Первые приступы тахикардии у Ромы начались еще 8 лет назад. Летом 2019 самочувствие резко ухудшилось – сбои в работе сердца стали частыми и продолжительными. Врачи выявили аномальное возбуждение желудочков сердца по дополнительному протоку между желудочком и предсердием. Поставили ему диагноз – синдром Вольфа-Паркинсона-Уайта. Рекомендовали эндоскопическую операцию для устранения нарушений сердечного ритма. Квоту на нее Роме могут дать только в 2020 году. А операция нужна срочно.


«Мне давно хотелось научиться рисовать. Не брался, не брался, а потом решил: хочется чего-то – надо делать. Если одно действие повторить сто раз, то с каждым разом будет получаться лучше. У меня сначала не получалось ничего. Потом начал карандашом рисовать, потом – красками, потом увлекся аэрографией. Казалось бы, нарисовать человека просто. Но это не так. Я до этого изучил анатомию. Думаю, важно знать суть вещей, чтобы рисовать правильно, а не просто перерисовывать», – говорит Рома.

“Я должен во время приступа бежать до больницы?”

Он живет в Барнауле вместе с любимой девушкой Настей, которая скоро станет его женой. Работает оператором фрезерного станка в столярной мастерской. В свободное время рисует, делает татуировки. Любит спорт. Профессионально им никогда не занимался, но мог пробежать утром 10 км, подтянуться на турнике 20 раз и отжаться раз 50. Правда, в последнее время заниматься спортом Рома не может. Говорит: «Здоровье обязывает. Сердце. Подлатаюсь немного – и снова побегу».

Роман с девушкой Настей

Проблемы с сердцем у Ромы начались, когда ему было 22 года. Он вдруг стал замечать учащенное сердцебиение. Серьезности ситуации он тогда не понимал и не связывал первые приступы тахикардии с тем, как ушла из жизни его мама. Ей было всего 34 года. Никто из домашних не знал, что у нее проблемы с сердцем. Не говорила, не хотела расстраивать. На работе Роминой маме часто вызывали скорую, но серьезных обследований она почему-то не проходила. Очередного сердечного приступа не пережила. Острая коронарная недостаточность, как написали в своем заключении врачи.

Чтобы укрепить сердце, сделать его сильнее, Рома решил заняться спортом. «Я был уверен: натаскаю, натренирую сердце – и все пройдет. Да, и красивым хотелось быть. Почему бы не совместить приятное с полезным? Когда спортом занимаешься, закачиваешь силу в мышцы, увереннее становишься. Я же подтянуться на турнике ни разу не мог, болтался, как сосиска. А когда с друзьями заниматься стали, штангу 100-килограммовую поднимал – притом, что сам весил 72 килограмма. Тренировались мы по 2-3 часа в день, три раза в неделю в подвале одного дома. Весь инвентарь был самодельным – вылитым из цемента или бетона. Иногда автомобильные запчасти использовали. Помню, после первых тренировок отходняки были: все мышцы ломило – ни вдохнуть, ни выдохнуть, ни чихнуть. Потом привык», – рассказывает Рома.

Роман

Растущую шишечку над пупком он заметил сразу, но не сразу догадался, что это. Только когда знакомый сказал: «Да у тебя пупочная грыжа!», – Рома пошел ко врачу. Во время полного обследования перед операцией выяснилось, что у него очень низкий пульс – 43 удара в минуту вместо 60. Кардиологу Рома рассказал про учащенное сердцебиение. Врач предложила сделать УЗИ сердца и провести суточный мониторинг ЭКГ. Серьезных отклонений в работе сердца зафиксировано не было. Разве только незначительная деформация митрального клапана, расположенного между левым предсердием и желудочком.

Врач успокоила Рому: деформация незначительная, ничего страшного. И поставила ему диагноз «вегето-сосудистая дистония» (ВСД).

«Я спросил:

– А что это такое?

Она начала мне рассказывать что-то про сосуды. Я ее перебил:

– Это когда кардиолог не знает, какой диагноз поставить пациенту, он ставит ВСД?

– Я не могу вам другой диагноз поставить, раз приступ не зафиксирован. Если случится снова, надо будет сделать ЭКГ.

Я вообще не представляю, как это возможно. Получалось, я должен был во время приступа добежать до больницы, лечь под ЭКГ-аппарат, сделать кардиограмму и принести ее врачу, чтобы она поставила диагноз? Но ведь приступ мог длиться несколько секунд, несколько минут», – рассказывает Рома.

“Как только прекратятся приступы, смогу нормально жить”

Операция по удалению у него пупочной грыжи осенью прошлого года прошла успешно. Рома быстро восстанавливался. Учащенное сердцебиение как будто прекратилось. И Рома надеялся, что проблемы со здоровьем позади. Но летом этого года приступы тахикардии возобновились. Более того, стали намного сильнее. Они уже длились не минуты, а часы. Роме казалось, что сердце вот-вот выпрыгнет из груди. Давление было очень низким, кружилась голова. Рома был на грани потери сознания.

Роман с девушкой Настей

Через знакомого он нашел другого кардиолога и показал ей результаты прошлогоднего обследования. «Врач тут же предположила, что у меня врожденная сердечная аномалия – синдром Вольфа-Паркинсона-Уайта. Как я понял из ее объяснений, в сердце находится некий пучок, который создает лишние импульсы, сбивает ритм, давление. Чтобы он не функционировал, его прижигают во время эндоскопической операции. Электроды подводят к сердцу через паховую вену. После такой процедуры приступы прекращаются навсегда. До операции мне предложили сделать чреспищеводную электрическую стимуляцию сердца (ЧПЭС). Согласился. Куда деваться? Через нос загнали мне в сердце электроды, побили меня током, зафиксировали приступ. В общем, все стало ясно, как вчерашний день», – говорит Рома.

После подтверждения диагноза с помощью электрической стимуляции врачи рекомендовали Роме как можно скорее сделать эндоскопическую операцию на сердце.

Оказалось, что квоты на этот год закончились. Возможно, они появятся в следующем году или через год. Лечащий врач объяснил Роме: приступы тахикардии участились, ждать нельзя. Можно не дождаться.

В одной из клиник Томска Роме готовы сделать срочную операцию, но платно. Оплатить ее самостоятельно Роман не может. «Я спросил кардиолога, какая вероятность, что операция пройдет успешно. Ответила: “Почти 100%. Операция несложная, высокотехнологичная”. Надеюсь, я доживу до операции и все будет хорошо. Планы на будущее у меня грандиозные. Наша столярная мастерская собирается расширять производство и сбывать продукцию в Москву. С Настей поженимся – ребятишек надо. Бегать снова начну. Моя болезнь, одна из немногих, лечится на 100%. Как только прекратятся приступы, смогу нормально жить. Буду продолжать рисовать. Сейчас осваиваю компьютерную графику. Творческие люди же разносторонние», – улыбается Роман.

Роман изучает компьютерную графику

Фонд «Правмир» помогает взрослым и детям с врожденными и приобретенными пороками сердца получить необходимое лечение, в том числе доступ к малоинвазивным операциям на сердце. Помочь можете и вы, перечислив любую сумму или подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.

Фото: Татьяна Широкова

Вы можете помочь всем подопечным БФ «Правмир» разово или подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: