Политика не есть сфера моих интересов. Много лет для меня дорога и существенна только этическая проблематика; последние 20 лет – не только по сердечной склонности, но и профессионально, поскольку сложилось так, что мне приходится быть профессором в области христианской этики. Поэтому весь следующий далее текст имеет смысл не в политическом, не в политологическом контексте, что само по себе для меня мало интересно, а — только в этическом. Но поскольку принято считать, что политика есть прикладная этика, есть необходимость некоторые современные политические содержания рассмотреть с этических позиций.

***

Известна такая притча. Когда дьявол выбрасывает вперед две руки, сжатые в кулаки, и говорит: «Выбирай – в какой руке — в правой или в левой, не следует подчиняться предлагаемому им выбору, потому что все, предлагаемое дьяволом, всегда есть ложь и зло. Верный выбор состоит только в одном – с отвращением отказаться от предлагаемого дьявольского выбора, потому что и сама структура и мотивация и содержание такого выбора неизбежно есть ложь и зло. Отвлеченно говоря, это понять не так уж сложно. Но практически, на деле все происходит прямо наоборот. Мало кто и мало когда умеет различать шутовской хоровод дьявольского мастерства. Обычно люди, доверяя своим предпосылкам, предрассудкам, предвзятостям и интерпретациям, априорно предполагают, что их выборы всегда находятся в области правды и добра, а у их оппонентов — наоборот – в области лжи и зла. Впрочем, даже если оппоненты не обнаруживаются, внутренний выбор всегда можно разглядеть, хотя и не всегда – с легкой очевидностью. Так, когда речь идет о конфликтах, семейных или всяких других, дело не обходится без дьявольских иронических внушений – если не по содержанию, то по мотивациям.

Тем более, когда оппоненты в истерике бьются по разные стороны соловьевского иллюзорного телевизионного (виртуального) барьера, на самом деле они находятся на одной и той же скамейке, хотя и на разных ее сторонах. Самая их актерская истерика – хороший показатель того, что они сделали очевидный сатанинский выбор и, скорее всего, до конца дней своих (а может быть, и после) останутся в плену «своих» (сатанинских) пристрастий и выборов.

Например, один из них выступает за сталинизм, и это всегда означает, что он принял условия дьявольской игры, сделав «свой» выбор; другой же отстаивает «правду» антисталинизма, и содержание его сатанизма также очень понятно. Оба подчиняются одному и тому же «лицу». Разбирать подробно содержание и направленность такого конфликта теперь неуместно, здесь другая тема, тем более, что тематика таких конфликтов бесконечно многообразна. В этой же сфере можно, например, обозначить такие конфликтные темы, как монархия – республика; либерализм – государственничество; горизонталь или вертикаль государственного устройства ит.д. За обозначенными дьявольскими антиномиями в области общественно-политического устройства стоит еще одна, более обширного характера, на которую, может быть, стоило бы взглянуть несколько более подробно и внимательно.

Эту проблему можно дефинировать как войну между склонностями к стабильности, консерватизму и – реформаторством, обновленчеством. В конечном итоге – это война между двумя идеологиями. Сами эти идеологии носят, безусловно, дьявольский характер, хотя бы потому что всякая идеология есть пародия, карикатура на мировоззрение. Ибо мировоззрение есть вещь целостная; в государственном отношении она основана на объективных национальных идеалах; идеология же есть вещь тотальная и основана на личных или клановых пристрастиях. В силу этого идеология, будучи всегда партийной, держит в жестком плену своих последователей, и даже когда формально она призывает к свободе, это проявляется уродливо тяжелым, несвободным и непримиримым образом.

Разумеется, консерватизм консерватизму рознь, как и обновление обновлению, потому что предлагаются разные содержания консервации, и разные содержания реформ, чаще всего – дурные. Но если консерватизм допускает некоторые возможности к обновлению (даже если утверждает, что «Россию надо подморозить, чтобы она не гнила» – Константин Леонтьев), то обновленчество никогда не допускает готовности к консерватизму – пусть себе гниет под натиском безумных новаций.

Консерватизм, особенно национального характера, часто довольно уродливый в проявлениях современной жизни, все же исходит из верных мировоззренческих предпосылок, хотя нередко и искаженных, и — глубоких нравственных мотиваций: прежде всего, из любви к народу и боли за народ, правда, без глубокого и точного знания национальных идеалов[1].

Строительство национальной, общественной и государственной жизни невозможно без знания фундаментальных разработок в этой области наших великих предшественников, таких как глубокий мыслитель Лев Тихомиров, выдающийся государственник и правовед Павел Новгородцев и его ученик Иван Ильин. Их работы имеют не ситуационный в временной характер, но постоянно значимый (объективно) для России. Но эти работы мало известны в среде государственников, а в среде либертарианцев и имена их практически неизвестны.

Для нынешних политических реформаторов само слово «национальные идеалы» представляет собой материал для колкого презрения и глубокого неприятия.

Впрочем, то же можно сказать и о нравственных предпочтениях, потому что, по-видимому, на их знамени написаны слова одного известного писателя начала прошлого века: «я до сих пор не знаю, как пишется слово нравственность – через «е» или через «ять»». Пусть успокоятся модернисты – всегда через «е». Нынешнее ерническое отношение к нравственности открыто демонстрируют либертарианцы всех слоев и во все времена — и ранних большевиков и нынешних «право-левых».

***

Здесь я полагаю сказать несколько слов от первого лица. В этом месте мне представлялось необходимым сделать несколько выписок из СМИ и из сети, которые представляли бы чрезвычайно занятные и увлекательные образцы и уровня и предметности и забористости (в смысле «заборности» лексики) современного «либерального» русского этического сознания. На полчаса моего пребывания в сетях и в квази-элитных СМИ и рассматривания их содержаний меня еще хватило. На час уже не хватило. Становилось все тошней, мерзопакостней и отвратительней. Наконец, стало уже вовсе невозможно. И даже трудно дышать. Последнюю точку в этом чтении я поставил на словах одного из этих обозревателей[2], который пишет о том, что та часть народа, которая голосовала за Единую Россию, это просто «тупые овощи». Довольно.

***

Случилось два знаменательных митинга. В числе замечательных последствий к ним один текст привлек особенное внимание. Его автор – В.Ю.Сурков. В одном интервью он сказал, что его участники представляют «лучшую часть нашего общества». Если полагать что все не митинговавшие суть просто тупые овощи, с ним можно было бы согласиться. И даже если предположить что большая часть народа живет потребительскими идеалами и гедонистическими предпочтениями – сурковскую оценку участников митингов можно было бы с некоторой горестью принять, тем более, что, наверное, правда, было много таких которые представляют хорошую (и «продуктивную» – В.Сурков) часть общества.

Но, слава Богу – есть народ, который не ходит на митинги не по тупости, лени, занятости или социальному безразличию. Народ безмолвствует. Это великое таинственное глубокое народное безмолвие есть факт, не просто непонятный квази-элитарной либертарианской среде, которая и поставляет заводил и зачинщиков митингов. Эта среда манифестирует совершеннейшее презрение к страшному безмолвию народа. Демонстрируя свою ужасную храбрость, она боится даже себе признаться в том, что она боится народа. Боится, потому что догадывается, что ежели что – их сметут в первую очередь – как чужих.

Чужих – хотя и они в некотором смысле есть часть народа. Но это та часть, относительно которой академик Шафаревич ввел в оборот слово, к сожалению, теперь уже подзабытое — «малый народ». Малый народ – понятие не этническое но этическое. В его этике обретается огромное количество дьявольских подмен. Ниже предлагается перечень некоторых из этих проблем.

Как уже говорилось, вместо целостного, свободного, творческого мировоззрения – авторитарная, обрывочная идеология.

Вместо стремления к насыщенному объективной правдой знанию – схематические построения, основанные на интерпретациях, порою бессмысленных.

Вместо готовности к поиску абсолютных смыслов жизни – понимание относительности всех ценностных содержаний.

Вместо рассуждения – мнение (обычно – особое).

Вместо прислушивания к народному нравственному сознанию –навязывание (часто в резко демонстративной форме.собственных квази-этических нормативов

Вместо добра и правды – ложь и зло, нередко в хамском обличии.

Вместо национального самосознания – интернациональная несознанка.

Вместо подлинной духовной свободы – своеволие, часто вполне зоологическое.

Вместо ответственности – безответственность.

Вместо идеалов – твиттеры.

Вместо национальных идеалов рыночные ценности.

Вместо сердца – пламенный мотор.

Вместо сочувственного внимания – равнодушная толерантность.

Вместо народа – электорат (в лучшем случае, население).

Вместо переживания греха как зла релятивизм оценок не только мотиваций, но и поступков.

Ценность – вместо духовного отношения к народной жизни: земное, вместо вечностного – временное, вместо нетленного – тленное.

Процесс тления завершается всегда одним результатом – тлен.

Малый народ со всеми его ценностными мотивациями рвется к власти. Слава Богу – здравый и трезвый народ, как правило относится с подозрением относится к этому рвению. Народ не любит, когда к нему равнодушны, или – тем более – презрительны. И даже если вместо одного волшебника – Чурова возглавлять ЦИК будет волшебник куда более крупного масштаба – Немцов, у народа большого, уже получившего серьезный опыт 90-х хватит трезвости, чтобы не допускать больше таких же ошибок.

Протоиерей Владислав Свешников

[1] Исключение, по-видимому, являет собой новое «Русское народное движение» Н.А.Нарочницкой, хотя бы потому что она сама представляет мировоззренчески насыщенную личность

[2] (Если бы я был из подобной журналистской ернической среды мне было бы трудно удержаться от постмодернистского словца «оборзеватели)

Помогите Правмиру
Сейчас, когда закрыто огромное количество СМИ, Правмир продолжает свою работу. Мы работаем, чтобы поддерживать людей, и чтобы знали: ВЫ НЕ ОДНИ.
18 лет Правмир работает для вас и ТОЛЬКО благодаря вам. Все наши тексты, фото и видео созданы только благодаря вашей поддержке.
Поддержите Правмир сейчас, подпишитесь на регулярное пожертвование. 50, 100, 200 рублей - чтобы Правмир продолжался. Мы остаемся. Оставайтесь с нами!
Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.