Главная Церковь Беседы о главном О грехах и добродетелях

Пять историй преодоления пьянства.

«Опыт, накопленный в сообществах анонимных алкоголиков и анонимных наркоманов, не должен быть проигнорирован в России — напротив, он должен стать предметом пристального изучения», — эти слова Алексия II привел сегодня на пресс-конференции в Москве викарий Патриарха епископ Егорьевский Марк, сообщает «Интерфакс».

«Почти половина российских мужчин трудоспособного возраста умирают от чрезмерного употребления алкоголя. К такому выводу пришли авторы исследования, результаты которого опубликованы в британском медицинском журнале The Lancet». «Злоупотребление населения алкоголем оказывает неблагоприятное влияние не только непосредственно на здоровье, а и на криминогенную ситуацию». «Пьянство за рулем убивает. Рано или поздно» …Список этих  «страшилок», к сожалению, можно продолжать и дальше. Но смысла нет. О них знают все – даже дети. Но игнорируют. Несмотря на то, что распадаются семьи, умирают – морально и физически – люди, деградирует общество в целом… Стоит ли говорить, какую репутацию имеют русские – у иностранцев это слово ассоциируется с образом человека с бутылкой. И к кому только не обращаются родные и близкие пропойц, да и они сами. Но чаще всего они исцеляются, придя к Богу…

Сегодня много пишут о содружестве Анонимных алкоголиков (АА) и о его программе «12 шагов» («АА — содружество, объединяющее мужчин и женщин, которые делятся друг с другом своим опытом, силами и надеждами с целью помочь себе и другим избавиться от алкоголизма. АА не связано ни с какой сектой, вероисповеданием, политическим направлением, организацией или учреждением. Главная цель — оставаться трезвыми и помочь другим алкоголикам обрести трезвость» — из Устава АА.).

Патриарх Московский и всея Руси Алексий II благословил открытие обществ анонимных алкоголиков и наркоманов при православных приходах российской столицы.

«Опыт, накопленный в сообществах анонимных алкоголиков и анонимных наркоманов, не должен быть проигнорирован в России — напротив, он должен стать предметом пристального изучения», — эти слова Алексия II привел сегодня на пресс-конференции в Москве викарий Патриарха епископ Егорьевский Марк, сообщает «Интерфакс».

Он также напомнил, что, по мнению предстоятеля Церкви, внедрять здоровый образ жизни в России поможет предмет «Основы православной культуры», чтобы, как выразился епископ Марк, «дети могли получить «прививку» и в будущем избежать недугов, которыми болеет общество».

Среди причин алкогольной и наркотической зависимости епископ назвал потерю смысла жизни и жизненных ориентиров. «Поэтому, — подчеркивает он, — важна не только реабилитация, но и профилактика».

  Мы предлагаем вашему вниманию признания членов этих групп, людей, еще недавно не способных бросить свою губительную  страсть,  а сегодня нашедших Бога и приобретших независимость от «зеленого змия»…  

СЕРГЕЙ

Я пил, наверное, всю свою сознательную жизнь. И, оглядываясь назад, пытаюсь понять — почему не пришел в церковь раньше? Почему я пришел к Богу только на закате своей жизни? Может быть, из-за того, что с детства, в закоренелые годы социализма, материализма я воспринимал Бога как нечто наказующее, карающее? Я всегда слышал: «Бог тебя накажет!», «Кара небесная настигнет тебя!» А если приходил в церковь, то для меня это было пыткой. Там — строжайшие запреты и неукоснительные правила во всем. Да, все здесь величественно, красиво. Но ты (т.е. я) — тварь дрожащая, недостойная, пшёл отсюда…

И вот только на группе АА (анонимных алкоголиков) примерно через год ко мне пришло диаметрально противоположное понимание Бога. Как озарение! Бог – это, в первую очередь, Любовь. Он всепрощающий и всепонимающий Отец. Это озарение, как вспышка, пришло внезапно. И под впечатлением от этого всего я нахожусь до сих пор. Я понял, что никогда в жизни не ощущал настоящей отцовской Любви, которая защитит, спасет, поймёт! Я просто не знал, что это такое. Осознав это, я и пришёл в первый раз на исповедь в 48 лет. Я пришел к Отцу! 
Который любит и поймет! Ему я смог покаяться!

Почему именно АА? В первую очередь, меня, неискушенного, поразила атмосфера неосуждения и понимания! Впервые я очутился в такой атмосфере. В АА категорически нельзя оценивать поведение, слова, личность другого человека. На первых порах сколько раз меня останавливали: «Сергей! Пожалуйста! Говори о себе! Не надо оценивать других людей, общество, политику, государство! Только ты и твои переживания, чувства». Это был крутой поворот в моем сознании. Если ранее в моем питии виноваты были и жена, и тёща, и тяжелая жизнь, и чиновники, и Ельцин, то вот это переключение на свой внутренний мир  помогло мне увидеть совершенно другие причины моей болезни.

Я сейчас вспоминаю, что я говорил в первые месяцы хождения на группы, и мне становится смешно. Такой тип, полный гордыни, апломба и «крутости», я старался поразить всех своим интеллектом, специально готовился к группам, цитировал классиков. Я старался не делиться своим опытом, впрочем, которого в тот момент еще и не было, а доказать, какой я умный и знающий. И меня никогда и никто не имел право остановить или перебить (это не положено, за исключением случаев, когда в своем выступлении я начинаю оценивать других). Все сидели и молча слушали мой бред, а под конец аплодировали и благодарили за мое «выступление». Да, сейчас мне смешно. Но когда я вижу новичка на группе и слышу, что он говорит, вижу в нем себя четыре года назад. И какую бы он «пургу» и «чушь» не нес, я его не остановлю и не перебью — я его выслушаю! Еще меня поразило полное отсутствие какого-либо диктата в отношении меня. Я волен во всем: ходить или не ходить на группы; свободен выбрать, на какую именно группу сходить; говорить что-либо или молчать; кидать в шляпу «десятку» на чай или нет. Работать или не работать по Программе. Удивительно, но в АА нет руководителей или контролеров. Есть ведущий собрания, у которого нет никаких прав, а только обязанности. Есть председатель группы, который обязан обеспечивать организацию деятельности группы.  Члены АА не платят ни вступительных, ни членских взносов (подробнее на http://www.aarus.ru)

И последнее — самым для меня важным явился, наверное, все-таки великий принцип анонимности. Только благодаря ему я смог раскрыться и открыть себя Богу и могу откровенничать. Я могу быть искренним, и если меня ударят – «Алкаш, пропойца, куда ты со своим рылом!», — этот принцип меня защитит! 

Когда пьющий человек отвержен и чувствует себя изгоем и кругом виноватым, то для него единственный путь — закрыться от всех в своем узком внутреннем мирке и заливать свое горе водкой. И не достучаться до него ни проповедями, ни наставлениями. Я уверен, Господь говорит с нами посредством других людей, и как же Он может передать Свою волю и Свои Откровения человеку, который закрыт от всех глухой стеной отрицания и вины.

На группе же АА человек попадает в атмосферу открытости и взаимопонимания. И не сразу, а постепенно алкоголик начинает понимать, что он не одинок в своих бедах. Что люди, которые рядом, испытали или испытывают то же самое, что испытывает он. На примере других и опыте других он начинает понимать, что ЕСТЬ ВЫХОД! Человек раскрывается, и тогда Бог приходит к нему. Это мой личный опыт!

Насчет «умеренных пьяниц» — эта еще одна отговорка, еще одна «зацепка» для спивающегося человека. Кто из нас не говорил: «Я не алкоголик, я просто пью, потому что жена ушла (на душе тревожно, люди-сволочи меня не понимают, или просто холодно и пью для согреву), захочу и брошу пить, не буду пить». Я так говорил лет пятнадцать! Кстати, так говорит и самый последний пропойца из канавы. И это, наверное, самое сложное — признать, что я зависим от алкоголя! Что он мной управляет! Что он мой главный враг, и который, к тому же, сильней меня!

Если человеку еще нравится пить, и он получает от этого удовольствие, то здесь трудно чем-либо помочь. То есть я не знаю — как! Если же он страдает и у него есть желание бросить пить, то мне кажется, в этом случае очень много зависит от окружающих, от близких.  Мне очень помогло осознание того факта, что алкоголизм — это не порок! Что это болезнь! И отношение со стороны моего окружения ко мне, не как к порочному, а как к больному человеку. Если образно сказать, то я — алкоголик нахожусь в скорлупе своих страхов и обид. Я закрывался от мира и окружающих, чтобы, не дай Бог, кто-либо тронул мое сокровенное и дорогое дерьмо, называемое «личностью» алкоголика. Я начинал деградировать и, естественно, пытался скрыть это от всех. Вот разбить эту скорлупу отчуждения и отрицания можно только любовью, тактом и … твердостью. И самое главное — это молитва за больного, просьба Богу, отчаянная и искренняя.

Мой путь к Богу за эти четыре года был очень сложен. Я испытывал и раздражения, и разочарования, и обиду на Бога. Я три раза срывался. И, оценивая этот промежуток времени, я с удивлением обнаружил, что все, что со мной происходило в жизни хорошего, происходило не благодаря каким то моим усилиям, а вопреки им. Настолько сильны были во мне мои своеволие, амбиции и желание управлять своей жизнью. И я вдруг понял, что моей жизнью управляет Он. Что моя жизнь мне не принадлежит. За эти годы со мной происходили некоторые случаи — я их называю «открытия» — которые резко поменяли мои взгляды на жизнь, на себя и на свое место в этом мире. Первое открытие я уже описал в самом верху топика — мое понимание Бога, как любовь.  
И второе «открытие». Ранним утром, в 5 часов я был по рабочим делам в центре Москвы, было очень тихо, безлюдно. И я как-то вдруг увидел во всем меня окружающем меня мире величие, могущество и гармонию — большое чистое небо, деревья, цветы и творения рук человеческих — высокие здания, красивые машины. Я понял, что меня окружает гармоничный, совершенный мир, в котором множество людей со своими ошибками, проблемами, радостями. И перед лицом этого мира для меня вдруг стали очевидны мелочность моих амбиций и желаний, ограниченность восприятия мира. Я вдруг понял — ЧТО Я НЕ ПУП ЗЕМЛИ! И я, наверное, принял, что мое воспитание, мой жизненный опыт, мои жизненные ценности и амбиции — уродливы изначально и усугублены в годы пития.  Я понял,  что я не могу общаться с людьми, не умею выражать свои чувства, и – главное — не умею ЛЮБИТЬ. Что мой ум, мой интеллект и мой жизненный опыт чрезвычайно ограничены, а я пытаюсь на них опираться. Я пришел, наверное, к самому главному выводу: я, как личность, практически полностью разрушен. Да и именно тогда в тот день, когда я произнес последние слова на группе, пришло громадное облегчение. Я как бы перестал размахивать руками, пытаясь плыть против течения, не умея при этом плавать. Я просто сложил руки и понял, что не тону! Что получил поддержку. И куда принесет меня волна? Наверное, туда, куда мне нужно и где я нужен. А не туда, куда я хочу. Аминь.

Еще чрезвычайно важным шагом в обретении трезвости и нового сознания стала, конечно же, первая в моей жизни исповедь. Я готовился к ней почти все лето 2004 года. Женщина, которая привела меня в АА и стала моей духовной наставницей, говорила, как мне нужно это делать. Я, конечно, не мог быть с ней откровенным до конца (все-таки женщина!), но на многие мои вопросы она дала мне ответы. И еще в то время моей настольной книгой была маленькая синяя брошюрка митрополита Антония Сурожского «О покаянии». Главный смысл был в том, что исповедь должна быть личным подвигом, и я должен был через стыд, через страх, через боль сделать это.

И в конце августа 2004 г. я уехал в глухую подмосковную деревушку, где была церковь (она оказалось церковью староверов), переговорил со священником о времени и на следующее воскресенье приехал уже на исповедь. Когда я исповедовался, с меня «сошло, наверное, семь потов». Я помню, что у меня в течение всей исповеди дрожали колени, и я очень волновался. Я был готов и сказал все что мог, через стыд и через страх. Но! В глубине души я все-таки себя оправдывал! Все-таки я себя жалел! До конца испить всей горькой чаши я не смог! И поэтому, наверное, в полной мере не ощутил ту «радость покаяния», о которой писал Антоний. Еще я помню, как изменилось все в церкви, когда мы вышли с батюшкой из исповедальной. Там были одни старушки, и они видимо видели, что со мной происходило, и поэтому я вдруг почувствовал с их стороны какое-то расположение, участие. И батюшка как будто продолжал службу именно для меня. Как я благодарен ему! Тогда впервые, наверное, для меня служба прошла как один миг. И я впервые причастился в сознательной жизни с осознанием того, что я чист и имею право сделать это.  
Зимой, на Рождество, я предпринял еще одну попытку исповедоваться — уже в Москве и сознательно соблюдал пост и готовился. Но, когда уже пришел в церковь на праздник, было очень много народу. И исповедь носила массовый и конвейерный характер — я не смог это сделать! А на следующее лето исповедоваться я уехал опять в ту же деревушку. Главная мысль: наверное, с помощью исповеди я смог в какой-то мере снять с себя тяжесть прошлого и стал способен на следующие действенные шаги. Это прошлое давило и давит неосознанным чувством вины и раскаяния, которые как путы под ногами прижимают к земле и гонят в магазин — «заливать нелегкую судьбину».  

ФЕДОР

В первую очередь, человеку необходимо осознать — зачем он живёт на этом свете, и как и для чего нужно жить. Тогда пьянство для него станет проблемой, а не удовольствием. Так было со мной.  А дальше Господь управит. Смысл жизни, если кратко — «Ищите прежде всего Царствия небесного…»  Если человек не осознаёт, что он пьёт лишнего и что это ему мешает и портит жизнь, наверное, никакие способы не помогут.  Это образ жизни, жизненные ценности, стремления. Я ездил по святым местам, ездил в источник в местечке Талиж Давидовой пустыни, что под Чеховым Московской области, добровольно сдался медицине на 45 дней в наркологическую больницу. Это было лет 15 назад. На Крещение…

Положительно содействовал мне в преодолении этой напасти курс видеолекций профессора Жданова «Наркотический и алкогольный террор» и про лечение зрения. Там «пропагандируется» здоровый образ жизни и всякие способы избавления от пьянства.

Господи Слава Тебе. 

ЕВГЕНИЙ

Я бросил пить больше 3 лет назад. И за это время я прожил больше, чем за всю остальную жизнь. Такое вот внутреннее ощущение. Прости меня, Господи, если в прелесть впал, если ошибаюсь в чем, поправьте меня. Всего три года с малым я не пью вообще, в смысле не пью спиртного, ни в каком виде. И нет ни отвращения, ни тяги. Это все превратилось для меня в обычные химические соединения, именно для протирки процессора, скажем, или дезинфекции. И всего лишь. Так просто? Так сложно! Несоизмеримо сложно — до умопомрачения, до слез в подушку и кома в горле от осознания своей немощности. Это когда ты вдруг читаешь про мытаря, стоящего на коленях, бьющего себя в грудь кулаком, и в слезах умоляющего – Помилуй мя, Господи! …

Спросить меня – почему не пьешь? Боишься? Ведь кодируют, «зашивают», еще как-то там иглоукалывают – вселяют страх. Страх искусственный. Ненастоящий. Значит, не от Бога. Не в том дело, что страх умереть – ненастоящий. А страх в том, что боятся заблудшие не того, что надо бы. 
Любого, кого Господь миловал такую страсть и падение познать, все равно имеют страх Божий. «Закодированные» и «зашитые» если и имеют страх, то страх физический, а это другое.  И откуда оно, большинству из нас понятно.

Никогда не зашивался, не кодировался с помощью гипноза или как там еще, потому как, Божьей волею, не действует на меня оно. Либо мне так кажется. Не пробовал напрямую. Я вообще стараюсь относиться к «чудесам» с очень большой осторожностью. Самым большим чудом я считаю результат труда, «по кирпичикам», день за днем, в молитве и с Господом. Искал дальше правду. Лечился и снова падал, пытался выбраться, и опять срывался. Между срывами – промежутки адовы для себя самого и окружающих, для семьи. Опять ком греховный, пытающийся в лавину сорваться. Как и многие, дошел до предела, за которым – тьма, конец без начала, бесконечность, бесконечность тьмы. Если и не сразу физически — туда, то какую тогда роль играет тут время?

Не буду описывать перипетии жизненные, которые привели меня к Богу. Они у каждого свои, и тем же одинаковы. И путь к Господу у каждого свой. В том то и живость нашего Православия — в его свободе. Свободе выбора. И нет тут четких рецептов. Скажу лишь, что глубину падения и тьмы (а она, как выясняется, возможна и на земле, и ее полно вокруг нас) осознаешь в полной мере, побывав там собственной персоной. И потом встает выбор – извечный, выбор по сути Божественный – свет или тьма. Этот дуализм можно продолжать до бесконечности. В миллиардный раз скажем – «свято место пусто не бывает». А если оно вдруг пусто – чем заполнится? Тому, кто жаждет исцеления  и надо понять, ощутить, проникнуться до глубины своего сердца, что третьего не дано – только Он, или нет. Альтернативы нет. Как это ни прискорбно, но очень много людей это понимает слишком поздно, именно дойдя до известной грани. 
И вот. В последний раз, когда я шел к тому же врачу (иглоукалывание), от которого уже уходил год до того назад и просил тогда «вернуть назад все как было», я не просто понял, думал, переживал. Я ощутил такой тихий, почти беспомощный внутренний призыв (не услышал, но ощутил)…Не знаю, как назвать это непередаваемое состояние, внутреннее — о том, что это – в последний раз. Именно в последний, больше «шуточек» и «проб» не будет. На этот раз все очень серьезно. Назад хода нет.

И потом, уже просидев в прихожей больше часа, буквально перед тем, как я вошел в кабинет, я вдруг вспомнил мытаря, и с душевным смирением и с полным отречением, с тем чувством сказал про себя «Помилуй мя, Господи! Помоги!»…

И как это ни странно покажется, хотя я и не настаиваю, со стороны может быть виднее, но вышел я оттуда не со страхом умереть или повредиться. Со страхом Божиим, со страхом, что если дам слабину, попущу «темное», то кто же сделает все то в жизни, что Богом мне уготовано сделать. Кого потом буду винить, как не себя? И сделалось так спокойно, так светло и в то же время сила такая пришла, как не бывало за все 12 лет, что я в грехе этом был.

… С тех пор в жизни моей есть два отрезка. До и после. Без и вместе. Без Него и вместе с Ним. Но не просто так, по велению «чуда», или «волею» (и если волею, то не совсем моей). А с маленьким законом – утреннее и вечернее правило преп. Серафима, как закон для себя, как наказание и отпущение, заставление себя — что бы ни было, как бы ни хотелось спать, есть, пить и т.д. А позже и остальное пришло, появилась тяга и жажда молитвы, жажда не только веры, но и знания, пусть и малые поначалу. Ибо малое ведет за собой и большое. На этот раз светлое. Но это уже о другом. (Хотя все равно остается ощущение, что этого так несоизмеримо с нашими земными понятиями мало, и хочется сделать чего-то большего).

Возможно, случай мой проще других. Много проще. Ибо я захотел изменить жизнь и сделать шаг к Нему. Шаг, которого Он так ждал. И нет смысла рассказывать само собой разумеющееся, НАСКОЛЬКО изменилась моя жизнь.

Простите меня, братья и сестры, если длинно вышло и путано. Дай вам Бог смирения и благодати!

Помогай вам Бог! 

ИРИНА

Мне ничего не помогало много лет, в АА протрезвели мои мозги, и я, слава Богу, пришла в церковь. Теперь счастлива, не пью четвертый год. У меня есть духовный отец. И он знает, что я посещаю собрания АА, помогая не только себе сохранять трезвость, но и другим алкоголикам. Некоторые считают, что АА не для православных. Но есть книга, вышедшая в 2004 году, издана Даниловским благовестником, по благословлению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия. Она называется «Выход есть» про опыт освобождения от алкоголизма православного в группе АА по программе 12 шагов. Ангела вам хранителя! 

ЮЛИЯ

Муж бросил пить, когда понял, что дальше — смерть. С Божьей помощью, по молитвам к святой старице Матроне. Ему хватило душевных сил и смелости признать, что он болен. А вообще, бывших алкоголиков не бывает. Людям, имеющим пристрастие к алкоголю (алкоголь подменяет собой некоторые ферменты на уровне обмена веществ), приходится всю жизнь бороться со своим недугом. На психологическом уровне что-то должно заменить то время, которое занимала пьянка. Возможно, какие-то хобби, дела, перемена работы, рождение ребенка… Однако ничего не будет, пока человек не осознает, что болен, и что ему нужна помощь близких и профессиональных специалистов.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.

Как сделать так, чтобы дети и подростки полюбили читать?

Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: