Римо-католическая церковь в Германии издала декрет, который фактически узаконил отлучение от церкви тех, кто отказывается платить церковный налог. Теперь католики, не поддерживающие церковь финансово, не смогут исповедаться, причаститься или стать крестными. При этом если раньше Ватикан вставал в таких случаях на сторону верующих, то теперь поддержал участников Конференции немецких епископов.

Можно и нужно ли осуществить подобное в Русской Православной Церкви? Нужен ли нам «церковный налог»? Должны ли верующие отвечать за финансирование Церкви и можно ли за отказ от уплаты лишить участия в церковных Таинствах?

Комментирует протоиерей Димитрий Смирнов:

В Русской Церкви этого быть не может, потому что у нас другая традиция. Современная практика всех устраивает. Да и потом на Западе деньги играют гораздо большую роль.

Не так давно у нас тоже были заявления, в которых человек отказывается состоять в Церкви, конечно, такие люди автоматически перестают быть ее членами и без покаяния не  могут быть в нее приняты.

В Германии такая форма принадлежности к Церкви, что каждый ее член указан в списке своего прихода. Если он выходит в никуда, то он перестает быть членом Церкви. А их участие заключается в том числе в материальной поддержке того прихода, в котором ты числишься. У нас такого обязательства нет.

Я считаю, что того, что у нас есть, вполне достаточно. У нас нет географического деления страны на приходы, поэтому это даже невозможно осуществить. Просто членство остается на совести каждого.

Конечно, в связи с этим возникает одна проблема. У нас ведь очень много людей, которые про себя думают, что они верующие, но не знают, что они не являются христианами. Поэтому на Божьем Суде для многих это будет большим открытием. Они обычно про себя говорят, что они – «глубоко верующие люди». Но это настолько глубоко, что невозможно разглядеть. Их христианство никак не реализовано, кроме того, что они когда-то были крещены, и реально не присутствовали при этом, так как были весьма малы. И это, конечно, не является членством в Церкви.

А в Германии существует такая минимальная форма. Если человек отказывается даже от материальной поддержки – его уже вообще ничего не связывает с Церковью, по-моему, это очень наглядно. Но у нас это вряд ли приживется, потому что народ уже привык к другому. Это будет восприниматься как некое новшество.

Конечно, всегда можно провести любую реформу, лишь бы это было на благо Церкви. Но мне очень трудно сказать, было бы это благом или нет. За всю свою жизнь я этого не решил. Я каждый год об этом думаю, и в разные периоды своей жизни считал по-разному. Думаю, что мудро пользоваться той практикой, которая существует, подчиняться ей. А там видно будет.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: