20 сентября в «Гельман-галерее» в московском центре современного искусства «Винзавод» открылась выставка Евгении Мальцевой «Духовная брань».

На открытие выставки на «Винзавод» пришли казаки и православные активисты, расценившие экспонаты и замысел авторов как кощунство. Их целью было заблокировать вход в галерею. Сорвать мероприятие не удалось, но вход на «Винзавод» пришлось перекрыть, вокруг были зафиксированы драки и беспорядки, в результате нескольких православных задержала полиция.

Является ли подобная реакция на современное культурное явление для христианина допустимой? Отвечает протодиакон Андрей Кураев:

Сами экспонаты выставки «Духовная брань» я не видел, смотреть не хочу, а, значит, и комментировать не стану.

Впрочем, самый странный экспонат там — это организатор выставки, коллекционер Виктор Бондаренко. Эмигрант из СССР, гражданин США, он сделал деньги в мире, связанном экспортом русского оружия (во всяком случае, издавал журнал «Военный парад» и каталог «Оружие России»). При этом сами американцы обвиняют его в коррупции и откатах и в свою страну не впускают.

Был и светлый аспект в жизни этого недоучившегося танкиста. Бондаренко увлекся собиранием икон. Я был в его доме и видел замечательные образа. Не столь давно был издан внушительный каталог с ее описанием (см. например, здесь или здесь). Иконы из собрания Бондаренко можно увидеть на выставках, проводимых Центральным музеем древнерусского искусства им. Андрея Рублева.

Его нынешний крен в сторону карикатур — это же знак какой-то жуткой человеческой катастрофы. Он отрекся не от Кураева-Чаплина-Смирнова, не от конкретных (вполне, может быть, малосимаптичных) церковных деятелей, а от Андрея Рублева, Дионисия и Феофана Грека. Один спрос с человека, не знакомого ни с какими шедеврами иконописи, кроме продукции «Софрино». Но здесь-то человек видел настоящую красоту, трогал ее руками, жил рядом с ней — и на тебе… Такая метаморфоза с этим человеком мне видится загадочной.

Но вообще меня мало интересуют безобразия, творимые нецерковными или антицерковными персонажами — им так по статусу положено. Меня гораздо больше напрягает, когда мои собственные единоверцы превращают Церковь в ролевой клуб боевых урукхаев.

События на «Винзаводе» не являются первыми такого рода для православных активистов. Судя по их счастливым лицам, они абсолютно уверены в своей правоте, а, значит, никто из церковного руководства не пробовал всерьез объясниться с ними и одернуть их. А ведь именно церковное руководство эти хулиганы ставят в неудобное положение.

До событий на «Винзаводе» у меня не было оснований не верить официальным заявлениям о том, что отношения Церкви и государственной власти у нас в стране близки к идеальным. Но если бы это было так, одним телефонным звонком кощунственная выставка была бы пресечена. Этого, однако, не произошло — а потому и взбрыкнул «погромчик».

Погромы и самосуды — это действия социально слабых людей. Когда человек убежден, что обычным путем он до власти не докричится, что в рамках обычного правового пространства его интересы и святыни не защищены – он начинает защищать себя сам. Вспомним фильм «Ворошиловский стрелок».

Так что, с одной стороны, эти события ставят под сомнение любимейший тезис либеральной антицерковной пропаганды, а именно тезис о симфоничности отношений между сегодняшней церковной и светской властями. Но с другой стороны, они же дают основания считать официальные заявления слишком оптимистическими и комплиментарными.

Серьезнее другое: то, что такого рода акции повторяются без какого-то внятного, сурового одергивания со стороны церковной власти, означает, что кому-то это нужно. Рождается предположение, что где-то рядом с Патриархией появились политтехнологи, принесшие уже до боли знакомый сценарий. Тот сценарий, который хорошо известен колониальным князькам, строящим свои отношения с имперским центром.

Они вроде бы борются с экстремистами. Но на деле они заинтересованы в сохранении радикалов — потому что на них можно показать пальцем, говоря имперским кураторам: «Мы, конечно, сволочи, но если не мы, то придут вот эти. А с ними вообще никакой диалог невозможен. Поэтому лучше потерпите наши фокусы, нашу коррупцию и прочее».

Говорят еще, что девушки стараются завести подружку-дурнушку, чтобы на ее фоне выглядеть красавицей. А еще если приучить население жить с ощущением «страна Советов в кольце фронтов», то оно (население) будет послушнее и управляемее… В общем, любой политтехнолог расскажет, как выгодно пугать и своих и чужих, и как бывают полезны молодые подрощенные ручные экстремисты. «Ловите гранату. Не бойтесь, она ж ручная!»

Когда-то первые гетто в европейских городах создавались совсем не по инициативе христианских властей, а по воле раввинов: собранную в единый гурт паству было легче контролировать. Без антисемитских выходок и угроз (тщательно собираемых и с усилением пересказываемых) еврейская идентичность не закалилась бы так прочно, как она закалилась. Заимствуем опыт?

Если погромщики не осуждаются Церковью, если они все время говорят, что кто-то из высоких кабинетов им подмигивает, то как иначе понять их уже растянувшийся на полгода рукосуйный «перформанс»? Кому нужны боевые урукхаи?

Помогите Правмиру
Сейчас, когда закрыто огромное количество СМИ, Правмир продолжает свою работу. Мы работаем, чтобы поддерживать людей, и чтобы знали: ВЫ НЕ ОДНИ.
18 лет Правмир работает для вас и ТОЛЬКО благодаря вам. Все наши тексты, фото и видео созданы только благодаря вашей поддержке.
Поддержите Правмир сейчас, подпишитесь на регулярное пожертвование. 50, 100, 200 рублей - чтобы Правмир продолжался. Мы остаемся. Оставайтесь с нами!
Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.