До поступления еще целая жизнь, но ставки делаются уже сейчас, в октябре. Наступает пора олимпиад, призовые места в которых фактически дают одиннадцатиклассникам гарантию поступления в самые престижные вузы. По сути, олимпиады стали чем-то вроде замены ЕГЭ. Хорошо это или плохо?

Преподаватель литературы, доцент ВШЭ и учитель лицея ВШЭ Михаил Павловец впервые стал членом жюри Всероссийской олимпиады по русскому языку и литературе в 2002-2003 гг. Участников отбирали пристрастно, уровень тогда был очень высокий. Члены жюри тоже были весьма авторитетны. Со временем количество участников олимпиадного движения стало расти, как и число самих олимпиад.

– Тревожным звоночком лично для меня оказался момент, когда ввели так называемую апелляцию, – вспоминает Павловец. – Все стало как на экзамене. Если до этого между членами жюри и ребятами были очень уважительные отношения, то теперь это напоминало поножовщину или боксерский поединок. Тренеры, родители или учителя готовят их, полотенчиком обмахивают, потом на апелляцию заходит ребенок и начинает, буквально взяв за горло, выжимать из членов жюри дополнительный балл.

«Без поисковых систем – или заранее известных ответов – олимпиаду было не решить»
Подробнее

Одновременно с этим начало падать качество олимпиадных заданий. Раньше они были остроумные, яркие, нестандартные, а теперь все больше формализуются и становятся похожи на ЕГЭ. Например, предлагалось проспрягать слово «какаду» так, как будто оно является глаголом 1-го лица единственного числа («какадишь»? «какадешь»?), определить спряжение получившегося глагола и обосновать выбор формы его инфинитива. Это задание вызвало, как рассказывает Михаил Павловец, вал жалоб и апелляций.

Но это еще не самое противное. Хуже – доносы, которые давно не редкость.

– Были очень странные письма на адрес администрации президента, в министерство. Дескать, неправильно отбирают авторов, предлагают анализировать тексты Набокова, «а он педофил», дают тексты Сологуба, «а он извращенец». Поразительно, что эти письма не выбрасывают в мусорную корзину, а начинают какие-то разбирательства.

Теперь разработчики, придумав интересное задание, печально откладывают его в сторону со словами: «А как ты потом будешь оправдываться? Давай уж лучше для конкурса знатоков оставим!»

Раньше на олимпиаде по русскому было два дополнительных конкурса – «знатоков» и «поэтов». Участие в них не давало баллов, только моральное удовлетворение. В какой-то момент участвовать в них перестали. Школьники поняли, что раз эта победа не дает особых преимуществ при поступлении, то нечего и время тратить.

– Я почувствовал, что дух олимпиады начал потихонечку выходить, как воздух из дырявого мячика. Когда-то мы работали в бутике, а теперь – в большом супермаркете, – говорит Павловец.

Выигравшие и проигравшие

Ребята не скрывают прагматического подхода к олимпиадам. Для Анны Жариковой из Нижнего Новгорода, студентки 3-го курса социологического факультета СПбГУ, участие в них было азартной игрой, где важно правильно сделать ставку.

История врача: как я не поступила в университет
Подробнее

– Участвовать лучше в нескольких олимпиадах, никогда не знаешь, где выстрелит. Самая результативная олимпиада, которая дала мне возможность поступить без вступительных испытаний при условии сдачи ЕГЭ по обществознанию на 75 баллов – это олимпиада, на которую я ехала на всякий случай, не думая, что смогу что-то занять. А те, на которые я делала ставку, не выстрелили, я там ничего не выиграла.

По мнению Жариковой, школьные олимпиады учат собраться в трудной ситуации, мобилизовать знания и выдать лучший результат. Она вспоминает о них как о важном этапе взросления.

Друг Анны Андрей Суворов называет себя «отпетым олимпиадником». В школьных олимпиадах он начал участвовать с пятого класса, в университетских – с восьмого.

– Я выбирал между СПбГУ и ВШЭ, внимательно изучал правила, по которым засчитываются олимпиады в этих вузах. В каких олимпиадах победа или призерство равняются 100 баллам ЕГЭ или БВИ (поступлению без вступительных экзаменов – ред.). Наметил себе дорожную карту: выигрываю то-то – поступаю туда-то. Преимущество я отдавал петербургским вузам. Все получилось, как я и задумывал. Поступил без вступительных испытаний на юрфак ВШЭ в Питере.

В олимпиадах Андрей видит только хорошее:

– Не согласен, что они вырождаются и из творческого соревнования превращаются лишь в средство поступления в вуз. Почему твой интеллект не должен помочь тебе получить какие-то преференции при поступлении?

А вот Елизавета Пигуль, мама десятиклассницы из подмосковного лицея и сама учитель географии, считает, что все олимпиады, кроме вузовских, – нечестная игра. Они с дочерью возлагали надежды на Всерос по химии, готовились к ней весь 8-й и 9-й классы, но сошли с дистанции. Ведь если на школьном уровне все задания, как говорит Пигуль, еще «решаемы и вменяемы», то на региональном и федеральном этапах обычный участник, даже знающий предмет, справиться с ними не в состоянии.

По сути, Всерос – это конкурс не между школьниками, а между специализированными топовыми школами. Только у них есть возможности и материально-техническая база (в случае с химией, где для опытов нужны реактивы, это особенно важно), чтобы подготовить детей к победе. Другой вариант – нанимать репетиторов, но тогда это соревнование не между детьми, а между родителями.

Еще одна олимпиадная несправедливость, как считает Пигуль: чтобы достижение ребенка пошло в зачет при поступлении, ему нужно это достижение сделать в одиннадцатом классе. Все, что было раньше, никого не интересует. Можно было бы утешать себя тем, что занятия в любом случае не напрасны. Но олимпиада подчас не помогает, а мешает сдаче ЕГЭ – другой формат, другие требования. Например, по химии одна и та же реакция на олимпиаде и на экзамене записывается по-разному.

Олимпиадная индустрия

– Вокруг олимпиад, как вокруг всякого большого спорта, появилась собственная инфраструктура: свои особые «тренеры», готовящие именно к этим олимпиадам, школы, ориентированные не на образование в целом, а именно на подготовку к определенным испытаниям, отдающие на этот предмет по 10 часов в сетке и еще столько же во «внеурочное» время и игнорирующие прочие предметы. Одним словом, вход в эту систему «со стороны» становится невозможен. Не говоря уже о том, что участие в олимпиадах становится в 10-11-м классе самоцелью, надолго отрывает способных школьников от нормального учебного процесса, – написал московский учитель истории Леонид Кацва в фейсбучном посте, вызвавшем острую полемику.

Леонид Кацва: Я бы не гордился успехами московского образования
Подробнее

Для столичных школ победы в олимпиадах – это и в самом деле престиж, рейтинг и финансирование.

– Подготовка и проведение олимпиад – большая нашей часть работы, мы ведем ее вместе с МГТУ им. Баумана. Победителей у нас очень много, участников – вообще практически каждый третий. Их победы приносят, конечно, баллы в рейтинг школы, но это не главное. Важно, что сами ребята получают удовлетворение от участия в таких соревнованиях, – убежден директор школы №1580 при МГТУ им. Баумана Сергей Граськин.

Директор Вероника Бурмакина, чья школа №1329 выиграла, как и школа №1580, грант мэра Первой степени (40 млн руб.), говорит, что половину баллов ей в рейтинг принесли победы школьников на Всероссийской и международных олимпиадах.

– Конечно, гранты – это нам интересно, мы получили прибавку на весь учебный год и будем стимулировать коллег, которые подготовили победителей олимпиад, они получат премии.

Но все ли разделяют удовлетворение директоров? В комментариях к посту Леонида Кацвы один из его коллег-учителей рассказывает о подготовке иркутских школьников к Всероссийской олимпиаде по обществознанию. Они занимаются с апреля по сентябрь три или четыре раза в неделю по полтора-два часа в день, включая лето.

– Не все ученики испытывают от этого счастье. Учителю и школе – хотя бы бонусы в виде прибавки к зарплате. А что же самим олимпиадникам? А вдруг не поступишь, а ты свету белого не видел, все сидел, зубрил и занимался.

Елизавета Пигуль вспоминает, что школьная подготовка дочери к Всероссийской олимпиаде по химии превратилась в изнурительный марафон. Приходилось заниматься во внеурочное время и возвращаться домой в 8-9 часов вечера.

Правда, далеко не все российские школы участвуют в забеге. Многим это не по карману – особенно когда детей надо отправлять в другие города. На заключительном этапе Всероса Москва и Питер выбирают всю квоту, а с Дальнего Востока приезжает хорошо если один человек. По словам Михаила Павловца, есть регионы, которые делают все, чтобы у них не было победителей.

– У начальства есть рычаги административного давления на тех, кто проверяет работы. Просто режут оценки и никого не отправляют. Конечно, есть регионы, где руководство вменяемое и понимает, зачем нужно участие детей во Всероссийской олимпиаде. Иногда и сами родители платят за ребят, отправляют их за свои деньги.

В целом же материальное поощрение учреждений образования за подготовку детей к олимпиадам Павловец считает порочной практикой:

– За талантливого ребенка кому надо давать награду? Господу Богу и его родителям, которые поддержали его, дали ресурс, чтобы заниматься. А награду получает школа.

Берегите выпускника

– Олимпиады очень выматывают, – признается Елизавета Пигуль. – Региональные туры проходят в других городах. Где-то организовывают бесплатные автобусы, а где-то нет, и родители отвозят детей самостоятельно. Часто одаренные дети принимают участие в олимпиадах по 5-6 предметам, и тогда у них период с января по май – изнурительный, так как они минимум два раза в месяц встают в 5 утра и едут за много километров.

Как помочь ребенку справиться с тревогой в школе
Подробнее

Эти нагрузки накладываются на страх провала и ощущение колоссальной ответственности за то, что в тебя столько вложено и ты не должен подвести. Для подростковой психики все это – тяжелейшее испытание. Даже «отпетый олимпиадник» Андрей из Нижнего Новгорода признает, что для многих ребят, которые его окружали, все это выливалось в тяжелый стресс. Сам он весной в 11-м классе каждые выходные садился на «Ласточку» и ехал в Москву на очередную олимпиаду, а поздно вечером возвращался домой. Его такая олимпийская гонка по-хорошему заводила.

На сайте olimpiada.ru нет недостатка в психологических советах. «Дорога не победа, а участие», «Ты вступаешь в соревнование, а не в драку», «Сосредоточься на том, что делаешь сейчас», «Если хочешь выместить агрессию, порви газетку». Наверное, для кого-то они полезны, но в целом надо понимать, что есть люди, у которых изначально нет «топлива» для подобных боев.

– Типы нервной системы разные. Кто-то сложно просыпается и засыпает, быстрее устает, чаще болеет, и время эффективного интервала работы у него ниже, чем у кого-то более «энергетичного». Если такого человека перенапрячь различными видами подготовок, он не будет эффективен ни в олимпиадах, ни в ЕГЭ. О чем это говорит? О «не постарался», «гулял много»? Нет. «Нечем» ему было настолько постараться. У него просто нет ресурса, – объясняет Юлия Василькина, детский и семейный психолог.

Есть люди, для которых олимпиада – это драйв, источник дополнительной энергии и интереса, они способны мобилизовать все свои знания и сделать рывок. Но это – путь немногих.

Обычно на участии в олимпиадах настаивают школа и родители, и это неправильно, если учесть, что ЕГЭ и олимпиады – это два разных типа подготовки, и нагрузка тем самым удваивается.

– Оцените состояние вашего ученика, подойдите к этому реалистично. Если ресурсы невелики, лучше сделать ставку на ЕГЭ как на более предсказуемый формат, – рекомендует Василькина.

Особенно внимательно психолог советует следить за признаками переутомления, которые нарастают постепенно и вначале кажутся пустяковыми. На самом деле, если ребенок жалуется («читаю, все слова понимаю, а смысл не могу понять») – это уже серьезный симптом.

– Отдых одиннадцатикласснику необходим как воздух. Обязательно должны сохраняться хобби, разгрузка в виде музыки и книг, общение с друзьями, прогулки. Знаю, что родителям иногда тревожно бывает видеть ребенка за компьютерной игрой или перепиской в соцсетях. Но заставлять каждую минуту заниматься – это привести ребенка в истощенное состояние. Берегите выпускника и себя!

Олимпиады в России делятся на два типа: Всерос (Всероссийская) и перечневые.

Перечневые олимпиады бывают 1-го, 2-го, 3-го и 4-го уровней. 1-й и 2-й уровни могут дать максимум 100 баллов за ЕГЭ при условии, что на экзамене абитуриент наберет не меньше 75 баллов по этому предмету. 3-й и 4-й уровень, как правило, практически ничего не дают.

Сам перечень включает 80 соревнований, но некоторые проводятся сразу по нескольким направлениям, поэтому соревнований на самом деле больше. Всю информацию о том, какие именно олимпиады дают преимущества при поступлении, вузы ежегодно публикуют на своих сайтах.

Всероссийская олимпиада ценится выше, чем перечневые. Она дает поступление без вступительных испытаний (БВИ), если предмет, по которому выиграна олимпиада, является на факультете профилирующим. Допустим, в списке ЕГЭ на данный факультет есть математика, русский, биология и химия, но профилирующим предметом является только химия. Тогда 100 баллов по русскому вам не помогут поступить без экзаменов. Зато если вы призер или победитель Всероса по химии, то БВИ у вас в кармане.

Фото: tiei.ru

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: