«Мы за государственный счет готовим детей к выезду за рубеж», — заявила председатель Национального родительского комитета. Она против ЕГЭ по английскому. Татьяна Краснова — старший преподаватель английского языка МГУ и основатель благотворительного движения «Конвертик для Бога» — тоже против. Но совсем по другой причине.

Татьяна Краснова

По правде говоря, и я против обязательного ЕГЭ по английскому.

Во-первых, он не сделает наших детей умнее, как не сделал их грамотнее ЕГЭ по русскому языку, как не привил любви к классике экзамен по литературе, и не научил работать с серьезными источниками и фактами ЕГЭ по истории. 

Если «кто-то кое-где у нас порой» этому и выучился, то не благодаря, а вопреки Единому Госэкзамену.  Скажем за это спасибо еще оставшимся в строю учителям — пока их не всех еще повывели и есть кого благодарить.

Во-вторых, едва ли на реализацию этой затеи правда хватило бы денег и кадров.

Да и в принципе, не затем нужен экзамен, чтобы кого-то чему-то выучить. Единственное, что решительно и беспрекословно, из года в год создает в школе ЕГЭ, — это тяжелейший стресс, который даже пережить удается не всем.

Мне очень не хотелось бы, чтобы мой предмет учили из страха перед бабой Егой.

Если честно, мне хотелось бы, чтоб его учили в школе так, как учила я: из огромной любви. Сначала — к Сказкам Матушки Гусыни. Потом — к O’Генри и Джерому Джерому, к Марку Твену, Драйзеру, Диккенсу, а потом — к Шекспиру, потому что Шекспир, дорогая, это Мир и Вселенная, такая, как Пушкин, такая, как Данте…

Чтобы нынешние детишки, как я, полюбили сначала «Битлов», потом «Металлику», а когда-нибудь потом, с Божьей помощью, «Мессию» Генделя, потому что и то, и другое, и третье — классика…

Я бы очень хотела, чтобы они читали и слушали не только наши новости, но и новости BBC и CNN и читали «Таймс» и «Телеграф» и чтобы им, как и мне, нравилось искать истину и узнавать правду, сравнивая источники, отметать вранье и глупости, которых и тут, и там предостаточно, и формировать свое мнение.

Но ЕГЭ тут действительно ни при чем.

Мне очень хотелось бы в сотый раз поговорить о патриотизме. На сей раз — с неизвестной мне прежде госпожой Волынец, молодой симпатичной дамой, председателем Национального родительского комитета. Цитирую:

«Председатель НРК Ирина Волынец от лица российских родителей заявила о “насильственном насаждении на нашей земле западной экспансии и порабощении сознания наших детей”».

И еще одна цитата:

«Когда мы за государственный счет готовим детей к выезду за рубеж… то, конечно, ребенок подсознательно настроен на то, чтобы покинуть Родину».

 Мой вопрос, откровенно говоря, прост, как лопата.

Неужели для того, чтобы любить мою Родину, непременно надо быть малограмотным невеждой, способным по окончании школы, радостно гыкая, произнести только «Йес, ай из э тейбыл»? Неужели при других условиях мою Родину полюбить больше нельзя?

И еще вопрос: а как же раньше это удавалось некоторым выпускникам Царскосельского лицея?

Но этот разговор уж точно не про ЕГЭ.

При поддержке Фонда президентских грантов

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.