“Раскол”: победы и ошибки сериала (+ Видео)

В разговоре на телеканале “Культура”, который состоялся 9 сентября 2011 года после просмотра первых серий телесериала “Раскол”,  участвуют писатель, автор сценария сериала Михаил Кураев, архимандрит Тихон (Шевкунов) – наместник московского Сретенского монастыря, протоиерей Леонтий (Пименов) – постоянный член Совета митрополии Русской Православной Старообрядческой Церкви, и Алексей Светозарский – профессор, заведующий кафедрой церковной истории Московской духовной академии.

Ведущий: Мы уже посмотрели 10 фильмов двадцатисерийной картины “Раскол”. У нас в студии автор сценария фильма “Раскол”, писатель Михаил Николаевич Кураев, протоиерей Леонтий (Пименов) Русской Православной Старообрядческой Церкви, приехавший к нам из Орехова-Зуева Московской области, Алексей Константинович Светозарский и архимандрит Тихон (Шевкунов).

Итак, 17 век, не страшно ли было туда погружаться? Михаил Николаевич?

Михаил Кураев

М.Кураев: 17 век обойден как-то школьным вниманием. Процесс, который шел в 17 веке, был естественным и при Алексее Михайловиче, и при Федоре Алексеевиче, и это был процесс развития и становления России. Мы с Николаем Досталем приступали к работе над сериалом с чувством глубочайшей ответственности и с душевным трепетом.

Спасибо большое, Михаил Николаевич, мой следующий вопрос, наверно, ко всем. Заниматься историей имеет смысл лишь тогда, когда мы проводим какие-то аналогии с современностью. Что есть в 17 веке, что сейчас сделало его актуальным?

М.Кураев: У нас не было задачи такой, акцентировать какие-то исторические аллюзии, ни в коем случае. Если они и возникают, то лишь потому, что наша современность такова.

Да, все совпадения случайны… такое мы слышали не раз. Но тем не менее, это наша история, и, конечно, если мы в нее заглядываем, то нам хочется увидеть пересечение с сегодняшними реалиями.

Архимандрит Тихон (Шевкунов): Середина 17 века – это самая болезненная точка во всей русской истории, вот я не побоюсь этого сказать. И за то, что авторы фильма дерзнули этого болезненного места коснуться, им честь и хвала.

Потому что фильм получился. Я, честно говоря, не без предубеждения смотрел этот фильм, потому что представлял себе, насколько сложно воспроизвести такой переломный, страшный момент русской истории, о котором, действительно, слишком мало знают.

17 век, раскол – это для большинства русских людей что-то сложное, тяжелое, к чему не хочется прикасаться. А ведь это этап истории, который очень многому может научить. Поневоле рождаются аналогии. К примеру, любая реформа в России, что это такое? Чем она заканчивается? Какова ответственность за реформы? Интересно наблюдать, как всего лишь одна реформа делает врагами Никона Патриарха и Алексея Михайловича, каков механизм разделения на идейной почве, как через эту вражду начинается ослабление всей страны.

Я благодарен авторам этого фильма за то, что они взялись за столь непростой сюжет, показали нам еще раз о тех проблемах. которые стояли когда-то и сейчас стоят перед Россией. Касаться темы раскола внутри страны больно точно так же, как и в 17 веке, как это ни парадоксально, как это ни потрясающе.

Если мы говорим об истории 17 века и о всех сложностях, то каковы были победы и поражения России в это время?

Алексей Константинович Светозарский

А.Светозарский: Скажу для начала, что, с моей точки зрения, фильм получился. Получился в силу того, что дан исторический контекст. Ведь очень просто было бы все свести к ссоре царя и патриарха, то есть к личным отношениям. Но авторы сериала попытались дать историческое полотно шире.

Вспомните, в 14 – 15 веках радикальные реформы святителя Киприана не привели ни к смутам, ни к разделению, ни тем более к расколу. Потому важно было понять, почему же два столетия спустя церковная реформа настолько глубоко разделила Россию?

Фильм “Раскол” – это воскрешение целой эпохи, я не говорю уже о том, насколько достоверно воссоздан антураж, как тонко подобраны костюмы, интерьеры, насколько приятно смотреть этот фильм и погружаться в него. Возрожден дух эпохи, когда Русь жила религиозным интересом, когда у людей главными ценностями были вера и Церковь. Пусть и понимание их было различным, как у Никона и Алексея Михайловича. Но все герои все равно живут духовной жизнью. Которой, к сожалению, сейчас наше общество не живет.

Что, на мой взгляд, не получилось. Чтобы понять фильм, зрителю надо прослушать маленький курс церковной истории. Некоторые моменты в фильме не объяснены, людям, не знакомым с церковными реалиями, не часто посещающим храм, многое будет неясно.

Прот.Леонтий (Пименов)

Прот.Леонтий (Пименов): Думаю, в историю надо погружаться, и именно сегодня. Чтобы не совершить тех ошибок, которые были тогда совершены. Конечно, нам всегда приятнее о геройстве читать. А в 17 веке были совершены подвиги не столько военные, внешние, сколько подвиги духа.

После 17 века градус народной веры начал сильно понижаться. А в этом фильме мы видим, как все тогда – от простых людей, до самого царя – искренне обращаются к Богу, к Богородице. Но при этом, что интересно, они верят в приметы, плюют через плечо, даже царь и царица! В этом большая нам наука – как не быть язычниками в православном государстве.

Архимандрит Тихон (Шевкунов): Да, согласен с вами, вы сказали очень правильную вещь – что нам нужны исторические уроки. Хотя и Ключевский, и другие историки говорили, что история, к сожалению, ничему людей не учит, но строго взыскивает за непройденные уроки.

Но вот с чем я не могу согласиться, так это с тем, что после 17 века вера стала оскудевать. Посмотрите хотя бы на 20 век, в котором нам довелось жить. Новомученики не меньшие страдания претерпевали, чем герои фильма, чем тот же Аввакум. Причем их было несметное количество – таких героев. И среди них, кстати, были люди, которые в силу социального положения до мученической кончины жили весьма комфортно: архиереи, царская семья. И вдруг явили миру такую поразительную стойкость. За веру люди шли на смерть во все века, не только до раскола. Это еще один урок нам: русская душа не иссякает.

Прот.Леонтий (Пименов): Отец Тихон, но ведь в 20 веке было не только исповедничество: сколько было предательств, доносов, низкого поведения. Жестокость 20 века, я бы сказал, была более сатанинской по сравнению с 17-ым веком. Я бы назвал жестокость 17 века естественной, соответствующей уровню, менталитету, стилю жизни этого времени. Зверства же века 20-го ничем нельзя оправдать.

А.Светозарский: Как удивительно совпадают наши мнения и интерес к 17 веку. Ужасный век, ужасные сердца, потому что даже показания без пытки не принимались. Но да, вы правы, в каком-то смысле для того времени такое было естественно, и в фильме этот момент удалось хорошо показать. При этом в кинокартине нет любования жестокостью – в этом плане она получилась глубоко христианской.

М.Кураев: Я очень боялся, что не удастся передать в картине ощущение веры человеком 17 века. Бог был рядом с теми людьми… Вдумайтесь только, как это – пойти в огонь, как это – сгореть, а вот они не в огонь шли – они к Богу шли. Понять такое современному человеку очень трудно.

Архимандрит Тихон (Шевкунов): В 1913 году, накануне трехсотлетия дома Романовых, к царю пришел министр внутренних дел, принес список из 1000 человек, в основном это были большевики, террористы. Он сказал: “Ваше величество, вот эту тысячу людей изолируем – и я вам гарантирую, что еще 300 лет ваша династия будет править”. На что государь ответил: нет, только не таким способом. Призывы, в том числе и святым людям, быть тверже, жестче, звучали в истории Церкви всегда. Но князья и цари не хотели употреблять свои власть и силу для того, чтобы бороться со злом. Зло в христианстве побеждается иначе.

Мне не хватило в фильме темы взаимоотношений в 17 веке России и Украины. Тема как бы обойдена, причем, на мой взгляд, совершенно незаслуженно.

М.Кураев: Не соглашусь с вами. Помните, как Алексей Михайлович говорит Марии Ильиничне, царице: “Берем Украину под свое крыло”.  Дальше много раз упоминается Богдан Хмельницкий с его метаниями, с его поведением перебежчика. Просто не все было возможно включить в сюжет.

А.Светозарский: Да, всего ведь не покажешь. С другой стороны, получилось пропорционально – и это хорошо.

Архимандрит Тихон (Шевкунов): Но все-таки присоединение Украины к России – это такая веха, которую надо было осветить больше.

М.Кураев: В расколе она разве имеет значение?

А.Светозарский: Огромное!

Прот.Леонтий (Пименов): Богдан Хмельницкий – великий государственный деятель, он понимал всё значение  акта объединения Украины с Россией, о котором вы говорите, а в фильме, как вы только что сказали, он всего лишь перебежчик…

Богдан Хмельницкий

В истории был один Богдан Хмельницкий – мудрый, противоречивый человек, а в фильме получился другой – попросту изменник, чей характер на этом слове исчерпан. А ведь реальность была куда сложнее…

М.Кураев: Да, история значительно сложнее, и мы с уважением относимся к этой сложности. Да, это трагическая страница…

А.Светозарский: Дело даже не только в Богдане Хмельницком. Там очень сложная история, конечно, ее вот так, в нескольких сериях, показать целиком нельзя. А что касается тех событий, которые мы называем расколом 17 века, они, несомненно, переданы верно. Тогда нужно было унифицировать обряд, чтобы он был един для человека ученого и простого крестьянина. Да, в то время в стране были образованные люди, но не было образования – вот парадокс Древней Руси.

Если говорить о Никоне, то, все же, что это была за личность?

Архимандрит Тихон (Шевкунов): Отец Леонтий правильно сказал, что все, кто показан в фильме, были верующими и искренними люди, пусть и со своими страстями, порой совершенно захлестывающими их.

Никон был настоящий аскет, даже несмотря на то, что, став патриархом, окружил себя неким антуражем, которым был ему положен по должности.

Честно говоря, я думал, что побольше покажут эпизод Новгородского восстания, когда Никон один вышел к огромной толпе, банде, которая готова была разорвать на части новгородского воеводу. Никон палкой гнал всех за ворота, пока сзади на него не накинулись и не избили так страшно, что все думали, что он умрет. А закончилось дело тем, что Никон всех простил. Да, некоторые говорят, что он лицемерный и лукавый. Не верю я в это, а верю в то, что он искренне понимал свою немощь и свои страсти человеческие.

Прот.Леонтий (Пименов): Не знаю, насколько уместно такой вопрос задать, но он меня мучает. Почему простая смена сложения перстов вызвала в России такую бурю, настоящий раскол?

А.Светозарский: Мне кажется (это мои личные соображения), что отчасти виноваты греки – те, кого мы привыкли называть нашими учителями, кто подарил нам веру Христову. Они не всегда считали нужным ставить в известность наших предков о том, что происходит в Церкви. И вдруг появляется епископ, который знает все греческие нововведения…

Архимандрит Тихон (Шевкунов): Патриарх Никон был, конечно, страшный грекофил. Он приехал из мордовских лесов и страшно влюбился в греческую культуру. Вот я сам никонианин, но мне больше нравятся старообрядческие церковные тексты – они более глубоки, хотя никоновские переводы более точны…

В оправдание Никона скажу одну вещь. Когда он понял, что двоеперстие и троеперстие становятся преградой для единства и причиной разделения, он сказал: креститесь, как хотите. Но в то время уже начался неуправляемый, страшный процесс, который и привел к трагическому расколу.

Прот.Леонтий (Пименов): Давайте все-таки признаем, что это трагическая ошибка – введение троеперстия… Трагично, что сила патриаршей власти была не настолько велика, чтобы остановить раскол.

М.Кураев: Нас собрал тут все-таки фильм под названием “Раскол”. Я был бы благодарен, если бы мы обсудили его не только как любители русской истории, но и как зрители. Каким было ваше впечатление?

Архимандрит Тихон (Шевкунов): Я как бывший сценарист скажу, конечно, спасибо за работу все создателям “Раскола”. Фильм достоин всяческих похвал. Я считаю, что команда, снявшая его, открыла абсолютно новый этап в кинематографии.

Прот.Леонтий (Пименов): Меня фильм потряс. Можно сказать, что это поэма о русской красоте – настолько красиво все снято: и люди, и архитектура, и пейзажи, и даже просто русская земля.

Спасибо большое всем. На этой оптимистической ноте мы завершаем передачу.

Читайте также:

Церковный раскол как телепроект

Сериал «Раскол» глазами актеров

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Рождественский утренник в сельском храме? Легко! Читайте в нашей статье историю об одном деревенском приходе, совершившем…
Дети – будущие блогеры, родители жалуются, а педагоги погрязли в бумагах

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: