Развод,
Зачем детям читать книги о людях с особенностями, о разводе и о смерти? Об этом рассказала детская писательница Анна Анисимова, автор книги о незрячей девочке «Музыка моего дятла» и повести «Гутя», где главная героиня переживает потерю близкого человека.

У каждого есть право голоса

Стоит ли предлагать детям книги о героях с особенностями?

— Однозначно стоит! Во-первых, жизнь сложна, и мы не можем предсказать, какой опыт мы получим в следующую минуту. А во-вторых, такая литература показывает, что каждый человек имеет право голоса. Пусть в окружении ребенка, на первый взгляд, нет людей с особенностями здоровья, но точно есть другие, например, со своими эмоциональными особенностями. Когда мы даем право голоса — через книги — другим людям, это действует на маленького читателя успокаивающе. Он понимает, что и ему, какой бы он ни был, найдется место в мире, и он тоже сможет высказаться.

Я думаю, что не стала бы писать книгу от лица незрячего ребенка, если бы такой голос уже звучал в российской детской литературе. Но его не было — и ко мне этот голос пришел. Мне было важно дать высказаться моей героине, незрячей девочке — так появился рассказ «Невидимый слон», который сначала опубликовали отдельно, а позже из него выросла книга «Музыка моего дятла», которая вышла в издательстве «Самокат». И здесь у меня как у автора была двойная задача. С одной стороны, я рассказала об особенностях жизни моей героини. А с другой — стремилась подчеркнуть, что она ничем не отличается от зрячего ребенка. Мне хотелось, чтобы читатель почувствовал в этой маленькой девочке самого себя.

Читатель не только маленький. Например, я никогда в жизни не общалась с человеком с немотой. И вот я читаю книгу Морриса Глейцмана «Болтушка», героиня которой не может говорить вслух, но постоянно болтает про себя. И то, что на страницах книги я встречаю эту девочку, очень важно мне как читателю: люди бывают разными. Это очень важная вещь — книги о людях, которые отличаются от тебя, снижают страх перед неизвестным, нервозность, подсказывают, как можно выстроить диалог. Мне хочется верить, что те, кто прочитал «Музыку моего дятла», лучше поймут незрячего человека.

— Что важнее в книге — дать информацию, как взаимодействовать с непохожими на читателя людьми, или эмоционально зацепить? 

— Мы не знаем, какой именно читатель будет читать книгу. Кроме того, читать голую информацию скучно. Это как изучать инструкцию к новому телефону, не прикасаясь к нему. Когда ребенок встречается с эмоционально насыщенной историей, он может прожить ее в игре.

Например, родители некоторых читателей «Музыки моего дятла» рассказывали, как они после книги пробовали передвигаться по квартире с завязанными глазами, представляя себя на месте героини. А однажды на встрече в городе Выборге читатели принесли мне целую стопку рисунков: ребята нарисовали слона с завязанными глазами.

Семь книг для детей и взрослых
Подробнее

С другой стороны, информационная составляющая дает практическую пользу. Поэтому в «Музыке моего дятла» после художественных рассказов я написала инструкцию о том, как можно и нужно ли помогать человеку с белой тростью на улице.

— А людям с особенностями нужны такие книги? Ведь они все про свою жизнь знают. 

— Конечно. Они тоже должны чувствовать, что их голос звучит в литературе. Это разговор про равенство. Каждый должен почувствовать, что он тоже может быть героем книги. А еще мы же любим узнавать в героях себя: «О, я тоже так думаю», или «Да, у меня ведь такая же проблема!» Поэтому книга может проговорить для человека какие-то вещи.

— Выбирая для ребенка книгу про особенных людей, стоит искать те, где такой герой — главный, или достаточно намека? 

— Я думаю, что важны и те, и другие. Например, в центре «Музыки моего дятла» — особенная героиня. Но также мне нравится идея литературной инклюзии: люди с особенностями развития как часть истории. Например, недавно я читала книгу Жефа Артса «Рыбы не тают», в которой главный герой встретил девочку с тростью. Это книга не о незрячем человеке, хотя девочка играет там свою роль, но она как часть жизни — ты можешь встретить в жизни незрячего человека. Поэтому, мне кажется, наша цель как общества — дойти до такой степени развития, когда мы сможем почувствовать, что мы даем равные возможности всем — и в жизни, и в книгах, независимо ни от чего.

Книги по теме:

  • Нина Дашевская «Я не тормоз»
  • Кристина Стрельникова «Не мешайте лошади балансировать», «День глухого кита»
  • Р. Дж. Паласио «Чудо»
  • Шарон Дрейпер «Привет, давай поговорим!»
  • Юлия Кузнецова «Выдуманный жучок»
  • Анна Анисимова «Музыка моего дятла»
  • Мария Бершадская «Большая маленькая девочка»
  • Дарья Доцук «Голос»
  • Стефан Каста «Лето Мари-Лу»
  • Анна Вольтц «Аляска»

Когда жизнь семьи изменилась

Если родители ребенка разводятся, книга поможет ему это пережить? 

— Думаю, что да. Однако в этом случае гораздо важнее выстроить диалог не ребенка с книгой, а взрослого с ребенком. Нельзя дать ребенку книгу — малыш это или подросток — и считать, что проблема решена.

Снять напряжение, объяснить, что ребенок в ситуации не виноват, что это решение взрослых, с помощью книги, наверное, удобно. Но проговорить то же самое взрослому или обоим взрослым необходимо. И прочитанная вместе книга — хороший повод начать разговор, провести параллель между героями и собственной семьей.

Другой вопрос, что у взрослых не всегда есть силы на общение, не всегда есть понимание, что может волновать ребенка, какие у него возникают вопросы. В таком случае книги стоит читать самому взрослому. Они покажут модель поведения, дадут ориентир, что стоит делать, а что нет.

Как я читаю детям
Подробнее

Вообще, по моим ощущениям, не так много книг, где весь сюжет строится на проблеме развода родителей. Гораздо чаще развод — одно из обстоятельств жизни героев. Иногда драматических. Это хорошо показано, например, у Марии Парр в повести «Тоня Глиммердал». Старик Гунвальд, лучший друг Тони, стал угрюмым троллем только потому, что когда-то его жена сначала оставила ему дочь, а потом внезапно увезла ее навсегда. И мы можем почувствовать, что произошло с выросшей дочкой, как трагично на нее повлияло это расставание.

Еще, я думаю, с книгами о разводе есть такая опасность: история в них может оказаться лучше, чем в жизни. Например, у героев случился «счастливый развод», родители сохранили дружеские отношения, ребенок общается с ними обоими. А в жизни — обиды, взаимные претензии и скандалы. Но этот «счастливый развод» может показать читателю, что все может быть по-другому. Хороший пример — подростковая книга «Моя мама любит художника» Анастасии Малейко.

— Нужны ли книги о разводе малышам трех, пяти лет?

— Мне кажется, что с дошкольниками ситуацию лучше прожить в игре. Семья котят, лисят, щенят может сначала жить вместе, а потом что-то происходит, и один из родителей покидает семью. Игра в этом случае будет более уместна, так как в ней можно использовать обстоятельства жизни самого ребенка.

Книги по теме

  • Кристине Нестлингер «Само собой и вообще»
  • Анастасия Малейко «Моя мама любит художника»
  • Дарья Доцук «Я и мое чудовище»

Книги о смерти: естественный разговор

— Марина Аромштам, писатель и главный редактор портала «Папмамбук», пишет, что не стоит читать детям книги о смерти, когда в семье кто-то умер. Однако непонятно, по какому же поводу их читать стоит? 

— Я согласна: если горе только что произошло, человеку важнее бывает отвлечься, чем удваивать переживания. Книги о смерти лучше читать, если у ребенка есть интерес к этой теме.

Но мне самой кажется важным, когда смерть встречается в книге естественно, как в жизни. Не центральное событие сюжета, а эпизод. Например, в книге «Вафельное сердце» той же Марии Парр умирает старенькая баба-тетя. То есть мы читаем про дружбу главных героев, мальчика и девочки, удивляемся, ужасаемся и хохочем над их проделками, и среди этого — грустим вместе с ними от потери. Все как в жизни, когда каждый день мы испытываем разные эмоции. Свою книгу «Гутя» я тоже не писала как книгу о смерти — это книга о жизни.

Если все же мы беремся за книгу, чтобы облегчить боль потери, она должна предлагать варианты, как это сделать.

Если все же мы беремся за книгу, чтобы облегчить боль потери, она должна предлагать варианты, как это сделать. В этом смысле мне очень нравится финская книга Анны Хярмяля «Suru-poski» («Горе-щечки»), в которой у главного героя — хомячка — умерла бабушка, и он не знает, как это пережить. Хомячок набивает щеки вещами, которые любила его бабушка, и носит их с собой. Видно, как ему тяжело. Но однажды хомячок попадает в цирк, где эти вещи очень нужны. Тогда он достает их из-за щек — и ему становится легче, и вещи обретают новую жизнь, и бабушка через них продолжает жить. Пожалуй, это одна из самых терапевтичных книг о смерти, которые я встречала. К сожалению, в России она не издавалась, но это хорошая метафора для примера.

С подобными книгами хорошо приходить к ребенку и тогда, когда ничего еще не произошло. Таким образом мы как бы даем инструкцию, что делать в случае потери. И если горе случилось, можем обратиться к этому примеру.

— Стоит ли родителям рассчитывать, что книга по-настоящему поможет ребенку, окажет реальный терапевтический эффект? И можно ли это просчитать заранее? 

— Сложно сказать за всех. Художественные книги пишутся для читателей вообще. Поэтому про реальный эффект можно говорить, наверное, только в том случае, если книга была написана с целью помочь конкретной аудитории. Например, есть книга «Чудик» врача Анастасии Рудневой, написанная в помощь ребенку с онкологическим заболеванием. В ней подробно рассказывается, что случилось с малышом Чудиком и как он справлялся с ситуацией.

Было бы здорово, если бы была такая полочка с книжками, как аптечка в автомобиле: книжка-пластырь, книжка-йод. Но книги — как люди. Иногда к разговору с другом мы мысленно возвращаемся в течение нескольких лет, а иногда поболтали, зарядились хорошим настроением — и разошлись. То есть нельзя заранее сказать, кому какая книга подойдет. И это не всегда вина книги, если у читателя с ней не случился диалог. Значит, нужно взять другую книгу.

Книги по теме

  • Ирина Зартайская «Все бабушки умеют летать»
  • Анджела Нанетти «Мой дедушка был вишней»
  • Патрик Несс «Голос монстра»
  • Мария Парр «Вафельное сердце»
  • Анна Анисимова «Гутя»
  • Андрей Жвалевский, Евгения Пастернак «Минус один»
  • Ульф Нильсон, Эва Эриксон «Самые добрые в мире»
  • Русе Лагеркранц «Моя счастливая жизнь»

Как обсуждать с детьми книги

— Как начать с ребенком разговор о прочитанной книге?

— Мне хочется в ответ спросить: кому это нужно? Это важно ребенку или только взрослому?

Для меня общение с книгой — всегда диалог. Ты задаешь вопросы, размышляешь, споришь с героями или автором. Иногда такой разговор с книгой — нечто настолько интимное, что стоит оставить человеку право не делиться ничем, если он не хочет.

А иногда для того, чтобы ребенок был готов к разговору, должно пройти время. Внутри каждого, образно говоря, почва. Что-то из книги упало в нее, начало прорастать. И тут родитель говорит: «Ну-ка, давай, расскажи мне, что ты думаешь об этой проблеме? Что чувствуешь?» Таким сквозняком можно погубить нежный росток.

Я думаю, что лучше дождаться, когда ребенок сам придет с вопросами. Это может произойти и через неделю, и через месяц после прочтения книги. А вот если взрослому самому хочется поговорить с ребенком о книге, то почему бы этого не сделать? Ведь не только ребенок может делиться с взрослым своим впечатлением о книге, но и взрослый с ребенком.

— Какие книги на сложные темы стоит выбирать для совместного чтения и обсуждения: художественные или нон-фикшн? Или главное, чтобы книга была хорошая? 

— Это, конечно, главное. Но важнее всего, на мой взгляд, показать ребенку многообразие книг и предоставить выбор. Создать библиотеку — не здание, а пространство. Это могут быть бумажные книги на полках, электронные, аудио, закачанные в плеер. У ребенка должна быть возможность делать книжный выбор. Поэтому чем богаче и разнообразнее пространство, тем лучше.

Вот если мы идем по улице, видим людей разных национальностей, разного роста, разного возраста, с разным цветом глаз, разным вкусом в одежде — тогда мы чувствуем, что и нам, со всеми нашими особенностями, ценностями и потребностями, тоже есть место в этом многообразии. А вот если бы мы шли и встретили, например, только пятерых пожилых мужчин высокого роста и исключительно в джинсовых куртках, наш мир был бы… довольно ограниченным. Так и с книжками.

На одну и ту же тему можно поговорить с малышами, можно с детьми, которые недавно пошли в школу, можно с подростками или взрослыми. Можно послушать эксперта или ученого в познавательной книге, а можно взять художественный сюжет и прожить его. Чем больше комбинаций, тем более это естественно и похоже на жизнь.

— Но как родителям не запутаться в многообразии? На что опираться при выборе? 

— Во-первых, важно помнить, что ответственность за выбор книг лежит на читателе, потому что лучше всего знает свои вкусы именно он, а не автор, издатель или книжный блогер. Поэтому, на мой взгляд, лучше всего здесь работает метод перебора: перебираешь издательства, находишь интересное, следишь за его новинками; перебираешь авторов, находишь близкого по ценностям, ждешь его книг, и так далее. Мир стал слишком объемным и дробным, раз и навсегда составить список «Сто главных книг» абсолютно для всех невозможно.

Книги для малышей
Подробнее

А во-вторых, сориентироваться помогут ресурсы, посвященные книгам. Например, московская библиотека «Гайдаровка» каждый год делает каталог «Сто лучших новых книг для детей и подростков» — можно убедиться, как много хорошей и нужной литературы появляется ежегодно, и ориентироваться, например, на этот каталог.

Также для меня ценный ресурс — портал «Папмамбук». Здесь пишут о книгах педагоги и писатели, делятся впечатлениями о прочитанном подростки, рассказывают о семейном чтении родители, есть видеочтения разных книг и многое другое.

Еще мне кажется важным то, что делает для литературного поля Евгения Шафферт, обозреватель, эксперт конкурса «Книгуру», преподаватель Новосибирского государственного университета. В своем блоге «Читает Шафферт» Евгения размышляет о самых разных книгах и о чтении, встраивает прочитанное в литературную картину мира.

Я с удовольствием слушаю «Гусьгусь» — детское аудиоприложение проекта «Arzamas». Это ресурс, где литература подается интересным, а порой неожиданным образом. Например, в подкасте «Экспекто Патронум» ведущие обсуждают книги через призму подростковых проблем, в подкасте «Это вам не сказки» третьеклассник разбирает разные факты и явления из сказок с ученым-биологом.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.