В четверг, 24 октября, в 10.30 утра, в базилике Долины Павших должна состояться эксгумация останков Франсиско Франко, который был правителем Испании с 1939 по 1975 год, и их перенос в семейный склеп на кладбище Мингоррубио.

Общественная дискуссия на эту тему началась давно, более года назад священник Андрей Кордочкин, служащий в Мадриде, рассказал о том, почему вопрос о его перезахоронении актуален для современной Испании, и какое отношение он имеет к России.

Католическая церковь заняла нейтральную позицию по отношению к этому вопросу. Священник Сантьяго Кантера, приор бенедиктинского монастыря, которому принадлежит базилика, защищал до последнего,  в одиночку, закреплённое законом право на неприкосновенность храма и его захоронений. Интервью с ним, подготовленное при участии священника Андрея Кордочкина, недавно было опубликовано на портале «Сноб».

21 октября испанский историк Франсиско Торрес обратился к католическим епископам Испании, которое мы публикуем ниже. Это письмо — свидетельство о том, что «Немолчащая Церковь» о которой писал протоиерей Алексий Уминский — это то, чего христиане ждут во всем мире, о том, что «один в поле воин», и о том, что нейтральное молчание — не всегда честное решение для христианина.

Открытое письмо испанским кардиналам и епископам: “ЕЩЕ ЕСТЬ ВРЕМЯ” 

Франсиско Торрес

 

Высокопреосвященнейшие Кардиналы,

Преосвященнейшие Епископы!

Франсиско Торрес

Я начинаю свое послание, пронизанное болью и стыдом, обращением, которого требует обычай и к которому обязывает протокол. Хотелось бы использовать его как выражение почтительности, но, пусть мне и грозит общее несправедливое осуждение, в нынешних обстоятельствах, я думаю, понятно, что это – лишь дань хорошему тону.

Не хочу высокомерно выступать представителем кого бы ни было, хотя нас и немало – испанских католиков, разделяющих одно и то же чувство. Это чувство было усилено событиями последних недель,  особенно, когда мы увидели, как некий епископ, попирая истину, прибегая к ложному способу не ссылаться на нее, попытался при всем народе позорно стереть малейшую тень «вины» за то, что произойдет. Я надеюсь, что это было сделано по упущению, а не по соучастию, по необъяснимой осторожности, а не из-за самоубийственного попустительства, выраженного молчанием. Высокопреосвященнейшие кардиналы, преосвященнейшие епископы, у пишущего эти строки есть лишь общее понимание греха, вам же, с высоты ваших знаний, видна тонкая грань между одним и другим.

Я не буду говорить о том, что происходит, чтобы отсутствие ответа от вас не толкнуло меня в пучину возмущения. Слишком много лет я посвятил анализу новейшей истории Испании, чтобы «епископская политика» могла меня удивить. Но не менее верно, – я уверен в этом – что среди многих католиков – очевидно, что не всех – ваше молчание вызывает возмущение, как и следующее за ним поведение, сравнимое с молчаливым одобрением. Отстраненность, манера отвернуться и ждать, пока утихнет буря, а время сотрет воспоминания – это все неудивительно. 

Вашим молчанием, даже не скажу, что действиями некоторых из вас в коридорах Рима – вы оставили в изоляции бедного приора, которого можно упрекнуть разве что в стремлении вершить миссию, вверенную ему.

Вы не только не проявили малейшей поддержки, вы, вашими словами, надеюсь, неосознанно, сумели посеять в католиках сомнения относительно его поведения, или спрятались, как сказано одним из вас, за избитой оговоркой, что церковь не будет вступать в политический спор по поводу политического вопроса, к которому ее подводят. 

Проблема в том, что то, о чем идет спор – не политический вопрос.

Мы с болью и раздражением наблюдаем ваше молчание по поводу захвата вооруженными силами по распоряжению правительства базилики Честного Креста Долины Павших, существовавшую по благословению Его Святейшества Иоанна XXIII, причисленного к лику святых в 2013 году.

Мы с болью и грустью наблюдали, как вооруженные гвардейцы препятствовали верующим пройти на Святую Мессу и вынудили Его Высокопреподобие отца Приора служить на улице.

Мы с болью наблюдали, как, без малейшего проявления открытого протеста с вашей стороны, правительство сдавило со всех сторон общину бенедиктинцев, лишив ее государственной субсидии, которую она получала на содержание школы и церковного хора – а ведь немало католиков внесли в нее свой вклад.

Мы с болью и стыдом — стыдясь вашего молчания — наблюдаем постоянные нападки на Его Высокопреподобие отца Приора аббатства Святого Креста Долины Павших. Святого человека, чьей единственной наградой за верность обетам, будет то, что когда пройдет несколько месяцев, и все будет ожидаемо покрыто молчанием, его направят в какой-нибудь укромный уголок мира, где он, несомненно, продолжит свою образцовую миссию. 

Базилика Долины Павших

С болью в душе мы наблюдали отсутствие какого-либо протеста с вашей стороны по поводу не только отчуждения, но и оккупации Базилики Долины Павших и по поводу запрета монахам Общины бенедиктинцев войти в храм для исполнения миссии.

Мы с болью стали возмущенными и беспомощными свидетелями – и ни единого голоса не раздалось с вашей стороны – попрания святого места с целью осквернить могилу Франсиско Франко, невзирая на то, что приор публично отказал во входе. Были нарушены нормы международного права и Конкордат, но вы не посмели даже ради того, чтобы просто сохранить лицо, составить официальную жалобу. Напротив, вы публично заявили, дискредитируя Его Высокопреподобие отца Приора, что никакого противостояния не будет — а это все равно, что сговор.

И в разгар этой ненормальной ситуации — захвата Базилики государством, которое, совершая такие действия, по сути становится тоталитарным, остаются достойные, которым не слышно аплодисментов с вашей стороны — это горстки монахов, проникших на территорию, презрев охрану, чтобы забрать Святые Дары и избежать дальнейших осквернений.

Высокопреосвященнейшие Кардиналы, Преосвященнейшие Епископы, в детстве меня учили, что, будучи католиком, надо подавать пример и свидетельствовать об Истине, даже если это может привести к мученичеству; что надо воздавать Богу Божие, а кесарю кесарево, но что и кесарь тоже от Бога…

Именно за это многие епископы, священники и простые католики шли на мученичество в тридцатые годы, а останки некоторых из них покоятся в склепе Долины Павших.

Хотелось бы напомнить вам о горячих восхвалениях, не таких уж давних, которые возносили некоторые кардиналы и епископы Франсиско Франко в ноябре 1975 года, включая благословение по этому случаю Его Святейшества Папы Павла VI — тоже святого; хотелось бы напомнить вам, что Франсиско Франко пожалована Святейшеством Пием XII наивысшая награда Ватикана, звание Кавалера Верховного ордена Господа нашего Иисуса Христа в знак признания «высокой службы, оказанной Церкви»; что во время папства Его Святейшества Павла VI ему был пожалован Большой Воротник Кавалера Ордена Святого Гроба Господнего Иерусалимского, и мне не нужно объяснять вам, что это значит; что имя Франсиско Франко, по решению Генерала Ордена, фигурирует в исключительном списке основателей и попечителей Ордена Иезуитов… что Испанская Церковь обязана ему своим спасением и воссозданием. 

При всем этом я удивлен, что единственный голос, который поднимается — и не по причине перечисленного, а из чувства долга — это голос скромного приора маленькой общины среди вашего общего упорного молчания, которое, возможно, в конце концов приведет к угрызениям совести за подобные действия или бездействие.

Немолчащая Церковь
Подробнее

Высокопреосвященнейшие Кардиналы, Преосвященнейшие Епископы, вы пользуетесь привилегированным положением, с высоты его смотрите на реальность, знаете, что целью правительства является не только гробница Франсиско Франко, но и конец Базилики Долины Павших. Конец места христианского примирения и молитвы за всех павших, которым оно являлось с момента своего создания, означает, что не существовало миссии защитить базилику и ее значение. 

И это не какое-то измышление — переосмысление ее значимости содержится в так называемом “Законе об исторической памяти”, где  опубликованы различные предложения о сносе Креста (работа над которыми, как писали, поручалась председателю правительства после его следующей победы). Некоторые из нас понимают, что, после уступки за уступкой, в конце концов сдаются все позиции и что с осквернения гробницы Франсиско Франко начинается конец базилики Честного Креста Долины Павших.

Не думаю, что если и во времена единодушия было невозможным принятие вами коллективного решения, что, если вы не заговорили до сих пор, то вы заговорите сейчас. Но среди вас, я уверен, есть некоторые, возможно, немногие, у которых болит совесть, а на душе лежит тяжесть. К вам обращаюсь я, потому что в ваших руках помешать осквернению.

Еще есть время, хоть его и мало, чтобы положить конец бесчестию. Если полдюжины Преосвященнейших епископов Испании проголосуют, выступят в защиту Базилики Святого Креста Долины Павших, осудят нарушение правительством Конкордата, выраженного в нарушении запрета отца Приора о доступе, посетят базилику, чтобы открыто встать рядом с Его Высокопреподобием отцом Приором — этого будет достаточно, чтобы остановить каток ненависти.

И при этом, Высокопреосвященнейшие и Преосвященнейшие, нельзя сказать, что именно правительство или государство похоронили Франсиско Франко в Долине Павших. 

Мы все видели эту церемонию в 1975 году: у входа в храм общественность передала общине останки Франсиско Франко для погребения и сохранения. Исполнение этого обязательства взял на себя отец Кантера — единственный, кто не пожелал спрятаться за  удобной позицией отвернувшегося и якобы смотрящего в другую сторону — и остаться Его Высокопреподобием Отцом Приором Долины Павших.

Вновь повторю, Высокопреосвященнейшие Кардиналы, Преосвященнейшие Епископы и одинокие ученики Христа, ЕЩЕ ЕСТЬ ВРЕМЯ, хотя, возможно, это только от того, что есть еще мы, католики, верующие верой угольщика, и все еще верящие в силу чудес.

Перевод Тамары Гергауловой

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: