У молодых людей почти у всех интересные лица. Потом что-то уходит, но к некоторым и приходит, иногда куда как больше, чем ушло. Примерно так я размышляла, глядя на немолодого мужчину, который стоял с плакатом напротив прокуратуры Петербурга.

Ольга Романова

Он был похож на постаревшего гусара из 1812 года. Или на художника, который рисовал 40 лет, а потом жизнь отняла у него ребенка, например. 

Да, к сожалению, второй вариант. 

Николай Николаевич Бояршинов – питерский художник. И отец Юлия, которого обвиняют в участии в террористической организации «Сеть», запрещенной в России. 

Как Юлий, имеющий хорошую семью и работу (он промышленный альпинист), добрые увлечения – он эколог и зоозащитник – мог податься в террористы? 

Николай Бояршинов. Фото: ОВД-Инфо

Николай Николаевич отец. Ему трудно говорить об этом. Трудно себе представить, что твоего сына пытают. 

Как и других обвиняемых по этому делу. Следы пыток зафиксированы членами Общественной наблюдательной комиссии Петербурга, о пытках заявляли подсудимые в ходе судебных заседаний. Об этом говорили адвокаты и зачитывали рассказы ребят – пытали в Питере и в Пензе, они сидели в разных тюрьмах в разных городах, и все говорят о пытках. Эти рассказы много где публиковали. Пытали, чтобы добиться признательных показаний. Добивались. На суде арестанты отказывались от этих показаний и заявляли, что они были получены под пытками. 

А потом их пытали, чтобы они отказались от признаний, что их пытали. 

Вот, например, как это было в Пензе: рассказывает Дмитрий Пчелинцев, который в минувший понедельник, 10 февраля, был приговорен к 18 годам лишения свободы за участие в организации «Сеть»: 

«С меня сняли носки, стянули штаны и трусы до колен. На голову надели плотно прилегающий убор типа подшлемника и застегнули под подбородком. Конвойный обмотал большие пальцы моих ног проводами. В рот пытались засунуть кляп, но я не открыл его, потому кляп примотали скотчем. В прошлый раз от кляпа обкололось много зубов. В процессе борьбы мы почти не говорили. Когда меня перестали бить по лицу и в живот, меня ударили током (…) «Контакт плохой, бьет слабо». Я заорал, что не надо сильнее. Третий все время упирался мне коленом в грудь, сжимал мои гениталии до такой степени, что в глазах белело (…) Мне сказали после ещe пары ударов током: «Возвращаешь показания, говоришь, про пытки врал. Дальше будешь делать, как скажет следователь. Показывают на белое, говорят чeрное — ты говоришь чeрное. Отрезают палец и говорят съесть — ты его ешь» 

Дмитрий Пчелинцев. Фото: 7×7-journal.ru

Были проверки этих заявлений? Конечно, были. Кто писал жалобы в прокуратуру, СК или ФСБ, знает, какой был получен ответ: «Проверка проведена, сведения не подтвердились». 

На теле одного из свидетелей (да-да, свидетелей) было зафиксировано больше 80 парных красных точек. Он говорил, что его били электрошокером для того, чтобы получить показания. Проверка проведена – это укусы насекомых. И да, к свидетелю Капустину действительно немного применили силу, потому что он пытался сбежать от сотрудников ФСБ, которые собирались мило с ним побеседовать. Не более того.

Просто чтобы узнать побольше о членах организации «Сеть».  

Но кто эти люди и что они сделали? Семь обвиняемых приговорены в Пензе к срокам от 6 до 18 лет лишения свободы, еще двое, в том числе и Юлий Бояршинов, ожидают приговора в СИЗО Санкт-Петербурга. 

Потерпевших в деле нет. Ущерба нет. 

Кто они? Повар, музыкант, инженер, студент Физтеха, ведущий КВН, инструктор по стрельбе в ветеранской организации десантников, программист, промышленный альпинист. Очень разные люди, и не факт, что они все были между собой знакомы. 

Что они точно делали? Они в лесу играли в страйкбол.  Впрочем, обвинением это представляется как «незаконное овладение навыками выживания в лесу и оказания первой медицинской помощи». 

Обвинение утверждает, что «Сеть» была разделена на ячейки, которые функционировали в Москве, Пензе, Петербурге и почему-то в Белоруссии. В Петербурге ячейки якобы назывались «Марсово поле» и «Иордан» (она же «СПб1»), а в Пензе — «Восход» и «5.11». По словам обвиняемых, это названия страйкбольных команд. Впрочем, с названием «5.11» действительно есть проблема: на 5 ноября 2017 года была назначена так называемая «революция Мальцева» из «Артподготовки»однако на следствии всё же выяснилось,  что «5.11» — это одежда, очень подходящая для страйкбола, можно легко нагуглить: «5.11» — это не просто тактическая одежда, это бренд с вдохновляющей философией», пишут на сайте бренда. 

Что еще достоверно известно про обвиняемых? Что все они имеют политические убеждения. Они – леваки. Анархисты или антифашисты. 

Мне как-то до сих пор режет мозг соображение, что за антифашизм в современной России могут преследовать. Хотя могла бы и привыкнуть, много лет сталкиваясь в своей работе в фонде «Русь Сидящая» именно что с политическим преследованием антифа. 

Арман Сагынбаев, Илья Шакурский, Дмитрий Пчелинцев и Василий Куксов . Фото: Давид Френкель / Медиазона

Кстати, об идеологии. Я знакома с человеком, который был назван в фильме, показанном на НТВ, идеологом организации «Сеть». Это девушка, ей было 20 лет, когда случились первые аресты по делу «Сети», её зовут Олександра (Оля) Аксёнова, она жена одного из обвиняемых, петербуржца Виктора Филинкова, программиста. Выросла в семье полицейского, который даже был одно время начальником СИЗО. Недавно опубликовала в фейсбуке свои воспоминания о детстве – надо сказать, чудовищные. Ей явно пришлось нелегко. С родителями не общается. Она успела уехать в Финляндию и получить там политическое убежище. Собирается поступать в университет. Такая дерзкая брюнетка дюймовочкиного сложения. 

 Так какую идеологию проповедовала юная Оля, какие ужасные преступления совершили члены организации «Сеть»? 

Девять юношей (сведений об Оле в открытых материалах дела нет) были обвинены в том, что они создали террористическое сообщество, которое собиралось провести на территории России теракты, приуроченные к выборам президента и Чемпионату мира по футболу. Цель – дестабилизация обстановки в стране. 

Для этого они собирались в лесу и играли в страйкбол. Играли – точно. Никто не отрицает. Еще есть переписка в мессенджерах. Да, были сильно недовольны происходящим в стране. Слова всякие писали в личных чатах. Слова. 

А еще есть признательные показания. Признавались во всём. Потом заявляли, что показания были получены под пытками. Свидетельств пыток много, критически много. 

А еще очевидно много фальсификаций. Например, есть свидетельства трех сокамерников Дмитрия Пчелинцева, они в деле фигурируют под псевдонимами «Зайцев, Волков и Лисин» – якобы Пчелинцев рассказывал им, как он собирался свергать режим. Однако в том же деле есть справка, что всё это время Пчелинцев содержался в одиночной камере.  

Поэтому что собирались сделать эти парни, существовала ли организация «Сеть», готовились ли они к чему-то – так и осталось невыясненным. Похоже, что нет – исходя из того, что есть в деле. То есть из презумпции невиновности. Слово против слова. 

«Я признался, потому что меня пытали». 

«Нет, он сам признался». 

Получить за такое 18 лет до сих пор было невозможно. А с понедельника – да. 

Кому это нужно? Тому, кто получает звёздочки, премии и зарплаты за раскрытие особо значимых преступлений. Ведь если никто не собирается насильственным образом свергать власть, значит, и работы нет? Не говоря уже о премиях и звездочках. 

Но вы можете представить себе, как семеро пензенских парнишек, и примкнувшие к ним питерские Витя и Юлик – во главе с девочкой Олей – идут свергать власть? Я – с трудом.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.