Протоиерей Всеволод Чаплин об электронной идентификации и межэтнических конфликтах

Многие верующие высказывают озабоченность в связи с необходимостью электронной идентификации граждан. Проблему в эфире телеканала СОЮЗ комментирует протоиерей Всеволод Чаплин.

Дорогие о Господе братья и сестры, дорогие друзья, здравствуйте. На имя Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, в различные церковные учреждения поступает немало писем, в которых люди высказывают озабоченность разного рода проблемами. Это и проблемы абортов, и темы, связанные с отношениями семьи и государства, в частности, с вопросом о ювенальной юстиции и многое другое.

За последнее время многие верующие стали высказывать озабоченность принятием нового закона, который регламентирует социальные обязанности государства, которые в этом законе названы социальными услугами. Речь в частности идет о том, что получать социальное обслуживание. Так называемые социальные услуги можно будет оказывать только тем, кто имеет удостоверение личности человека, обращающегося в поликлинику, вызывающего скорую помощь, получающего пенсию, требующего те или иные социальные льготы.

Верующие люди протестуют против этой обязательности, говоря, что определенные технологии делают слишком просвечиваемой частную жизнь человека и оставляют достаточно широкий простор в перспективе исторической для злоупотреблений такого рода, которые могут лишить человека его благодатной свободы.

В свое время государственная власть, в том числе на уровне законодательных актов и обещаний ясно давала понять, что все формы электронной идентификаций личности будут добровольными. И те люди, которые не будут испытывать желания получать электронные документы или допускают, чтобы за ними постоянно велся электронный контроль, будут свободны от обязательств, которые связаны с этим контролем и с этими документами.

Массовое обращение верующих, конечно же, не останутся без ответа. Будут продолжены консультации с органами государственной власти, включая и самые высшие органы. Эти консультации будут направлены на то, чтобы принцип добровольности принятия электронных документов и добровольности участия в любых программах, связанных с электронной идентификацией граждан, соблюдался бы неукоснительно. Чтобы те, кто не желают пользоваться электронными документами или становиться частью электронного документооборота, имели бы альтернативу, связанную с традиционными документами, с традиционными формами учета сведений о гражданах и информации, которая могла бы помочь идентифицировать их личность, что необходимо в современном государстве не только по соображениям безопасности, но и по соображениям честности, которая должна сопровождать отношения между человеком и законом.

Будем надеяться, что законы, которые предполагают обязательность электронных социальных карт, будут отменены. Если этого не произойдет, останется надеяться на судебные процедуры. И высококвалифицированные юристы утверждают, что в нашем праве, в том числе в нашей Конституции, есть достаточно оснований считать недопустимым обязательные присвоения человеку тех или иных электронных средств идентификации или тех или иных механизмов, технологий, которые могут обеспечить электронную слежку за ним. Будем надеяться, что государство, а может быть, в том числе и высшие суды России примут в данном случае сторону граждан, которые достаточно активно выражают озабоченность проблемой, о которой только что было сказано.

Поступает немало писем, в которых говорится о сложностях межнациональных отношений. Мы обсуждали с вами не раз эту тему в связи с последними событиями в Москве и в целом ряде регионов России. Люди пишут и звонят, будучи обеспокоены тем, что все чаще и чаще происходят столкновения между людьми разных национальностей, которые, в принципе, часто возникают как бытовые конфликты, бытовые столкновения, но которые в нынешней нелегкой и тревожной обстановке могут легко перерасти в самые настоящие межнациональные бои.

В двух московских ресторанах были жестоко избиты люди. Им были нанесены увечья. Эти люди, бесспорно, не были идеальными. Судя по всему, в обоих случаях те, кто пострадал, были сильно пьяны, и, наверное, имели место какие-то перепалки, какие-то недомолвки между этими людьми, русскими по национальности, и выходцами с Кавказа, которые находились в тех же ресторанах. Наверное, в ходе расследования произошедшего нужно дать и моральную, и правовую оценку состояния этих людей. Но ничто не может оправдать совершенного преступления. Преступления дерзкого, хамского, вызывающего. Били несколько человек одного. Били так, чтобы нанести увечья, а может быть, и убить. Били так, чтобы показать, кто в нашем городе хозяин. И делали это представители организованной этнической диаспоры.

Самое удивительное, что люди, которые чувствовали опасность, вызывали милицию, и милиция не приехала. В одном случае она ссылалась на то, что потерпевшие сами были пьяны, в другом случае – очевидно, просто считала, что происходит обычная пьяная драка в ресторане. Но даже когда происходит такого рода конфликт, правоохранительные органы должны действовать и действовать незамедлительно. В одном случае милиция могла приехать через пару-тройку минут, а в другом случае через одну минуту.

Почему этого не происходило? Что явилось основанием бездействия милиции? Просто равнодушие, или страх, или подкуп? На эти вопросы сегодня нужно очень и очень серьезно ответить.

Когда люди начинают даже бытовые ссоры разрешать при помощи самосуда, при помощи полулегальных средств самозащиты, при помощи варварских методов на фоне отсутствия какой-либо помощи, какого-либо вмешательства со стороны правоохранительных органов, это означает, что в нашем государстве закон действует не всегда и не везде. А значит, люди могут спросить: а действует ли он в принципе?

Сегодня очень важно, чтобы любая ссора, даже бытовая, получила правовое разрешение, а не разрешения на уровне закона джунглей. Если закон не будет действовать, если преступления, особенно наглые и вызывающие, не будут получать абсолютно, стопроцентно гарантированного воздаяния или, по крайней мере, справедливого расследования, значит, люди будут вынуждены защищать себя сами, что никогда не кончится ни чем хорошим. Можно говорить о том, что людям надо раздать оружие, можно говорить о том, что людей нужно сплотить в какие-то неформальные сообщества для самозащиты, но нужно ясно понимать: когда силовые действия переходят по преимуществу в руки неформальных групп, когда каждый становится сам себе законом, государство начинает разлагаться. Начинается ситуация, в которой большая кровь, война всех против всех становится очень и очень реальной.

Мы знаем, как опасна для России такая ситуация. Вся история ХХ века очень ясно об этом свидетельствует. Вот почему все-таки нужно добиваться, в том числе через гражданское действие православных христиан, того, чтобы исполнялся закон, того, чтобы работали правоохранительные органы, того, чтобы никакая бытовая ссора не предоставлялась на откуп участникам этой ссоры. Особенно в тех случаях, когда одна из сторон или даже обе стороны призывают к вмешательству правоохранительные органы и ожидают того, что им будет оказана помощь и порядок будет наведен.

Расследование двух инцидентов в московских ресторанах сегодня обязательно должно хоть чем-то кончиться. Ответ на вопрос о том, кто виноват и что произошло, наказание виновных – это дело чести наших правоохранительных органов, это тест, если хотите, на их честность, бесстрашие и на их эффективность. И озабоченность людей, которая выражается в письмах и звонках, направляемых в Церковь, вполне понятна и ясна. Церковь всегда будет печаловаться, то есть ходатайствовать о нуждах людей, особенно тех, которые к Церкви обращаются. А обращаются они все больше и больше. Как я уже сказал, обращаются самыми разными вопросами, в первую очередь, адресованными к власти. Церковь не является властью, но она может и должна доносить до власти озабоченность людей, их боль, их страдания, их вопросы, их пожелания, которые касаются настоящего и будущего нашей жизни. И Церковь всегда будет это делать.

Читать также

Святейший Патриарх Кирилл: «Только вера способна остановить насилие»

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
15 апреля пользователь социальной сети разместил фотографию привязанного к стулу мальчика с закрытым, предположительно тряпкой,  ртом,…
Чем живет храм святых рядом с метро в память их убийцы Войкова - cвященник Игорь Логунов
В Екатеринбурге прошел Крестный ход от места гибели царской семьи до урочища Ганина Яма

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: