В преддверии 23 февраля одна фирма выпустила рекламный ролик, в котором недовольный подарком муж вывозит связанную жену в лес в багажнике автомобиля. Комментирует Татьяна Краснова.

Внезапно, на 55-м году жизни я поняла, что выросла в тепличных условиях.

Я имею в виду одну, сугубо гендерную область.

Пожалуй, только изредка матушка, обнаружив кавардак в моей девичьей светелке, возводила глаза к небу и произносила сакраментальное: «Ну ты же девочка!» В переводе на общедоступный язык это значило примерно то, что существа с моей анатомией должны не только (извините) писать сидя, но и содержать свои вещи и помещение в порядке. Лицам с другой анатомией по матушкиному кодексу позволялись лохмотья и свинарник.

Во всем остальном моя семья была образцовой: меня воспитывали как человека.

То есть как существо, способное позаботиться о себе при любых обстоятельствах и не висеть с какой-то стати камнем на шее у тех самых иначе устроенных лиц.

Например, когда меня семилетним ребенком брали на рыбалку, предполагалось, что я способна пойти с топориком в лес и нарубить сухих сучьев для костра.

Или, скажем, двенадцатилетним подростком я вполне могла сесть за руль застрявшей в грязи машины и разумно выполнять команды мужчин, выталкивающих автомобиль из грязи.

И уж конечно, никому и в голову не приходило, что для обеспечения своего сытого будущего я должна буду выйти замуж.

Нет, «замуж» как таковой никогда никто не отрицал, но мысль о том, что я вырасту, выучусь и буду зарабатывать себе на жизнь казалась мне самоочевидной.  Больше того, в мою голову каким-то образом заложили идею, что самое страшное, что может случиться с человеком – это зависимость и неспособность жить самостоятельно.

Не уверена, что все это имело какое-то отношение к равным правам мужчин и женщин. Мне все время говорили слово ЧЕЛОВЕК.

Да в общем, и вся дальнейшая моя жизнь прошла в кругу людей, среди которых не принято было особо сосредотачиваться на гендерной принадлежности хирурга, профессора византинистики или редактора энциклопедии. Их ценность по умолчанию заключалась не в анатомических подробностях, и не в том, кто из них умеет печь пирожки. Пекли, бывало, в разных комбинациях, а часто покупные лопали, и при этом лечили, учили, статьи писали , мосты проектировали, и спорили о том, что нам всем казалось важным.  

И вот прошло много лет.

Собственно, больше ста, если считать от суфражисток.

И, к своему глубочайшему изумлению, я снова и снова натыкаюсь в медийном пространстве на разговоры о том, что «должна и не должна баба», как надо выглядеть и вести себя, чтоб удачно сесть на чью-то шею и никогда не работать, а с недавних пор еще и о том, как надо женщину «воспитывать», чтобы она «знала свое место».

Тот рекламный ролик, который заставил меня написать все вышесказанное, определил место женщины в багажнике автомобиля ее «повелителя», которому «баба-дура» не смогла угодить.

Честно говоря, как комментировать этот «шедевр» — не знаю. Лично я предлагаю вместо комментария полный и тотальный бойкот той сети магазинов, которая эту пакость заказала.

А меня очень прошу с гендерными праздниками не поздравлять. Если мало именин, есть День Учителя.

Да, кстати, мужа с 23 февраля я поздравляю неукоснительно. Это день рождения Георга Фридриха Генделя. Мы с друзьями отмечаем.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.