Во время сдачи летней сессии на первом курсе института у Димы заболела спина. Опухоль обнаружили не сразу, а спустя 2 недели. После повторной МРТ Диму положили в нейрохирургическое отделение тверской больницы, провели операцию, и после биопсии оказалось, что опухоль злокачественная. Дима перенес восемь курсов химиотерапии. Рак вылечили, но ноги не двигаются, Диме нужна реабилитация. Отец Димы — священник в маленьком городе Нелидово, семья многодетная. Без помощи им не справиться.


Когда врачи сказали, что Дима в ремиссии, что он победил лимфому Беркитта – лютый рак высокой степени злокачественности, – его отец, священник Сергий, вместе со старшим сыном покрасили церковь в городе. Это была их благодарность Богу. За исцеление Димы. У отца Сергия и матушки Олеси четверо детей: два мальчика и две девочки. Дима второй по старшинству. Когда он заболел, ему только исполнилось 18 лет. И в этот, пожалуй, самый тяжелый в жизни семьи год несколько раз им казалось, что болезнь побеждает, что живым Диме не выбраться. Но он выбирался, а болезнь отступала: так было угодно Богу, считают родители.

Дима с семьей

Врач сказал: «Вырезали, сколько глаз видел»

Сначала у Димы заболела спина. Сильно заболела, так, что и спать ночью невозможно. Где-то в районе поясницы. Он тогда сдавал летнюю сессию как первокурсник тверского университета, факультета географии, и к врачу пошел, только когда совсем прижало. Сделали МРТ, но только поясничного отдела: где болело, там и сделали. Снимки были чистые, разве что протрузии (неестественное выпячивание межпозвоночного диска) – ничего опасного. Врач назначил лекарства, и Дима поехал с этими лекарствами домой, за 30 километров от Твери, в город Нелидово – отдохнуть и полечиться.

Приехал, лег спать, а утром проснулся и понял, что не чувствует ног.

Кое-как сполз с кровати: ноги были ватными, неживыми. Чуть ли не закричал от страха, прибежавшие родители – тоже. Скорее-скорее повезли сына в больницу. Диме прокапали лекарства, боль сняли, но ноги все равно почти не работали – ходил на костылях. Тогда снова сделали МРТ, теперь уже всего позвоночника, и в грудном отделе обнаружилась опухоль. Огромная.

Дима перед болезнью. Выпускной из школы

Через 3 дня Диме стало еще хуже, он совершенно перестал чувствовать ноги и все, что ниже пояса. Нужна была срочная операция. Ее провели тут же, в областной больнице. И, в общем-то, операция прошла успешно. Врач сказал: «Вырезали, сколько глаз видел». Дима оправился, даже начал шевелить пальцами ног и сгибать колени. Теперь можно было начинать химиотерапию, результаты биопсии показали, что у него лимфома Беркитта.

На первом курсе химии еще шутил, а потом стало не до шуток

Но все вокруг твердили отцу Сергию и его супруге Олесе, что нужно везти сына в Москву – там нормальное лечение, нормальное обеспечение лекарствами. Только там. «Да кому мы в этой Москве нужны», – вздыхали родители. Все же священник собрался, взял образцы опухоли и поехал: вдруг и правда примут Диму. И еще была надежда, что диагноз в Твери поставили неверно, что у Димы какой-нибудь другой вид лимфомы, не такой агрессивный и страшный.

Дима перед химиотерапией

«Пока мы ждали, у Димы начались проблемы с печенью, – рассказывает Олеся. – Может быть, от обезболивающих. Химиотерапию решили отложить. И одновременно ждали вестей из Москвы: примут, не примут. В общем, мы помедлили, а оказалось, что упустили время. У Димы снова пропала чувствительность: от ребер все как отрубило».

Ждать дольше было нельзя, Диме срочно начали капать химию. Восемь курсов, один за другим, 7 месяцев лечения. «На первом курсе химии он еще шутил, – вспоминает матушка. – Принесли капельницы с розовой жидкостью, а он говорит: “О, арбузный сок! Ой, косточкой подавился…” А потом стало не до шуток».

После шестой (самой сложной) химиотерапии

Высоченный, мощный – до института серьезно занимался футболом – парень стал слабым, как младенец. Стоматит, кровотечения, тошнота, осложнения одно за другим. Дима прощался с жизнью.

«Даже стал указания раздавать, кому что раздать после смерти из его вещей, – говорит мама юноши. – Как вспомню, вздрагиваю».

И все же после восьмого курса химии смерть отступила. Вот только ноги так и не заработали. Дима вышел в ремиссию совершенно беспомощным. «Лежал бревнышком».

В 19 лет невозможно долго унывать

Тогда отец Сергий снова собрался и поехал в Москву, теперь к неврологу: повез результаты и выписки из истории болезни сына. И невролог принял его и сказал, что надежда есть: «Мальчик встанет, если будет хорошая реабилитация».

Дима

На первый курс реабилитации деньги собирали всем миром: помогали все, кто любил и знал семью Новиковых. Собрали. Дима поехал в реабилитационный центр. Он буквально ожил. Научился переворачиваться, садиться в постели, пересаживаться в коляску. И чувствительность в ногах тоже частично вернулась: правой ногой он даже может сделать шаг. В общем, Дима поверил, что сможет восстановиться, и перестал себя хоронить. «В 19 лет невозможно долго унывать», – говорит Олеся.

Вот только собранные деньги закончились, и теперь, когда по-хорошему реабилитацию обязательно надо продолжать, пока есть результат, пока прогресс очевиден, наступает пауза. Пауза, которую нельзя допустить. Диме очень нужна ваша помощь. Теперь он верит в себя. А родители верят, что он сможет ходить. Поверьте и вы в него, пожалуйста. Помогите.

Фонд «Правмир» помогает взрослым и детям, нуждающимся в восстановлении нарушенных или утраченных функций после операций, травм, ДТП, несчастных случаев, инсультов и других заболеваний, пройти реабилитацию. Вы можете помочь не только разово, но и подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.

Вы можете помочь всем подопечным БФ «Правмир» разово или подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.