Иеромонах Иоанн (Гуайта) — клирик храма Космы и Дамиана в Шубине в Москве, итальянский и российский историк, писатель. В Италии, где более 80 тысяч человек заражены Covid-19, остались его пожилые родители. Иеромонах Иоанн рассказал «Правмиру», почему так важны строгие санитарные меры, что происходит на его родине и как изменится мир после пандемии.

— Отец Иоанн, когда коронавирус для вас стал частью личной истории?

— Когда он стал распространяться в Италии, безусловно, я почувствовал, что беда близко. Конечно, я знал про ситуацию с Китаем, мы молились за людей, столкнувшихся с коронавирусом. 

А потом он пришел и на мою родину. Я как раз собирался в Италию — должен был лететь несколько недель назад, но пришлось все отменить. Даже если, теоретически, я попал бы туда и смог вернуться обратно, причем здоровым, без вируса, все равно пришлось бы соблюдать двухнедельную самоизоляцию. Во время Великого поста две или три недели не бывать в храме для меня просто нереально, потому я все-таки откладывал поездку. 

Слава Богу, все мои родные в Италии здоровы. У меня очень пожилые родители, им по 92 года, и они как раз входят в категорию риска. В Сардинии, где находится город, в котором они живут, наименьшее распространение вируса — сказывается преимущество острова. В их городе пока вообще ни одного случая. 

Но, несмотря на то, что случаев заражения в городе не выявлено, режим карантина соблюдает вся страна, и все мои родственники не выходят из дома. Мама, наверное, не очень и страдает от этих мер: она и раньше не выходила по состоянию здоровья. А остальным членам семьи пришлось ограничить свою активность. За исключением тех, кто работает в больнице. Это моя сестра — она биолог, мой брат и его жена — врачи. 

— Что рассказывают ваши родные-медики?

— То, что в их городе пока мало что изменилось. Но есть определенный страх, что эпидемия может коснуться и Сардинии. Ни у кого нет никаких гарантий. Но в данный момент все относительно спокойно.

— Ваши родители не говорят: «Ну, вот, сынок, ты уехал, у нас тут такое в стране»? 

— Я каждый день благодарю Господа за то, что у меня такие замечательные родители: они никогда в жизни не оказывали на меня давления. Очень уважительно относятся к моему жизненному выбору, к моему монашеству и прекрасно понимают, что сейчас мне обязательно надо быть здесь.

Кто ухаживает за вашими родителями?

— Все мои родственники живут вместе, в большом доме, только в разных квартирах. Брат и сестра со своими семьями помогают родителям, причем — с соблюдением всех мер безопасности. Я бы сказал — с профессиональным соблюдением, поскольку они врачи.

В Италии страшные времена, но и духовный подъем

— Вы чувствуете, как изменилась Италия за это время?

— По моим наблюдениям, происходят удивительные вещи. Многие люди пишут, что жизнь после пандемии изменится. Мне кажется — в лучшую сторону: люди стали задумываться о смысле жизни, о том, что человек хрупок, что есть серьезные вещи, ради которых стоит жить. Верующие люди знали это и раньше, но теперь они получили вот такое сильное напоминание.

Да, в Северной Италии, в Ломбардии, картина действительно трагическая, катастрофически не хватает мест в больницах, аппаратов ИВЛ, потому пожилых людей отправляют умирать домой… Страшная картина! Но, несмотря на это, я бы сказал, что там — настоящий духовный подъем. Причем в условиях, при которых люди не могут ходить в храм, не могут причащаться, они стали намного больше молиться дома. В том числе и те, кто до недавнего времени считали себя далекими от веры. 

— Вы выкладываете на своих страницах в социальных сетях истории о жизни Италии до прихода коронавируса. Например, флешмоб, который устроили оперные певцы на рынке в Турине. Для чего вы это делаете? 

— Хочется, чтобы жизнь вернулась в привычное русло. Итальянцы все-таки, как правило, жизнерадостный народ, веселый, креативный, и сложно представить себе жизнь в Италии без музыки, искусства. Никто не мог себе подумать, что такое возможно — итальянцы не будут ходить на концерты, в музеи. Но сейчас — это именно так. 

Но, слава Богу, и музеи, и театры, фактически все работают в дистанционном режиме — можно побывать в музее онлайн, послушать концерт, посмотреть спектакль…

Парадокс — люди на расстоянии стали ближе друг к другу.

Не надо искушать Бога

— Что вы думаете о происходящем в России? 

— По всей вероятности, ситуация в Москве будет осложняться. Да, чудеса бывают, и, может быть, все обойдется. Но, глядя на то, что происходит в других странах, думаю, нам нужно ожидать непростого времени. 

Да, пока, похоже, опасность не такая сильная, как в Италии и даже в других странах Европы или Соединенных Штатах. Но в Москве мы живем в условиях мегаполиса, в котором каждый день 9,5 миллионов пользуются метро. Как раз это, к сожалению, способствует распространению любой заразы, любого вируса. 

Я не сомневаюсь, что правительство уже делает многое. Исходя из опыта Италии, с учетом того, что рассказывают мне родственники-врачи, я понимаю — чем строже меры безопасности, тем больше возможностей преодолеть вирус с наименьшими потерями. Это должно быть понятно всем, в том числе в Церкви. Но, к сожалению, пока не все разделяют эту позицию.

— Что вы имеете в виду?

— Дискуссию. Некоторые церковные люди говорят: «Мы не хотим принимать никакие меры безопасности, ведь мы — верующие!» Но есть такое понятие, как искушать Бога, не надо забывать о нем. Как и русскую пословицу: «На Бога надейся, а сам не плошай!» 

У Самого Господа было искушение — сделать камни хлебом, броситься вниз и не разбиться. Что же говорить о нас! Мы, безусловно, должны уповать на Господа, при этом — соблюдать все меры предосторожности, которые предлагает государство, чтобы снизить риск распространения этого заболевания. Соблюдать, как цивилизованные люди, как ответственные граждане, и как верующие, как христиане! Именно мы должны подавать пример. 

— Вы до прихожан доносите эти мысли?

— Конечно! Слава Богу, большинство приходов Русской Православной Церкви приняли документ священноначалия, в котором говорится о соблюдении неких санитарно-гигиенических норм в храме. Печально то, что реакция в Церкви на этот документ была неоднозначной, его встретили не везде одинаково здраво. В некоторых местах — просто не приняли и не соблюдают описанных там мер. Это очень грустно! Потому что, как я уже сказал, мы должны более всех быть цивилизованны и благоразумны. 

Да, все священники трепетно относятся к причастию Святых Христовых Таин и потребляют их в конце литургии после всех причастников, сколько бы их ни было в храме. 

Но когда священник демонстративно показывает, что он не боится никаких болезней, вирусов, это, как мне кажется, может быть определенной гордыней, а кроме того, и неким духовным шантажом, давлением на прихожан: «Если будете соблюдать все меры, значит, вам страшно, значит, у вас недоверие к Богу». Это абсолютно неправильно. Повторюсь, исходя из того, как Господь поступал во время искушения в пустыне, так и нам нужно вести себя — смиренно, без гордыни. 

— Меры, которые приняты в Москве, например, карантин для людей старше 65, некоторые люди восприняли как нарушение их прав. Что вы думаете по этому поводу?

— Принимать подобные меры в критических ситуациях — не просто право, а обязанность государства, власти. 

Государства закрывают музеи, школы и так далее. Дай Бог, чтобы до этого не дошло, но государство может сильно ограничить число людей, которые одновременно могут находиться в храме. Но никто не может отнять у христианина молитву. 

Недавно была Неделя о расслабленном. Мы вспоминали евангельскую историю о том, как человека, страдающего параличом, друзья привезли к Спасителю. Поняв, что через толпу к двери не пробиться — залезли на крышу, стали разбирать кровлю и спустили больного к ногам Господа. Это замечательный образ того, что Господь совершает чудо, но при этом от людей тоже нередко требуются усилия. То есть друзья расслабленного сделали все, что от них зависело, и даже больше. Они не сказали: «Извини, видишь, не получается ничего!», — а полезли на крышу. 

Мы должны благоразумно жить дальше в тех условиях, которые существуют на сегодняшний день, пользуясь при этом нашим разумом и талантами. Сегодня обстоятельства требуют, чтобы люди оставались дома. 

Пандемия совпала с Великим постом. Что такое христианская вера? Христианин принимает любые условия, любые обстоятельства, понимая, как правильно жить при них. Сейчас обстоятельства таковы, но они могут быть и более печальны. Наша задача в том, чтобы оставаться христианами и стремиться стать еще ближе к Богу, даже в таких условиях.

Мы говорим прихожанам старше 65 лет, что надо соблюдать предписание властей. Бывает, звонят и говорят: «Батюшка! Давайте я все равно приду?» Твердо говорю, что нет. В условиях эпидемии проблемы не только в том, что человек сам может заразиться, но он может и передавать вирус. Человеку не страшно, отлично! Но безответственно не думать о тех, других, кого он может невольно заразить. Тем более, если это говорит священнослужитель… Поэтому я советую всем людям соблюдать те меры, которые приняты государственными властями.

Совместная молитва через интернет

— Вы призываете молиться всем вместе о предотвращении заражений и прекращении пандемии коронавируса через канал YouTube. Интернет способствует единению?

— Конечно, каждый может молиться дома один, не договариваясь с другими. Но все-таки Господь сказал: «Если двое из вас согласятся на земле просить о всяком деле, то, чего бы ни попросили, будет им от Отца Моего Небесного, ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Мф. 18:19-20). Людям важно участвовать в соборной молитве. Но те, кто находится в группе риска, не могут пойти в храм, а молиться не в одиночку, а всем вместе, — очень важно. К счастью, интернет дает возможность, находясь на удалении, чувствовать себя в совместной молитве. 

Глядя на пример Италии, где еще недавно люди тоже сомневались в необходимости карантина, мы могли бы быть предусмотрительнее. Но у нас тоже сомнения. Почему? 

— К сожалению, такое неверие свойственно человеку. Но два столетия назад оно было обоснованно, а сейчас, в век интернета, когда мы знаем, что происходит в других странах, стоит делать правильные выводы как разумные люди.

— Что для вас в сегодняшней ситуации оказалось самым непростым?

— Столкнуться с безответственностью, которую мы видим и у некоторых членов Церкви, в том числе священнослужителей — то, о чем я уже говорил. «Раз мы верующие люди — нам не страшно!» Да, нам не страшно, ведь мы уповаем на Господа. Но важно называть вещи своими именами. Одно дело, когда христианин сталкивается со злом и говорит: «Вот это есть зло, но я доверяюсь Богу». Другое дело, если христианин видит зло и называет его добром, или видит болезнь и говорит: «Да, нет, это ерунда, ничего страшного нет!» Это инфантилизм и безответственность, а не вера. 

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: