Источник: личный блог автора

Сначала — небольшая зарисовка с натуры.

Однажды летом к нам хотел перевестись юноша из СПбГУ. Там он учился на бакалавра по направлению «Искусства и гуманитарные науки», созданного, как многим известно, по классической и местами весьма распространённой западной модели Bachelor of Arts.

Представленная зачётная книжка пользовалась огромным успехом и читалась с таким же удовольствием, как телефонный справочник.

Итак:
1 семестр: Английский язык 3.1. Intermediate; Информатика и программирование; Введение в гуманитарные науки; Руский язык и культура речи: Мышление и письмо; Физическая культура; Математика и информатика: основы математики; Класс фотографии I; Концепции современного естествознания: введение в теорию сложности.

2 семестр: Английский язык 3.1. Intermediate; Физическая культура; Введение в гуманитарные науки; Интерпретация художественного текста; Введение в онтологию; Класс актёрского мастерства: времена года — весна, лето.

3 семестр: Физическая культура; Формулы страха: триллер и фильм ужасов в мировом кино; Практикум по сольфеджио; Класс импровизации; Специфические формы повествования в кино и литературе; Английский язык: теория и практика ведения дискуссий; История стран Западной Европы в Новое время.

4 семестр: Введение в литературоведение; Физическая культура; Введение в филологию: комментированное чтение; Литература Западной Европы и США после Второй мировой войны; Класс актерского мастерства: создание спектакля; Академический английский язык: практика ведения дискусий.

5 семестр. Литература и эстетика западноевропейского романтизма; Спецсеминар: проблемы анализа литературного произведения (ч.1); Поэтика И.Бродского; Русско-еврейская литература; Экономическая история.

6 семестр: Классический русский роман; 1968 год как социально-культурный феномен (это в выписке из зачётной книжки, в самой зачётке было лакончино написано «1968 как проблема». — К.-б.); Великобритания в период империи: «Pax Britannica»: рождение, расцвет и упадок Британской империи; Американская литература ХХ века; Спецсеминар: проблемы анализа литературного произведения (ч.2).

Поиск по сайту СПбГУ позволяет обнаружить, что обучение по направлению подготовки бакалавров «Искусства и гуманитарные науки» в Санкт-Петербургском университете ведется с 1999 года.

«Тогда же на базе СПбГУ был создан УМС по направлению «Искусства и гуманитарные науки» в рамках УМО в области инновационных междисциплинарных образовательных программ. ФГОС и Учебный план (теперь уже третьего поколения) программы был разработан коллективом экспертов СПбГУ с опорой на принципы системы либерального образования (liberal arts and sciences). Эта модель высшего образования успешно реализуется во многих вузах США и Европы и представляет собой эффективную систему построения инновационного междисциплинарного образования, прежде всего на уровне бакалавриата. СПбГУ реализует программу в тесном сотрудничестве с известным американским вузом-партнером – Бард колледжем (США, Нью-Йорк)» (с) отсюда (*pdf).

Не знаю, как вам, а мне всё-таки привычнее системная логика. Впрочем, я не совсем об этом.

Знаете, вот я за то, чтобы больше университетов, хороших и разных. Потому что, как известно, каждому — своё. Ну, или — чтобы избавиться от прецедентного контекста — кому-то нравится ананас, а кому-то — свиной хрящик. Так пусть будут и ананасы, и буженина, и прочее гастрономическое разнообразие.

Ключевое слово, конечно, — хороших. И здесь-то и начинаются проблемы.

Вопрос критериев оценки качества — один из самых болезненных. Потому что есть идея, что критерии должны быть более или менее одинаковыми для всех. А эти самые все — очень разные: за последние пять лет появились и федеральные университеты, и исследовательские университеты, и университеты с особым статусом, да и в обычных вузах страны ФГОС ВПО третьего поколения даёт гораздо большую свободу, чем ГОС-2. Поэтому получается ерунда: выпендриваться можно, но до очередной аккредитации и очередного же лицензирования. А там видно будет. В том смысле, что как повезёт.

Вроде бы, даже складываются всё чаще упоминающиеся критерии этой оценки: публикации сотрудников в зарубежных изданиях, импакт-факторы, индексы цитируемости, лекции на иностранных языках, международные связи, число иностранных учащихся у нас, число наших учащихся за рубежом.

При этом никто не обращает внимания на то, что по любому из этих пунктов, стоит только копнуть чуть глубже, начинаются проблемы.

Публикации — это не только научный, но и, простите, ещё и финансовый вопрос, для преподавателей (да и для вузов, порой готовых поддержать своих преподавателей) весьма существенный. Да, есть гранты, но их не хватит не то что на всех — на четверть, наверное (если мыслить масштабами всей страны).

Число иностранных учащихся — это ещё и вопрос инфраструктуры (причём не только вузовской, но и государственной), да и элементарных гарантий личной безопасности, между прочим.

Лекции на иностранных языках — это ещё и вопрос целесообразности: да, на романо-германском отделении у нас искони ряд курсов читается на изучаемом языке (у кого-то — в зависимости от языка — этих курсов больше, у кого-то меньше, не суть), но, вроде бы, международным языком русистики пока ещё остаётся русский и так ли уж надо здесь что-то менять? Да и научные школы в области русистики в России, вроде бы, вполне себе существуют, разве не логично уж здесь-то быть центром именно нам (я, замечу, вовсе не игнорирую ценность зарубежного опыта и тем более не утверждаю, что все работы русских учёных в этой области лучше зарубежных только лишь на том основании, что написаны русскими)?

Да и очевидно, что по числу лекций на английском мы вряд ли догоним американские университеты, а вот есть ли в США пункт про количество лекций на иностранных (по отношению к английскому) языках — сомневаюсь. Так за что боремся?

Идея выбрать N худших вузов (и закрыть их) и M лучших (и дать им денег), а пару-тройку даже вывести через пяток лет в первую сотню мировых рейтингов не нравится мне сразу по нескольким пунктам.

Во-первых, очевидной идеей о том, что мы должны подстроиться под рейтинги, вытекающей из констатации того, что в них — правда-истина. В первых-с-половиной, забвением той простой мысли, что легче сравнивается подобное, поэтому в этих самых рейтингах модель, нарисованная мной в самом начале, получит больше шансов на международное признание, а слова типа традиционность и фундаментальность будут иметь все шансы перейти в категорию устаревших — по крайней мере, в образовательной практике вузов, борющихся за право получить выгодное место под солнцем, света (а главное — золотого дождя) которого явно не хватит на всех.

Во-вторых, абсолютным непониманием того, что даже три-пять вузов в первых десятках американских рейтингов не изменят систему образования в нашей стране — учитывая объём территории и количество населения.

В-третьих, неясностью судьбы большинства вузов страны, которые не попадут ни в N, ни в М и, видимо, окажутся предоставлены сами себе: вытянуть самого себя за волосы из болота в мировой истории удалось, кажется, лишь однажды барону Мюнгхаузену.

В-четвёртых, абсолютно зияющим отсутствием ориентации на потребности национального рынка труда, ибо не так уж сложно догадаться, где будет искать работу выпускник престижного рейтингованного вуза, в образование которого вложены немалые бюджетные деньги.

В-пятых, меня ещё в школе учили, что слишком контрастное расслоение — по определению взрывоопасно. Это если глобально. По мелочи и про любимый мною человеческий фактор — хорошо ли выкидывать заслуженных людей на улицу в обстоятельствах нашей страны — даже и не буду. Да, и, пожалуйста, не рассказывайте мне про американских профессоров-пенсионеров, это несравнимо так же, как наши с ними зарплаты. О которых, впрочем, тоже не буду.

Если бы у нас было время и реальная свободная конкуренция, лучшим решением образовательной проблемы стало бы предоставление вузам максимальной свободы. Пусть действительно кто-то пригласит руководить факультетами эффективных менеджеров, на три четверти обновит кадровый состав и поставит на европеизацию/американизацию, а кто-то попытается сохранить традиционную фундаментальную систему образования. И лет через пятнадцать-двадцать всё само встанет на свои места, потому что студент, как известно, голосует ногами (а иногда — ещё и родительскими деньгами, конечно). И почему-то мне кажется, что хорошим может оказаться и тот, и другой путь — для сохранения сложной структуры образования, ориентированного и на практические потребности текущего рынка, и на перспективы большой науки.

…А юноша, о котором я говорила в начале, пришёл на собеседование, посидел, послушал — и не стал отвечать.

Читайте также:

 

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: