Зураб Кекелидзе  — руководитель Центра имени Сербского – успокаивая родственников погибших при пожаре в ТЦ Вишня говорил:

«— Да, великое горе, но жизнь продолжается, и многие из вас, матери, потерявшие детей, еще в детородном возрасте!..

Они, по-моему, совершенно не понимали, о чем он им говорит».

Из репортажа Андрея Колесникова в «Коммерсанте»

Прочитав эти строки, я просто потеряла дар речи.

Фото Анатолия Данилова, 2010.Неудачно записал журналист? Не так поняли?

Увы, это то, что говорят всегда, когда кто-то умирает безвременно. «Ну, молодая, еще выйдет замуж», «Ну, вся жизнь впереди, еще женится» «Ну, еще родят». И ладно, когда это говорят за глаза, но слишком часто это говорится как попытка утешить. Говорится в лицо.

Механизм такого «утешения» простой. Постороннему человеку страшно. Страшно невероятно. Страшно думать о смерти, страшно понимать, что она случится. Но когда думаешь, что это произойдет в глубокой старости – это как-то нескоро и не так страшно, как мысль о том, что в любую секунду любого человека может не стать. Это так страшно, что выбивает почву из под ног. И тогда человек пробует успокоить себя этими отговорками: «Зато отмучился», «Еще женится».

Для человека, который потерял, в этот момент останавливается вся его жизнь.

Смерть близкого человека – это и наша собственная смерть.

Самое трудное в этот момент – это то что тебе самому надо жить дальше. Что вы когда-то раньше вместе где-то не разбились и не умерли. И вот твой родной человек ушел, а ты остаешься.

Сама мысль о том, чтобы как-то жить дальше, да еще и с кем-то другим – мужем, женой или ребенком – звучит как страшнейшее предательство, нелепость и ложь.

Потом пройдет время. Потом эта рана на сердце немного затянется, зарастет и человек постарается вернуться к жизни. Потом у одних  рождаются дети. Дети не «вместо» того, ушедшего. Просто дети, и те, и эти – в сердце родителей.  Другие усыновляют. Третьи – не могут. Одни снова выходят замуж или женятся. Другие нет – и они ждут встречи и живут надеждой на нее.

Никакими нашими словами мы не утешим человека в горе.

Человеку полегчает или  если окажется, что его близкий не умер и это была ошибка, или когда он пройдет все стадии горевания, отгорюет, отплачет, выговорится. Боль не уйдет никогда и шрам будет очень глубоким. Просто станет немного легче. От наших слов не станет.

«Вы еще молодые, еще успеете» — это не утешение. Это утешает только того, кто пробует утешить. Ему становится легче от мысли, что «они еще родят».

Тому, кто потерял – это звучит больно, глупо, грубо, бессмысленно и кощунственно.

Если вы можете – будьте рядом и обнимайте.

Если вы можете – помолитесь.

Если не можете – постарайтесь не говорить лишнего.

Читайте также: Что сказать человеку, потерявшему близкого?

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: