» апостол носит в себе: «Уже не я живу, но живет во мне Христос. А что ныне живу во плоти, то живу верою в Сына Божия, возлюбившего меня и предавшего Себя за меня» (Гал. 2, 20).

Свобода от условностей человеческого существования — прекрасное свойство миссионера, каким был апостол Павел. Вовлеченность в обычаи самых разных обществ позволила ему «приобретать» для Евангелия как можно больше людей. Миссионерская деятельность «апостола языков» была успешной именно потому, что он с полной ответственностью отдавал себя на служение Христу и людям самых разных обычаев.

«Для иудеев я стал как иудей», — пишет он. Будучи свободным от Закона Моисея, апостол Павел мог с чистой совестью уважать законные иудейские обычаи. Так он вел себя и в Иерусалиме, и в других местах, когда ему приходилось общаться с иудеями. Он совершил обрезание Тимофея в Ликаонии (Деян. 16, 3), он посещал синагоги по субботам, как в Филиппах (Деян. 16, 13), и так далее.

Общаясь с язычниками, он мог не придерживаться многочисленных постановлений Закона Моисея, например, заповедей о чистом и нечистом. Мог быть, так сказать, «беззаконником». По словам святого Феофана Затворника, «являясь среди них, он бывал по внешней жизни, как они; ни пищи их не чуждался, ни других обычаев их не дичился: был, как все. Сюда не могут входить обычаи, исповедание веры означавшие, каковы, например, жертвы идолам и подобное».

В остальном же апостол Павел чувствовал себя связанным не Законом Моисея, а Законом Христа, то есть Законом любви, когда один носит бремя другого (Гал. 6, 2). Это и есть истинный Закон Божий. Апостол мог быть «своим» среди сильных и среди слабых, немощных в вере. «Для всех я стал всем»,— этой знаменитой формулой завершает он свои наставления миссионерам на примере собственной апостольской деятельности. И все это ради Евангелия, которое он желает возвестить как можно большему количеству людей, чтобы спасти хотя бы некоторых.

В этом отрывке апостол Павел формулирует принцип, важный для христианской миссии во всякое время и в любом обществе. Он думает о людях, прислушивается к тому, что их волнует, страшит или радует. Он думает о том, как сделать Евангелие понятным и приемлемым для людей.

«Приобрести больше» — это противоречит сектантским стремлениям ограничиться своим привычным «малым стадом», изоляционизму, горделиво-нетерпимой замкнутости в своих традициях. Евангелие должно достичь как можно большего. А это предполагает, что оно должно быть проповедано привлекательным, понятным и живым образом. Вестник Христов должен входить в ситуацию людей, любить их. Это и есть миссионерская программа апостола Павла: приобрести многих, хотя он реалист и скромно пишет, что сможет спасти лишь некоторых.

Но мы знаем, что ему удалось в Духе Святом привести к Христу больше людей, чем кому-либо другому из апостолов его времени. И это благодаря его свободе «стать всем для всех». Поэтому и нас апостол учит ладить с людьми, преодолевая свою ложную принципиальность, которая чаще всего относится к предметам второстепенным, не существенным для веры и спасения. Принципиальным следует быть в главном, вечном и неизменном, в любви, которая «никогда не престает» (1 Кор. 13, 8). Об этом спустя несколько столетий напоминал блаженный Августин: «В главном — единство, во второстепенном — свобода, во всём — любовь».

Однако миссионерская деятельность — при всем энтузиазме проповедника Евангелия и при всех радостях, которые приносит успех миссии — трудна и полна искушений и опасностей. Она требует самоотверженности в служении и труда над собой. Апостол пишет о самоотверженности и труде, прибегая к примеру участников спортивных состязаний. Образы из спорта были близкими коринфским христианам, так как недалеко от их города проходили Истмийские спортивные игры.

Первый пример апостола Павла — соревнование в беге. В этом образе отсутствует мысль о конкуренции. Речь идет только о том, что участник соревнования должен упорно тренироваться, себя в чем-то ограничивать. В античных спортивных играх это означало десять месяцев упорных тренировок, во время которых атлет должен был отказаться от вина, мяса и общения с женщинами.

Если уже спортсмены так концентрируют свои силы, чтобы завоевать венок победителя, который увянет через несколько дней (в Истмийских играх это был венок из сосновых веточек, в Олимпийских — из маслины), то насколько большей самодисциплины требует жизнь христианина! Ведь речь при этом идет об обретении нетленного венца вечной жизни. Вот истинная цель устремления, вот то единственное, о чем следует помышлять.

В другом послании апостол пишет об этом так: «Я думаю только об одном: забывая то, что позади, и устремляясь к тому, что впереди меня, бежать к цели ради награды в беге, ради той горней награды, к которой призвал нас Бог через Христа Иисуса» (Флп. 3, 13-14).

Второй пример берется из кулачного боя. Но и здесь мысль о конкуренции, о противнике отсутствует. Апостол Павел видит себя боксером, который бьется не против другого и не в воздухе кулаками машет, но «бьет» самого себя. Он стремится победить самого себя. Ибо изо всех сил он хочет избежать, чтобы его жизнь прошла впустую, чтобы, проповедуя другим, сам он так и не смог достичь цели своей жизни, той цели, о которой возвещает Евангелие Христово.

Святой Иоанн Златоуст так пересказывает эти слова апостола Павла: «Не думайте, говорит, будто для вашего спасения достаточно того, что вы уверовали; если мне, который проповедовал, учил, обратил тысячи людей, недостаточно этого для спасения, когда сам себя не буду вести безукоризненно, то тем более вам».

Ведь каждый христианин так или иначе находится на служении Иисусу Христу и его Евангелию. Но проповедовать другим и в то же время своей жизнью показывать ложь возвещаемых или исповедуемых слов — означает пренебрегать призванием Божиим.

Материал опубликован в январском номере журнала “Вода живая

Читайте также:

Православие и мир
Как провести Крещенский Сочельник

Сергей Амиантов

В сочельник, после литургии в храмах совершается великое освящение воды. Водоосвящение называется великим по особенной торжественности обряда, проникнутого воспоминанием евангельского события, которое стало не только первообразом таинственного омовения грехов, но и действительным освящением самого естества воды через погружение в нее Бога во плоти.

Православие и мир
Крещенский Сочельник. Что поется в этот день в храме?

Текст службы навечерия Богоявления Господня, совершаемой утром 18 января

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Главный редактор портала "Православие и мир" просит вас о поддержке в номинации "Общественная деятельность и социальные проекты".

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: