«Поможет
Фото: facebook.com
Фото: facebook.com
Столица и регионы России ставят новые ковидные антирекорды: страну захлестнула «четвертая волна» пандемии. Аналитик открытых данных Александр Драган рассказал «Правмиру» о том, что будет дальше, если верить законам статистики.

QR-коды не помогут

— Как изменилось число заболевших и смертность от коронавируса? Какие есть особенности?

Нынешняя волна это такой микс второй и третьей. Ничего принципиально нового в ней нет, она имеет те же особенности, что мы уже наблюдали летом. Во-первых, это очень быстрое распространение вируса и стремительный рост заболеваемости. Еще накладывается то, что осенью школьники вернулись в школы, студенты в вузы, все вернулись в офисы. Люди больше времени проводят в помещениях, не переболевшие кластеры резко вспыхнули, и сейчас идет вал заболеваемости.

Вторая история утяжеление течения болезни с приходом дельта-штамма. Стало больше пациентов, которые требуют кислородной поддержки. Если во вторую волну доля таких пациентов составляла 40-45%, то сейчас — где-то 60-65%. 

А в некоторых регионах, например, в Подмосковье, каждый седьмой пациент на кислороде лежит.

Опять же, мы это видели уже летом, нынешняя волна отличается просто большим масштабом. 

На это накладывается дефицит кислорода, с которым сейчас сталкиваются десятки регионов. Отчасти проблему решили в прошлом году, но тогда потребление кислорода было значительно меньшим, чем сейчас. Летом обнаружилось, что пациент на ИВЛ требует значительно больше кислорода, чем в прошлые волны. Производство кислорода составляло где-то 1,5 тысячи тонн в сутки, и этого не хватало. Тогда вроде бы включился Минпромторг, и кислород пытались добыть отовсюду: от любых производителей, от Минобороны, от Роскосмоса, из других стран. Мы начали закупать его в Финляндии, Китае и даже в Казахстане.

Сейчас эта проблема еще сильнее обострилась, потому что по стране потребление кислорода составляет 2,8 тысячи тонн в сутки. Это в разы выше, чем когда-либо прежде. 

Фото: Pan Przemek / Flickr.com

Еще одна особенность смещение заболеваемости и тяжелых случаев к более молодым возрастным группам. Мы это наблюдали уже летом, когда внезапно выяснилось, что стали болеть молодые, стали болеть дети. Молодые стали попадать в реанимацию, попадать на ИВЛ, умирать.

Про детей, наверное, стоит сказать отдельно. Летом это были скорее первые тревожные звоночки — увеличилась не просто заболеваемость среди детей, но и тяжесть их болезни. Статистически мы это видели только в отдельных случаях. Сейчас же очень много сообщений о тяжелобольных детях. Скажем, недавно была новость о том, что в Воронежской области от ковида скончалось шесть детей в разном возрасте. В Оренбургской области трое новорожденных с ковидом лежат в больницах, причем двое из них на ИВЛ. Были новости о переполненных педиатрических отделениях: в Пермской детской больнице заканчивались места и детей с ковидом уже просто клали в коридоре.

Это все роднит нынешнюю волну с третьей, но сейчас ситуация куда хуже, чем была год назад. Рост в эту волну идет намного быстрее, чем шел прошлой осенью. Это связано, с одной стороны, с тем, что у нас сейчас доминирует штамм «дельта», который значительно заразнее. С другой стороны, мы вступили в осень с куда меньшими социальными ограничениями, чем раньше. Ничего не сдерживает распространения вируса. 

То есть локдауны дают положительный эффект? 

Да, разумеется, они дают эффект. Недавно опубликовали статью про связь между локдауном и спадом заболеваемости — любой локдаун приводит к резкому сокращению контактов между людьми, это обрывает цепочки заражения.

Но с локдауном, который запланирован с 1 по 7 ноября, спорная ситуация. Во-первых, он начнется только через неделю, а в условиях нынешнего роста это слишком много. Во-вторых, продлится он всего лишь неделю, а этого недостаточно.

Нужны как минимум дветри недели для заметного прерывания цепочек.

К тому же разрешено ходить в театры и в музеи при соблюдении мер с QR-кодами, но все остальное закрыто, даже плановая стоматологическая помощь отменена. Такие странные решения дезориентируют и снижают доверие людей к карантинным мерам в принципе. 

Корректно поступила Латвия, которая ввела жесткий локдаун на четыре недели.  

— В нескольких регионах недавно ввели QR-коды. Это помогает снизить заболеваемость? 

Нет, совершенно нет. В данный момент это бессмысленное решение, которое может только ускорить темпы вакцинации, но не снизить заболеваемость. Введение QR-кодов приводит к спросу на вакцину, люди массово идут прививаться, а при той паршивой организации процесса, что есть у нас в России, это несет большие риски. 

Например, один поток на экспресс-тестирование по ковиду и на вакцинацию в московских ТЦ. Я и сам столкнулся с таким еще в январе, когда сидел в очереди на вакцинацию: по левую руку от меня был прививочный кабинет, а по правую кабинет для взятия мазков на ПЦР-тесты.

Фото: Pima County / Flickr.com

К тому же люди так и не научились нормально носить маски, не говоря уж о респираторах. В таких условиях будут происходить заражения и на прививочных пунктах. А это, в свою очередь, будет сильно влиять на доверие к вакцинации в принципе: среднестатистический человек будет связывать болезнь с вакцинацией. 

Нужно 85% привитых

В Москве привито больше 30% населения, но 19 октября был новый рекорд по числу заболевших — 5 700. Почему так происходит? 

30% совершенно недостаточно для остановки и даже замедления эпидемии. Для этого недостаточно даже 40% и 50%. Мы наблюдали на примере многих стран, что заметное влияние на процесс эпидемии возникает при вакцинации от 55-60% населения. При этом нужна вакцинация честная, без сертификатов, без слитых в унитаз вакцин.

И нужно понимать, что вакцинация дело хорошее, но не менее важны и нефармацевтические меры. 

А этих мер ни в Москве, ни в остальной России уже давно не вводили. Опять же, у нас сейчас дельта-штамм доминирует, а он заразен примерно как ветряная оспа. Это увеличивает границу коллективного иммунитета, который нужен хотя бы для замедления эпидемии, до 85-90%. 

Как обстоит дело с соотношением вакцинированных и умерших в других регионах России? 

Пока никакой корреляции по числу привитых и умерших нет, потому что у нас в принципе по стране очень мало привитых. Здесь Белгородская область очень показательный пример, потому что это первый регион России, где привили 50% населения. Его еще ставили в пример как образцовый регион, в котором практически не снижались темпы вакцинации, в котором привили 60% взрослых.

И мы видим, что вакцинация в этих масштабах не помогает: сейчас в Белгородской области рекордное число госпитализированных. Потому что даже если мы привили 50% населения, у нас все равно остается 50% не привитого населения. Среди 50% не привитых немало тех, кто еще не болел, и этого достаточно для новой мощной вспышки заболевания. 

Фото: Сергей Щедрин

Есть ли сейчас нехватка вакцины в Москве и регионах? Какими темпами идет прививочная кампания?

В Москве нехватка вакцины не наблюдалась в принципе никогда, и отчасти из-за этого еще весной и летом не снабжали регионы. В то время, когда в Москве всегда была вакцина, регионы как раз зачастую ее недополучали.

Сейчас в регионах нет сигналов о нехватке вакцины, но на самом деле выводы можно будет делать только через несколько недель, когда темпы вакцинации заметно вырастут. Этот рост начался буквально семь-десять дней назад, и пока темпы вакцинации выросли в 2,5 раза по сравнению с тем, что было в конце сентября. Пока вакцины достаточно для всей России, но если мы выйдем на 600 тысяч привитых в сутки, могут возникнуть проблемы. 

Стоит сказать, что за последнее время вышло мало «Спутника V» в гражданский оборот. Впервые за весь год на прошлой неделе не было зарегистрировано ни одной партии ни первого, ни второго компонента «Спутника», хотя на него приходится 90% общего выпуска вакцин. Это скажется уже где-то в ближайшие неделю-две, потому что есть четкая корреляция между регистрацией «Спутника» и дальнейшими темпами вакцинации. Весной уже через две-три недели после того, как был провал по регистрации партии в оборот, темпы вакцинации сильно падали. 

Насколько сейчас отличается российская статистика от европейской? Там тоже большой процент тяжелобольных и умирающих? 

— В Европе четко выделяются два блока: запад и восток. В Западной Европе ситуация значительно лучше, чем в России и в Восточной Европе, и как раз за счет того, что там смогли привить значимую долю населения.

По Евросоюзу 68% привитых, из них 64% привиты полностью. Где-то, как в Португалии, привито даже более 80% населения. Это сильно сказывается на ситуации с эпидемией в этих странах. В Великобритании, например, растет заболеваемость, но смертность и госпитализация не растут сопоставимым образом. 

В странах, которые смогли привить 60-70%, соотношение умерших к заболевшим снижается в девять-десять, а то и в 12 раз.

И мы видим, что Европа сейчас не ужесточает ограничения из-за новой волны, а некоторые страны их даже отменяют: Великобритания три месяца живет без ограничений, Норвегия и Дания отменили ношение масок. На примере Западной Европы мы видим, что массовая вакцинация обнуляет смертность от ковида и превращает его в средней паршивости грипп. 

В Восточной Европе дела обстоят значительно хуже. Например, в Румынии сейчас закончились места в больницах и все реанимационные места. При населении в 19 миллионов только официальная ковидная смертность составляет 500-600 человек в сутки. В соседней Молдове тоже катастрофическая сейчас ситуация, и там привиты около 30% населения. На Украине больше 40% тестов на коронавирус положительные, то есть болеет почти каждый второй. В больницах нет мест, в реанимациях нет мест, официальная ковидная смертность превысила 500 человек в сутки. 

— Многие вакцинированные попадают в больницы? Есть ли какая-то статистика?

— Знаете, это на самом деле большая боль, потому что явной статистики по России нет, в отличие от многих других стран. Ни федеральный Минздрав, ни региональные минздравы эту статистику в нормальном виде не предоставляют. Но даже по отдельным сведениям понятно, что доля привитых среди госпитализированных составляет порядка нескольких процентов.

Октябрь — худший месяц

— В августе вы писали о том, что многие регионы искусственно занижают показатели смертности. Это происходит сейчас? 

Это происходило, происходит, и как будто всегда будет происходить. В августе я писал про то, что есть два способа занижения статистики. Первый — это когда регион показывает куда меньше умерших, чем на самом деле. Второй — занижение на федеральном уровне, когда федеральный оперштаб берет региональную статистику, и то у одного, то у другого региона отщипывает нескольких умерших. В итоге сумма получается меньше, чем она должна быть на самом деле.

Фото: tvkrasnodar.ru

Могу привести ту же Белгородскую область как пример. В этом регионе на госпитализированных нужно около 45 тонн кислорода в сутки, примерно такой же расход идет в Нижегородской области. Но в Нижегородской области сейчас умирает по 40 человек в сутки, а в Белгородской — по четыре-пять умерших. Или вот Татарстан: один из регионов-рекордсменов, где единицы умерших, но избыточная смертность оказывается выше в 30-50 раз, чем официальная ковидная смертность. 

Если говорить о занижении на федеральном уровне, то оно тоже остается. 

Мой любимый пример — Воронежская область. По данным федерального сайта стопкоронавирус.рф, за прошлую неделю от ковида там умерло 109 человек, а по данным регионального оперштаба — 310 человек. Смертность от пневмонии в ту неделю была еще выше и достигла 517 человек. Это при том, что раньше от пневмонии в Воронежской области умирали по пять-семь человек в неделю — смертность выросла буквально в сто раз. И это даже не пик, потому что рост продолжается. По-видимому, в октябре смертность в Воронежской области увеличится процентов на 70, как минимум. 

— Есть ли прогноз, когда страна достигнет плато и спада заболеваемости? Возможно просчитать это, например, по темпам вакцинации? 

Темпы вакцинации здесь никак не скажутся. Если сейчас удастся нарастить вакцинацию и привить в ближайшее время «Спутником» хотя бы процентов 60-65, это позволит сильно смягчить следующую возможную волну. Но сейчас никакая вакцинация не поможет, и пока я поводов для оптимизма не вижу: заболеваемость продолжает расти. Виден рост ковид-специфичных запросов в «Яндексе», который коррелирует с реальной заболеваемостью и смертностью.

По моим оценкам, пик заболеваемости наступит недели через две-три, а пик реальной смертности следует ждать на рубеже ноября-декабря.

При этом октябрь, судя по всему, выйдет худшим месяцем с начала эпидемии. Госпитализированных в стране больше, чем когда-либо, потребность в кислороде выше, чем когда-либо, и следующие пару месяцев будут довольно жуткие.

— Можно ли как-то исправить ситуацию? Жесткий локдаун на долгий срок мог бы помочь? 

Да, локдаун мог бы исправить ситуацию и спасти десятки тысяч жизней.

Меры нужно было принимать еще в сентябре, когда начался быстрый рост заболеваемости. Но у нас, к сожалению, очень не любят принимать решения и злить людей. У нас скорее предпочтут как-нибудь дотянуть до окончания волны, до естественного спада или до школьных каникул. Собственно, к школьным каникулам очередные нерабочие дни и привязали.

Конечно, сейчас могли бы помочь строгие ограничения, но эти нерабочие дни приведут к тому, что многие люди будут путешествовать по России и дальше распространять вирус. Рост спроса на авиаперелеты, железнодорожные билеты, отели и курорты уже виден по статистике билетных и туристических сайтов. 

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.