Помощь сиротам – благотворительность или гордыня?

|
Перед Рождеством мы часто задумываемся о тех, кому повезло в жизни меньше. В ожидании рождения Спасителя хочется успеть сделать что-то доброе. Именно в это время мы видим в социальных сетях призывы сделать подарок сиротам из детских домов. Как поступить: откликнуться или отказаться? Мнения экспертов в нашем материале.

Рождественский пост – время, когда мы готовимся к пришествию в наш мир Спасителя. Время, когда мы принимаем жизнь как главное чудо в этом мире. Впереди у младенца Христа путешествие в Египет, жизнь в Галилее, проповедь и Страсти. А пока Дева Мария ждет встречи с Младенцем. Когда придет Ее время, Она родит Иисуса. Спаситель мира придет не к праведникам, не к царям, не к священникам. Он придет к овцам и их пастухам, – они первые возгласят Ему хвалу.

Эта Евангельская история побуждает христиан всего мира вспомнить о тех, кому не очень повезло в жизни. Отсюда происходит желание помочь слабым и обездоленным, сиротам и больным, проявить участие и милосердие. То участие и милосердие, которое несет с Собой в мир Спаситель.

Перед Новым годом и Рождеством в социальных сетях можно увидеть призывы жертвовать на подарки сиротам в детских домах, собирать вещи и игрушки, покупать то, что дети просят в письмах Деду Морозу. Мы спросили представителей нескольких благотворительных организаций о том, как они относятся к такого рода кампаниям.

Обучение, а не айфон

Александр Гезалов, общественный деятель, эксперт по социальному сиротству, руководитель многих благотворительных и социальных проектов, сам росший в детском доме:

Александр Гезалов

Александр Гезалов

Дети в детских домах очень нуждаются в помощи. Но нуждаются ли они в таком виде помощи, я не уверен. За каникулы и праздники детям приходится давать концерты для спонсоров, общаться с множеством людей, которые хотят сделать благое дело, но которых эти дети могут никогда больше не увидеть. Иногда это два, три концерта в день, дети выматываются. Само понятие праздника, каникул для них нивелируется.

Дети в детских домах и так лишены нормальной жизни, которой живут дети в семье. Когда праздника ждут, к нему готовятся, когда праздник объединяет всю семью вместе. Я сам прошел через это, когда был в детском доме.

Идея творчества полностью дискредитируется, ребенок не ценит ни себя, ни свои усилия, – он участвует в бесконечном марафоне добычи подарков.

Намного большую ценность для детей представляет вариант гостевого устройства, – если какая-то семья возьмет ребенка на эти две новогодние недели. На мой взгляд, лучше оплатить ребенку проживание в лагере на это время, где он будет получать какие-то знания, осваивать навыки, чем подарить ему дорогой айфон. Ценность этого подарка для самого ребенка, кроме какого-то довольно примитивного удовольствия от обладания дорогой вещью, довольно низка, а эффект кратковременный. В то время как общение, обучение – это то, что ребенок пронесет с собой, возможно, всю жизнь.

Дарим подарки – но за труд

Александр Валиков, координатор благотворительного фонда «Добрые люди»:

Александр Валиков

Александр Валиков

Мы собираем подарки для наших подопечных от тех людей, кто хочет помочь, поделиться. Очень много работаем в регионах. Здесь, в Москве и Подмосковье, детские дома неплохо обеспечены, дети получают много подарков. А вот в отдаленных регионах ситуация может быть плачевная. Там дети живут в стесненных обстоятельствах, и каждый подарок приносит им много радости.

Мы стараемся дарить подарки адресно. При этом мы не дарим подарок просто по факту, что ребенок находится в детском доме.

Мы договариваемся, что ребенок должен потрудиться: улучшить свою успеваемость, или бросить курить, или ругаться. Ходить на какой-то кружок, быть активным и т.д. Это очень индивидуальная работа, мы поддерживаем контакт с педагогами, с соцработниками, «ведем» наших подопечных. И сейчас можно сказать, что такая позиция оправдывает себя, – спустя время дети очень благодарны, что их поддержали, помогли.

Кроме того, мы помогаем и семьям, которые попали в трудную ситуацию. Вот реальный случай – женщина получила травму и не может ходить. Ее муж тут же выгнал из дома вместе с двумя детьми. Они сейчас живут в ужасных условиях. Старший ребенок, ей 21 год, работает почти круглосуточно, зарплата у нее смехотворная – 7-8 тысяч рублей. Все бытовые вопросы решает второй ребенок 8 лет, ученица 2-го класса.

Мы помогаем вещами, деньгами: наняли массажиста для мамы, сразу начала одна нога шевелиться, купили телевизор. Сейчас ищем спонсоров, кто бы помог с ремонтом. Конечно, такие семьи получают подарки: мы считаем, что это правильно, когда тот, кто живет благополучно, делится с теми, у кого не так всё хорошо складывается.

Фото: Фонд "Добрые люди"

Фото: Фонд “Добрые люди”

Вы хотите, чтобы вашей дочери чужой дядя подарил айфон?

Елена Альшанская, президент благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам»:

Когда мы приносим подарок сиротам в детский дом, мы должны понимать, зачем мы это делаем. Мы хотим сделать добро? Тогда, наверное, стоит разобраться в том, что будет добром, что будет помогать реально для конкретного ребенка из детского дома.

Елена Альшанская

Елена Альшанская

А для этого надо сначала задуматься, что такое ребенок в детском доме? Это ребенок, который потерял семью. Может быть, в семье ему было плохо, самые близкие оказались монстрами по отношению к нему, а может быть, они были хорошими для него, но плохими с точки зрения общества и государства, которое решило его забрать.

Для ребенка это, безусловно, тяжелейший стресс и травма. В этом состоянии он попадает в условия жизни коллектива таких же детей, травмированных и одиноких. Для ребенка наличие родителя, семьи, – это не блажь и роскошь, а базовая потребность, без которой он не развивается полноценно как личность.

Ребенок так устроен, что он должен быть чей-то, он не может быть ничей, он не может принадлежать казенному учреждению со сменным графиком персонала. Все взрослые как бы и свои, и чужие – домой-то они уходят после работы к своим детям.

Для ребенка это чудовищно тяжело. Ему нужен свой взрослый. Это закладывает и стержень развития его личности, и выстраивает понимание разницы между своим и чужим. Отношения с мамой – это не то же самое, что с соседкой или тетей, приезжающей на праздники, или продавщицей в магазине.

Когда все взрослые не свои – стираются границы. И это очень опасно. Ведь потом ребенок выходит в мир, где этот навык: выстраивать отношения разные по глубине, понимать, кому можно доверять, видеть разницу между женой и случайной знакомой, чрезвычайно важен.

Идея, что раз в год приезжают чужие взрослые и дарят подарки за то, что ты сирота, она закладывает очень неправильную картину мира.

И то, что от чужих совершенно людей можно принимать дорогие подарки (хороший ли это навык для девочки-подростка, например, которая скоро окажется во взрослом мире совершенно одна)? Хотим ли мы, чтобы нашей 13-летней дочке чужие дяди дарили айфон, который мы не можем себе позволить? И то, что люди, которые приносят подарки, в основном никогда больше не возвращаются, их тепло мимолетно, их коммуникация непродолжительна (а ты им открывайся, улыбайся, благодари, танцуй). Это девальвирует и ценность человеческих отношений, и ценность подарка.

Подарок – это не просто вещь, это знак внимания, знак отношения. Подарок – то, с помощью чего мы учимся иногда усмирять свои потребности и желания (потому что мама не может себе позволить айфон, но может найти то, что приносит радость, хоть и не стоит таких денег), или может быть инструментом стимулирования – когда ребенок старается, чтобы получить вещь, которую он хотел.

Что такое подарок любой стоимости от чужого, незнакомого, мимолетного человека? Чаще всего это либо чрезмерный подарок, либо то, что ты всё равно не хотел, а велела тебе это написать в слезном письме Деду Морозу воспитательница (неужели кто-то верит, что дети сами просят себе спортивные костюмы и обувь на Новый год?).

Дети из детских домов получают подарки просто по факту своего положения. Это тоже сказывается на их восприятии мира. Когда они вырастают, они не умеют распоряжаться деньгами, не умеют понимать, что важно, что нет. А вот ощущение «я сирота, мне должны дарить подарки», у них закрепляется.

Кстати, иногда стоит подумать, что будет потом, когда вы уедете. Для многих учреждений подарки становятся предметом мены (дорогие телефоны легко меняют на сигареты) или просто отбираются, если в организации выстроены отношения дедовщины.

Всё это мало имеет отношения к реальной судьбе ребенка, который останется в детском доме, когда вы уедете. И может оказаться, что таких, как вы, одаривших и уехавших, у него будет 20-30 за один Новый год. Такое, увы, бывает вполне нередко.

Если есть посыл сделать добро, и вы действительно готовы делать его другому, а не себе (ведь от этих встреч мы получаем намного больше ребенка, за этим и едем, если быть честным с собой), то стоит задуматься, а что действительно поможет ребенку, оказавшемуся в детском доме, что способно повлиять на изменение его судьбы.

Фото: Фонд "Добрые люди"

Фото: Фонд “Добрые люди”

Зачастую оказывается, что серьезные перемены стоят вполне сопоставимо с айфоном, а иногда и намного дешевле. Оплата дополнительного образования, репетиторов, работы психологов, логопедов, юристов. Поддержка проектов, направленных на сохранение кровной семьи ребенка или поддержку его семейного устройства. Помощь выпускникам. Поддержка идущей сейчас по стране совершенно новой реформы детских домов. Есть куда направить свой порыв.

Может, стоит задуматься над тем, что для вас важнее: испытать положительные эмоции, увидев улыбку на лице ребенка в ответ на протянутую игрушку, или его будущее?


Читайте также:

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
О новой книге «Бюро проверки», храме в Обыденном переулке и бесстрашной силе веры
Почему стоит обойтись без манной каши и какая сладость – самая безопасная

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: