Ежедневное интернет-издание о том, как быть православным сегодня
Светлана узнала, что у нее рак груди, этой весной, летом ей сделали операцию и назначили химиотерапию. Лечение шло хорошо, пока в поликлинике не закончились оригинальные препараты. Светлане предлагают лечиться дженериками или покупать лекарства за свой счет. Они с дочерью уже взяли кредит на лечение, и еще один кредит просто не потянут.

Врачи советовали не волноваться

Светлана рисует акварелью. Это такая краска, которая, кажется, живет на листе бумаге сама по себе. Капнешь цвет на мокрый пупырчатый лист, и капля начинает разрастаться-растекаться, не остановить… Светлана, впрочем, умеет держать цвет в рамках, он у нее движется строго по нужным контурам, и я просто ахаю, увидев результат: с бумаги на меня смотрит влажными, блестящими глазами совершенно живая лошадь.

Светлана до болезни. Картина Светланы

Растекается так, что невозможно ухватить и остановить, мир самой Светланы.

Вчера была здорова, рисовала вот и строила планы, а сегодня вдруг врач говорит сухим, каким-то бесцветным голосом: “Рак груди”. И твой мир расползается, трещит по швам.

Светлана родилась в Горловке, там же родила дочку. В Москву они переехали в 2000 году, снимали квартиру. Светлана работала товароведом продовольственных товаров, дочка выучилась на экономиста и тоже вышла на работу. Меньше года назад они наконец купили квартиру в ипотеку в Балашихе. Радовались очень, конечно. “И вот тогда я и заболела”, – говорит Светлана.

Фото: Елизавета Бельская-Бондаревская

У нее уже давно фиброзно-кистозная мастопатия – патологическое состояние грудных желез, сопровождающееся появлением уплотнений и кист различного размера и формы. И она наблюдалась у врачей в маммологическом центре, и врачи ей постоянно говорили, что это довольно распространенная болезнь среди женщин, “есть как минимум у половины женского населения”. Так что все хорошо, можно дальше жить и не волноваться.

Разрезали грудь и закрыли обратно

В мае этого года у Светланы начала болеть правая грудь, постоянно и сильно. Светлана пошла в поликлинику и получила направление на УЗИ. Врач посчитал, что это гнойный мастит, и отправил ее на операцию. В городской больнице Светлане разрезали грудь и увидели, что это рак.

“Изрезали грудь, – говорит Светлана, – и закрыли обратно, а при опухолях это очень опасно, рак “проснулся” окончательно”.

В шоковом состоянии, чувствуя, как мир будто плавится под ногами, Светлана бегала 2 недели в поисках хорошего врача, собирая справки и анализы для совсем другой операции – по удалению груди. Тогда же дочка взяла на свое имя кредит, потому что они знали: каждый дополнительный анализ, каждое дополнительное обследование будет стоить денег, а этих анализов и обследований Светлане понадобится немало.

Светлана с дочерью. Фото: Елизавета Бельская-Бондаревская

Груди Светлане удалили обе – левую профилактически. После операции началось лечение: с июня Светлане назначили шесть курсов химиотерапии и таргетную терапию в течение года – это когда препарат блокирует рост раковых клеток, вмешиваясь в механизм действия конкретных целевых молекул, необходимых для роста опухоли, а не просто препятствует размножению всех быстро делящихся клеток в организме, как при обычной “химии”.

Дженерик неэффективен

Сначала Светлана получала препараты бесплатно. Химия, конечно, убивала не только рак, у Светланы падали лейкоциты, каждые 5 дней нужно было сдавать анализы, чтобы их контролировать, и колоть уколы, чтобы поднять. Слабость, тошнота…

Фото: Елизавета Бельская-Бондаревская

Но Светлана жила, а химия работала, чтобы рак никогда не вернулся. Только вот в октябре, когда Светлане нужно было в очередной раз проходить курс “химии” и начинать таргетную терапию, в поликлинике ей вдруг выдали не оригинальные лекарства, а аналоги, дженерики отечественного производства.

“Мне сказали, бюрократическая проволочка: швейцарская фирма-поставщик перерегистрируется, и пока мне могут предложить только заменитель, наш, отечественный. Я знала, что он неэффективен, врачи знали, но никто ничего не мог поделать”, – рассказывает Светлана.

Светлана пришла домой и стала придумывать, как сказать дочке, что лечиться она дальше не сможет. Нечем лечиться – лекарств нет. В таких случаях людям предлагают спасти себя самим: ищите деньги, выкручивайтесь, чтобы заказать оригинальные лекарства. Если хотите жить. Светлана жить очень хочет, но они уже еле-еле сводят концы с концами – кредит, ипотека… Светлана знает, что “выкручиваться” ей не на что.

Фото: Елизавета Бельская-Бондаревская

Давайте поможем Светлане. Невозможно жить в этом мире, а уж тем более создавать миры прозрачной краской на влажной бумаге, когда находишься в отчаянии. Светлане очень нужна наша помощь, чтобы победить рак.

Фонд «Правмир» помогает онкобольным взрослым и детям получить необходимое лечение. Помочь можете и вы, перечислив любую сумму или подписавшись на ежемесячное регулярное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.

Вы можете помочь всем подопечным БФ «Правмир» разово или подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: