<Реферат>: Дж. Итон. Круг творения. Животные в свете Библии

Опубликовано в альманахе “Альфа и Омега”, № 50, 51; 2007, 2008
<Реферат: John Eaton. The Circle of Creation. Animals in the Light of the Bible. SCM Press Ltd. London, 1995>
<Реферат>: Дж. Итон. Круг творения. Животные в свете Библии

Мы можем видеть, что они не живут только для нас одних, но для себя самих и для вас, и что они любят сладость жизни.

Святитель Василий Великий о животных

Введение

Знак креста призывает нас к объединению всего, что мы ценим в жизни, призывает увидеть в единстве наши сокровенные убеждения и чувства. Когда я задумываюсь о том, как это я написал такое не специальное изложение Библейского взгляда на животных, то понимаю, что всё дело во взаимодействии: мои академические знания — восточные языки и толкование Библии — соединились с простой и глубокой склонностью моей жизни рассказывать одну историю, петь одну песню.

Ещё с тех пор, как SCM Press заказал мне мою первую книгу, я хотел написать о наиболее привлекательных персонажах. Авдий, Наум, Аввакум и Софония, действующие лица ранней истории, бесспорно значительны, но это, кажется, ускользнуло от большинства моих друзей. Как хорошо было бы, чувствовал я, показать в еврейской Библии предмет, близкий сердцу большинства людей. И мало-помалу во мне возросла мысль о животных. И когда я писал введение к Библии, отрывки о говорящей ослице или о муравье, заготовляющем летом свою пищу, уже были подготовкой к этому.

На этом фоне свою роль сыграли двое животных. Первый — это большой рыжий полосатый кот Тигр. Все свои девятнадцать лет он был верным и любящим спутником, забавным и бурным в молодости, спокойным и мудрым в старости. Он много раз побуждал меня задумываться о дружбе животных в контексте Библейских исследований. Другой, который особенно способствовал этой книге, — это одно из тех трёх сотен животных, больных или пострадавших от жестокого обращения и вынянченных и нашедших дом в приюте Farm Animals Sanctuary близ Тард­биджа в северном Вустершире.

Когда мы с моей женой Маргарет впервые побывали в этом приюте, мы много узнали о животных и их судьбах и о масштабе трудов основательницы приюта журналистки Джанет Тейлор. Тогда у меня и зародилась мысль написать библейскую книгу о животных, но начать писать её было всё равно что сдвинуть с места громадный валун. И вот однажды, когда мы шли по узкой тропе вдоль ограды, к нам приблизился белый козёл, который неотрывно смотрел на меня. Вероятно, он пробудил глубоко лежавшее во мне воспоминание о козле отпущения в древнем Израиле, том козле, который выбирался, чтобы вынести грехи всех людей за пределы стана. Во всяком случае, возник как бы некий образ претерпевания многих созданий, и это оказалось более эффективным, чем слова; и я отправился домой и наконец начал писать.

Нетрудно составить список библейских отрывков, где роль животных значительна. Это относится ко львам и агнцам, воронам и пресмыкающимся, ослам и даже драконам. Но как соединить их, включая и их творение, и их конечный образ на небесах, предания, притчи, странную практику поклонения Богу через жертвоприношения животных, и гигантскую идею спасения Им мира принесением Себя в жертву подобно агнцу, — Его, Агнца, закланного от основания мира?

Но постепенно выявилась модель. Был идеал любящего содружества всех видов, идеал, явленный в истории творения как главный неизменный Божий замысел. Было представление о современном мире как отпавшем от Божиего идеала, но всё ещё сохраняющемся и удерживающемся в отношении животных священными законами. И пророческий взгляд, что изначальный идеал в конце концов будет достигнут Божиим действием.

Но было и ещё что-то, что-то совершенно необходимое настоящему, — это способность идеального мира проницать наш падший мир лучами своего света. Особенно в великие моменты богослужения возникало знание о всеобщей хвале, когда все едины в Создателе. В эти моменты смиренные сердца наполняет знание, что здесь — правда и прочный мир, Царство, в котором каждый имеет часть сейчас.

Мне кажется, что те, кто сейчас сделал что-то для обиженных Божиих тварей, впустили в себя этот свет истинного мира; всемирное угнетение стало немного меньшим. Забота о них и охрана их всё ещё имеют решающее значение и являются важным началом осуществления общей победы, которая может быть достигнута в день Господень.

Основы

Значение животных

В истории кельтских времён рассказывается о святом Кевине (Kevin), который удалился в уединённое место для прохождения Великого поста. Однажды, когда он молился в своей бедной хижине, стоя на коленях, и его рука через окно была поднята к небу, к нему на ладонь села маленькая чёрная птичка и отложила яички. Со всею деликатностью и осторожностью Кевин держал её на своей руке всё то время, пока она высиживала своих птенцов.

Когда читался этот рассказ, возникла дискуссия о преувеличениях в жизнеописаниях святых. Однако один человек помнил маленькое чудо, свидетелем которому он был в школьные годы: во время лесной экскурсии учитель ботаники посетовал, что ему никогда не удавалось увидеть, как стрекоза откладывает яйца, и маленький мальчик пожалел его; вдруг на руку учителя села стрекоза, прошла по ней на ближайший лист и отложила яички, — и этот человек узнал, что есть моменты любви и доверия между разными созданиями; его пронзила мысль, что во время молитвы перед Богом Кевин был тих и открыт, и дикое существо пришло к нему с полным доверием. И раз Кевин жил в любви к Богу, он чувствовал любовь ко всем Его созданиям.

Значение животных, как на самом деле и любой твари, в том, что они часть Божиего мира и любимы Богом. Если мы принимаем и заботимся о тварях, мы в гармонии с Богом, мы получаем большее благословение. В Библейских рассказах о животных и птицах — ослах, воронах, львах, агнцах и многих других — мы видим образ сообщества, в котором нет зла. Мы встречаем животных, которые служат Богу, доверяют Ему и прославляют Его; встречаем животных, которые приносят нам Божию помощь, и животных, которые учат нас непорочности и чистоте, верности и мудрости.

Сотворение мира

В Библии дано несколько образов начала мира. Первая история (Быт 1:1–2:4а) — образ великолепного порядка, возникшего из хаоса. Шаг за шагом, вызванные словом Создателя, начинают своё бытиё время и пространство, каждый день Своим Словом Он творит новое — и Бог видит всё сотворённое, каждое в его собственной красоте, — и радуется.

История стремительно приходит ко дню создания человека — мужчины и женщины, о которых говорится, что они созданы по образу и подобию Божиему и должны обрабатывать землю и владычествовать над всеми другими созданиями. Но будет фатальной ошибкой считать, что это означает разрешение человеку распоряжаться землёй и всеми созданиями, как ему нравится, по своему усмотрению: человек должен не подавлять, а идти Божиим путём поддержания добра и заботы о мире. Бог дал живым существам пастыря и попечителя, наделённого нужной силой для выполнения этой грандиозной задачи. Так человек представляет Бога и исполняет Его волю на земле.

В последующих главах книги Бытия мы видим, как мирное “правление” сменилось восстанием одних существ на другие (Быт 6:5–7), но великие пророки знают, что настанет время, когда создания будут жить с доверием и в мире друг с другом, под управлением царя, олицетворяющего Божию доброту и силу (Ис 11:1–9; 65:25).

Далее, в Декалоге предписывается хранить субботний день, по примеру Господа, Который в седьмой день почил от трудов Своих (Исх 20:11), и это повеление распространяется и на животных (Исх 23:12). Так раскрывается суть того, что уже сказано в первой истории: время отдыха Бога — это время взаимной любви всех созданий. Животные, люди и Бог смотрят друг на друга, глаза в глаза, и радуются друг другу. И сейчас мы можем увидеть отблеск этого далекого счастливого времени в глазах лошади во дворе или собаки, лежащей у камина.

И сегодня человек обладает высшей властью, вплоть до отбирания или сохранения жизни, но от Создателя он принял ответственность за все существа; сильный — попечение о слабых, заботу о них с тем же Божиим сердечным состраданием.

Животные — добрые товарищи

Повествование о шести днях творения даёт нам массу пищи для размышлений и мы никогда не исчерпаем всего его значения. Но как будто этого мало, нам дана другая история, далеко отстоящая от близкого нам времени; она подобна детской сказке, но гораздо глубже неё (Быт 2:4а–3:24).

Только об одном дне упоминается здесь, дне, когда были созданы небо и земля. И прежде создания растений и животных был создан человек из праха земного, и Господь вдунул в него дыхание жизни. А потом как спутники человека были созданы животные и птицы, и человек нарёк им имена и сделался им как родитель, призванный вести их и защищать. После этого была сотворена жена.

В этой последовательности творения положение животных знаменательно: создание человека и предшествует, и следует за созданием животных, тем самым как бы образуя вокруг них защитную оболочку. Так животные занимают центральное место в истории становления человека, предлагая ему свою дружбу и становясь необходимыми для его счастья.

В 1934 г. известная ученая Хелен Уоддел под названием “Зве­ри и святые” издала свои переводы с латинского ряда средневековых документов. В книгу вошли 44 истории о товарищеских отношениях отшельников и зверей: как лев с осторожностью брал из руки монаха финики, которые тот собрал с дерева, под которым сидел лев, как волк каждый вечер приходил к другому отшельнику и садился у его хижины, ожидая кусочка от его скромной трапезы, как преподобному Макарию гиена принесла своего слепого детёныша, чтобы тот помогал ему. И ещё множество подобных историй с участием свиньи, выдры, воронов, диких гусей, коровы, зайца, дикого оленя, вола, лисицы, петуха, мыши и даже мухи, которая помогала святому Колману отмечать место на странице его священной книги. Эти бесценные истории пришли от людей, которые благодаря любви Бога обрели любовь животных, обрели её будто из туманного видения, из далёкого времени (которое, однако, так близко), когда Господь создаёт всякую тварь для дружбы с нами.

Подобную мысль высказал преподобный Исаак Сирин, заметив, что смиренный человек может приручить дикого зверя, и когда тот видит такого человека, он становится кротким, охотно подходит к нему и лижет его руки и ноги. Для них запах такого человека — запах Адама до грехопадения, когда звери пришли к нему, чтобы он нарёк им имена.

Животные и люди в падшем мире

Историю грехопадения (Быт 3) Бытописатель излагает, зная помышления человеческого сердца, его желания и привычки, идеалы и измены. Но он не знает, откуда произошло зло.

Мы читали, что люди и животные были вместе в благословении, вместе они были и в падении, и вместе, когда возобладали страх, ненависть и убийства. Но, как говорит Исаия, вместе они будут и при окончательной победе, когда младенец будет играть над норою аспида (Ис 11:8).

Люди и животные вместе в самых известных библейских историях о животных — вот Ноев ковчег, где семья Ноя и все твари переживали тяготы долгой бури и шторма в малой, в половину размера корабля Queen Elizabeth, крытой лодке. И когда мы видим, что алчность ветхого человека не престаёт, и знаем, что катастрофа неминуема, мы должны помнить историю Ноя и понимать, что ныне мир существует благодаря Божиему обетованию, данному ему. И видя радугу в небе, мы знаем, что Бог держит слово.

Чистые и нечистые

В Ноев ковчег вошли, с одной стороны, все животные по паре, мужского и женского рода (Быт 6:19), с другой — семь пар “чистых” и семь пар “нечистых” (Быт 7:2). Что значит чистый и нечистый? Почему корова чистая, а кот нечистый? Чистый значит только, что это животное можно приносить в жертву и оно пригодно для еды (Лев 11; Втор 14). Причины такого разделения скрыты во мгле времён и относятся к очень древним традициям.

В Новом Завете ещё более определённые предписания дозволенной и недозволенной пищи кажутся стеной между иудеями и неиудеями, но проповедуя всем народам, Апостолы поняли, что эта стена должна пасть (Деян 10). Однако христиане считают правильным уважать то, что лежит в основе старых законов о пище, и устраивая животноводческие хозяйства, должны в первую очередь думать о Боге, а не о выгоде.

Чему можно научиться у животных

Рассматривая людей и животных как единое сообщество, где каждый ценен как Божие творение, нельзя не заметить, что люди зачастую опускаются ниже уровня животных. Как часто мы слышим о собаке, чья преданность заставляет стыдиться человека, и в великой книге Исаии говорится о контрасте между постоянством животных и неблагодарностью и неверностью народа. Вол и осёл знают своего хозяина; работая и служа ему днём, они охотно возвращаются в свои конюшни и стойла. Израильтяне, хотя Господь воспитывал их как Своих детей, восставали и грешили против Него, быстро забывая, Чьи они, Кому они всем обязаны.

Однажды мой знакомый наблюдал, как стадо коров самостоятельно возвратилось с пастбища и коровы сами разошлись по стойлам, так что фермеру осталось только подсоединить и включить доильный аппарат. “Мне нравится такая работа!”, — воскликнул он, рассказывая об этом “самоуправлении” стада. Его наблюдение за мудростью животных было подобно Исаиному, хотя, конечно, выводы были совершенно противоположные.

2. Осёл: кротость и слава

Ослица, спасшая своего хозяина

Мы любим терпеливых собак, заменяющих глаза слепым и уши глухим; знаем о собаках и кошках, которые ночью будили своих хозяев, если начинался пожар, и о животных, предупреждающих о смертельной опасности.

В Библии есть рассказ об ослице, которая спасла жизнь своему хозяину (Чис 22–24). Моавитский царь просил пророка Валаама придти и проклясть израильтян, чтобы суметь выгнать их из земли моавитян. Валаам дважды спрашивал у Господа, как поступить, и Господь сказал: иди, но только делай, что Я буду говорить тебе. Валаам оседлал свою ослицу и двинулся в путь. Но воспылал гнев Божий за то, что он пошел, и стал Ангел Господень на дороге, чтобы воспрепятствовать ему. Ослица Валаамова, видя Ангела, трижды сходила с пути, отказываясь идти дальше. Разгневанный Валаам стал бить её, и тогда она сказала Валааму <…> что ты бьешь меня <…> имела ли я привычку так поступать с тобою? Он сказал: нет. Тогда открылись глаза Валаама и он увидел Ангела, и тот сказал ему: путь твой не прав предо Мною <…> если бы она [ослица] не своротила от Меня, то Я убил бы тебя <…> И сказал Валаам: согрешил я, ибо не знал, что Ты стоишь против меня на дороге <…> И сказал Ангел Господень Валааму: пойди <…> только говори то, что Я буду говорить тебе. Придя на горы Моавитские, Валаам трижды по повелению Господню благословил Израиль великим благословением и пошел обратно в свое место. А вскоре с этих же гор Моава Моисей видел Землю обетованную.

Весь ход нашей истории опирается на благословения, прозвучавшие в предсказаниях древних времён, на судьбоносные слова пророка, обязанного собственной жизнью и успешным выполнением миссии своей ослице! Именно она, а не святой муж и не царские сановники, смогла увидеть Ангела Господня.

И вот что ещё есть в этой истории: почему Господь, послав Валаама, хотел его убить? У этого противоречия есть свой смысл. Может, так произошло потому, что человеку свойственно начинать думать о своей собственной значимости или слишком прислушиваться к человеческим голосам? Не лучше ли в таком случае поучиться у ослицы пророка простоте и невинности, и тогда мы сможем увидеть Бога на своём пути.

Случай с пропавшими ослицами

Мысль, что Господь может определять животных служить Себе для достижения великих целей, весьма распространена в Библии. Например, в истории с пророком Ионой Бог предписывает не только киту (Иона 1:17), но и растению и червю (Иона 4:6–7) противодействовать упорству пророка.

В другой истории участвует стадо ослиц, которых Господь выбрал, чтобы через них начать Свои действия (1 Цар 9:1–10:16). История о том, как двенадцать колен Израилевых обрели своего первого царя — история с большим религиозным и политическим смыслом, рассказанная очень вдохновенно.

Все началось с пропавших ослиц. Их хозяин Кис, знатный человек из колена Вениаминова, послал своего сына Саула вместе со слугой разыскать пропавшее стадо в окрестных землях. После трёх дней безуспешных поисков Саул решил возвратиться, чтобы не огорчать отца долгим отсутствием. Но его слуга уговорил его идти в соседний город и найти человека Божия, который укажет им путь. Там они встретили Самуила, которому Господь открыл за день до прихода Саулова и сказал: завтра в это время Я пришлю к тебе человека из земли Вениаминовой, и ты помажь его в правителя народу Моему — Израилю, и он спасет народ Мой от руки Филистимлян; ибо Я призрел на народ Мой, так как вопль его достиг до Меня. Самуил оказал честь Саулу, разделил с ним трапезу и, провожая его на следующий день, сказал: я открою тебе, что сказал Бог. Возлив на голову Саула елей, он сказал: вот, Господь помазывает тебя в правителя наследия Своего в Израиле, и ты будешь царствовать над народом Господним и спасешь их от руки врагов их, окружающих их. И дал ему знамение, что он встретит двух людей, которые скажут ему, что ослицы нашлись, и рассказал, что будет дальше с Саулом на пути к дому.

Вскоре Саул начал царствовать, но его царствование завершилось падением Саула и его семьи, и престол царей Израильских перешёл к Давиду и его потомкам. Но всё же Саул был первым помазанным Богом царём Израиля и сыграл свою роль в приготовлении Давида и его ещё более великого сына.

А что же ослицы? В этой истории их роль также существенна. Их пропажа и возвращение окутаны тайной, мы ничего не можем об этом сказать. Это была часть Божиего замысла, приведшего Саула к Самуилу и к царству. Богу было угодно начать Своё дело через непритязательных ослиц, которые не могли знать, что являются инструментом в спасении Израиля от филистимлян, в основании царства и в приуготовлении далёкого Мессии. Но в своей простоте они исполнили Божию волю: в Промысле у животных всегда есть своя роль.

Пророчество об осле для Мессии

В местечке Ворф Мидоу близ города Тардбидж графства Вустершир живёт небольшая колония ослов, которые служат людям совсем в непривычном для них качестве: сюда приезжают страдающие различными душевными, умственными или физическими недугами и, ухаживая за ослами и гуляя с ними или помогая в этом другим, получают облегчение от болезней. Поистине здесь ослы — благородные животные.

В Библии, как мы видели выше, встречаются ослы, являющиеся чем-то большим, чем просто хозяйственные животные, и играющие свою роль в становлении царей Израильских и предуказывающие великое будущее Давида. К этому мы должны добавить и знаменитое пророчество Захарии (Зах 9:9–10).

Это поэтическое пророчество, сила которого впервые начала обретать контуры ещё во времена царей Израильских до переселения в Вавилон в 586 до Р. Х. Церемония вступления на царство среди прочего содержала в себе момент проведения будущего царя от восточной стены Иерусалима в Святой город под шумные приветствия, удостоверяющие его кротость, праведность и спасительность.

Псалом 117 можно интерпретировать как очерчивающий контуры такой церемонии, когда царь публично объявляет: Строго наказал меня Господь, но смерти не предал меня. Отворите мне врата правды; войду в них, прославлю Господа <…> Славлю Тебя, что Ты услышал меня и соделался моим спасением. А народ отвечает: Камень, который отвергли строители, соделался главою угла: это — от Господа, и есть дивно в очах наших. Сей день сотворил Господь: возрадуемся и возвеселимся в оный! (Пс 117:18–25).

Песнь Захарии звучит как слова пророка, произнесённые при такой церемонии и открывающие Промысел Божий о справедливости и мире, не знающем границ: Ликуй от радости, дщерь Сиона, торжествуй, дщерь Иерусалима: се Царь твой грядет к тебе, праведный и спасающий, кроткий, сидящий на ослице и на молодом осле, сыне подъяремной. Тогда истреблю колесницы у Ефрема и коней в Иерусалиме, и сокрушен будет бранный лук; и Он возвестит мир народам, и владычество Его будет от моря до моря и от реки до концов земли (Зах 9:9–10).

В таком контексте этот маленький фрагмент из старой церемонии указывает, вне всякого сомнения, на мессианские дни.

Осёл, исполнивший пророчество

Евангелия повествуют о входе Господнем в Иерусалим (Мк 11:1–10; Мф 21:1–11; Лк 19:29–40). Этот день празднуется у нас как Вербное воскресенье. Евангелист Марк рассказывает, как во исполнение пророчества Иисус, находящийся с учениками на Елеонской горе, посылает двоих привести Ему из ближайшего селения молодого осла, на которого никто из людей не садился. Многие встречающие Иисуса на дороге в Иерусалим постилали свои одежды по дороге и ветви с дерев. Их приветственные восклицания заимствованы из 117-го псалма и пророчества Захарии: осанна! благословен Грядущий во имя Господне! благословенно грядущее во имя Господа царство отца нашего Давида! осанна в вышних! (Мк 11:9–10).

Так древний образ Царя-Спасителя воплотился в жизнь. Его вход в Иерусалим был действительно царским входом, соответствующим древней церемонии.

В том, что касается осла, у евангелиста Матфея обнаруживается отличие. Он говорит об молодом осле и его матери, которых надлежит привести Иисусу. Здесь Спаситель прямо цитирует пророчество Захарии, упоминая двоих — молодого осла и его мать. На самом деле в пророчестве используются три выражения: “ослица”, “молодой осёл” и “сын ослицы”, но это повторение — особенность древнееврейского поэтического стиля, и в виду имеется только одно животное.

Версия Матфея исходит из прямолинейного толкования древнего писания и может показать то, что касается ослов: присутствие матери при первом выезде ослёнка окажет на него успокаивающее воздействие.

Кротость и величие

Пророчество Захарии о входе Царя и осла начинается с радостного приветствия. С новым царствованием Бога через Его Помазанника становятся не нужны орудия войны, колесницы и боевые кони. Правитель во имя Божие приходит на невинном осле, символе мира и доброты.

Лошадь не была домашним животным в древнем Израиле; после успехов Давида в создании могущественного царства появились запряжённые лошадьми колесницы; у сына Давида Авессалома были колесницы и пятьдесят скороходов (2 Цар 15:1), а Соломон, наследовавший Давиду, завёл множество боевых колесниц. Так лошадь стала символом военной мощи, а подобные Захарии пророки предвидели конец гордости военными успехами, когда возобладает сила Божиего мира.

Безобидный осёл в определённой обстановке был всё же царским животным и занимал в древней Палестине достойное место. В древнем пророчестве о судьбе двенадцати колен Израилевых (Быт 49) о колене Иудином, пришедшем в гармонию с природой, говорится: …Он привязывает к виноградной лозе осленка своего и к лозе лучшего винограда сына ослицы своей; моет в вине одежду свою и в крови гроздов одеяние свое; блестящи очи его от вина, и белы зубы его от молока. Об одном из ранних правителей сказано, что у него было тридцать два сына, ездивших на тридцати двух молодых ослах, и тридцать два города было у них (Суд 10:4); у другого было сорок сыновей и тридцать внуков, ездивших на семидесяти молодых ослах (Суд 12:14); хромой сын Саула был заподозрен Давидом в вероломстве, когда тот встретил его на осле (2 Цар 19:27).

Из всего этого можно видеть, что во входе Иисуса Христа в Иерусалим соединились и мир, и царственность. Смиренный, праведный и спасающий, Он прибыл верхом на животном, которое само олицетворяет кротость и величие.

И сегодня, глядя на такое животное, мы можем с уверенностью знать, что величие — в кротости, сила — в уязвимости, победа — в простоте.

Мулы и их ноша

Мулы и лошади, в отличие ослов, гораздо труднее поддавались приручению, для их укрощения требовались удила и уздечка. Можно считать, что ослу неявно воздаётся должное в покаянном 31-м псалме, где в ответ на исповедание греха и благодарение Господь увещает кающегося: Вразумлю тебя, наставлю тебя на путь <…> буду руководить тебя, только не будьте как конь, как лошак несмысленный, которых челюсти нужно обуздывать уздою и удилами, чтобы они покорялись тебе (Пс 31:8–9). Однако мулы (результат скрещивания осла и лошади) потенциально были весьма полезными животными, соединявшими в себе выносливость осла и силу лошади.

Два таких сильных мула, несущих драгоценную ношу, упоминаются в чудесной истории исцеления Неемана, военачальника сирийского царя. Когда пророк Елисей, исцеливший Неемана от проказы, отказался взять награду, Нееман попросил взять земли, сколько снесут два лошака (4 Цар 5:17), чтобы поставить жертвенник Богу в Дамаске. Так по-своему мулы способствовали распространению почитания Господа.

Мул в таинственном повороте судьбы

На богато украшенных мулах ездили сыновья Давида. Странно сказать, но в долгой и захватывающей истории борьбы его сыновей за превосходство мулы сыграли решающую роль. На мулах убежали сыновья Давида от Авессалома, брата своего, когда тот во время пира убил старшего сына Давида Амнона за свою сестру Фамарь (2 Цар 13:27–29). Среди спасшихся мог быть и юный Соломон.

Конец Авессалома, враждовавшего с отцом своим и занявшего его престол, также связан с мулом. Во время сражения людей Давида с войском Авессалома в Ефремовом лесу Авессалом был на муле. Когда мул вбежал с ним под ветви большого дуба, то Авессалом запутался волосами своими в ветвях дуба и повис между небом и землею, а мул, бывший под ним, убежал (2 Цар 18:9). Иоав, знавший, что Давид любил Авессалома, но знавший также нрав и деяния этого царского сына, воспользовался его беспомощным положением и убил его. Мы не можем сказать, что были бы рады победе Авессалома или его спасению, не можем представить дальнейшее без Соломона и храма Соломона. Но мы можем сказать, что случилось чудо, и произошло оно через мула.

Чудо птиц

Птицы, помогавшие Ною

Множество историй может поведать о скрытых от глаз связях между птицами и человеком. Птицы играли важную роль в истории Ноя и потопа.

В древнейшем вавилонском тексте рассказывается, как при убывании вод потопа с опустившегося на вершину высокой горы корабля были выпущены на волю по очереди голубь и ласточка и обе птицы вернулись, не найдя места для отдыха. Потом был выпущен ворон, который радостно запрыгал, брызгаясь, по воде, громко каркнул и отправился своим путём.

Мы знаем о древней традиции у разных народов: брать в далёкие плавания воронов, которые могли быть вестниками о невидимой впереди человеческому глазу земле.

В библейском повествовании о потопе птицы осуществляют подобную службу (Быт 8:6–12). В этом рассказе чувствуется зависимость от различных ранних вариантов этой истории. Работа ворона, выпущенного Ноем первым, частично совпадает с работой голубя (вавилонская версия), о ласточке не упоминается вовсе. Ворон отлетал и прилетал, пока осушилась земля от воды. Трижды с интервалом в семь дней Ной выпускал голубя, первый раз голубь не нашел места покоя для ног своих и возвратился к нему в ковчег; во второй раз голубь возвратился к нему <…> и вот, свежий масличный лист во рту у него; в третий раз голубь уже не возвратился к нему, и Ной понял, что всё хорошо.

Голубь с листом или оливковой ветвью в клюве стал с тех пор символом мира, хороших новостей, примирения, но мы можем в этом увидеть и взаимную симпатию птиц и человека и возможность взаимной помощи.

Птицы-вестники

Есть несколько версий толкования 13–14-го стиха 67-го псалма: Цари воинств бегут, бегут, а сидящая дома делит добычу. Расположившись в уделах своих, вы стали, как голубица, которой крылья покрыты серебром, а перья чистым золотом. Но лучшая, вероятно, — это снова считать голубицу вестницей мира. В победном 67-м псалме воспевается праздничное торжественное шествие Бога (перенесение ковчега завета) в храм. Мы можем представить, как из отдалённого места выпускали священных голубей лететь в храм с радостной вестью и как ранним утром серебрились их крылья и перья отливали золотом.

Другой Библейский пассаж о птицах как вестниках связан с известной простонародной поговоркой. Если мы спросим, откуда вы узнали о чём-то скрытом, можем услышать в ответ: “Со­ро­ка на хвосте принесла”. И в древние времена люди действительно могли воспринимать это как реальность, наделяя птиц сверхъестественным знанием и способностью передавать слово. Так предупреждение Екклесиаста может быть понято буквально: Даже и в мыслях твоих не злословь царя, и в спальной комнате твоей не злословь богатого; потому что птица небесная может перенести слово твое, и крылатая — пересказать речь твою (Еккл 10:20). Несомненно были птицы, передающие преступников судьям. Когда в IX в. отшельник Меджинрат (Meginrat) был убит двумя разбойниками, вороны, которых он приручил, спикировали на них, привлекая громкими криками внимание людей, и убийцы были пойманы.

Вороны, приносящие небесный хлеб

Вороны, первые упоминаемые в Библии птицы, появляются также в Новом Завете. Важную роль они играют и в истории пророка Илии (3 Цар 17). Когда пророк, желая остановить почитание Ваала в Израиле и восстановить почитание истинного Бога, чтобы показать силу Божию, предрёк, что не будет ни дождя, ни росы, разве что только по его (Илии) слову, он по повелению Господа удалился в пустынное место, где жил у потока Хорафа, пил из него, а вороны утром и вечером приносили ему хлеб и мясо. Вороны, слушающиеся Господа и подчиняющиеся Его повелению кормить пророка, убедили Илию, что сила Бога гораздо более значительна, чем он полагал.

Большую икону Илии и ворона нам подарила молодая гречанка, обучавшаяся в Лондоне художественной реставрации. Вскоре выяснилось, что она прекрасно подготовленная, вдохновенная и великолепная иконописица. Перед возвращением в Афины она, трудясь по ночам, с молитвой, как и полагается иконописцу, писала эту икону, вкладывая в неё свою душу. Она следовала иконописной традиции, согласно которой хлеб, который вороны приносят Илие, часто изображается подобным манне, небесному хлебу, питающему израильский народ в пустыне (Исх 16). Божий человек, уйдя в пустыню, питался только тем, что даёт ему Бог. Удивительно, но животный мир — соучастник Божиего милосердия.

В Евангелии говорится, как вороны живут в заботе Бога: Посмотрите на воронов: они не сеют, не жнут; нет у них ни хранилищ, ни житниц, и Бог питает их (Лк 12:24). Когда Господь говорит, насколько человек ценнее птиц (Не две ли малые птицы продаются за ассарий? И ни одна из них не упадет на землю без воли Отца вашего <…> не бойтесь же: вы лучше многих малых птиц — Мф 10:29,31; ткж Лк 12:6), мы замечаем часто встречающуюся в Евангелии тонкую иронию — цена птиц намного меньше цены слуги или раба, и тем не менее…

А сколько историй рассказывают о дружбе монахов и диких созданий! В житии первого христианского отшельника Павла Фивейского тоже встречаются вороны. Когда к Павлу, жившему в возрасте 113 лет у ручья в шалаше из пальмовых листьев, пришёл другой отшельник, 90-летний Антоний, к ним слетел ворон и положил между ними хлебный каравай. Павел воскликнул: “Уже шестьдесят лет я ежедневно получал кусок хлеба, а сегодня, в честь твоего прихода, Христос удвоил порцию для Своих верных воинов”. Блаженный Иероним заканчивает житие Павла рассказом о двух львах, которые вырыли могилу для погребения отшельника.

Всё это разные грани большой темы: кто близок Богу, близок к диким созданиям. Рождается доверие, дружба и взаимопомощь в избытке.

Птицы как образы духовной жизни

Отношение к диким созданиям раскрывается в библейских образах из их жизни. Так, когда Псалмопевец хочет высказать свою острую нужду в Боге, когда кажется, что Он отдалился, он сравнивает себя с ланью во время засухи (Пс 41:1, ср. Иоил 1:20), которая в поисках воды бродит по иссохшей пустыне, вытягивая голову, как будто умоляя Бога.

С диким голубем сравнивает себя Псалмопевец, когда стремится убежать от распрей мира: страх и трепет нашел на меня, и ужас объял меня. И я сказал: “кто дал бы мне крылья, как у голубя? я улетел бы и успокоился бы; далеко удалился бы я, и оставался бы в пустыне” (Пс 54:6–8). Для Христа голубь — символ ни в чём неповинного создания: …будьте <…> просты, как голуби (Мф 10:16). Как голубь Святой Дух нисходил на Христа во время крещения (Мф 3:16). С давних времён эта птица вызывала ощущение небесной сферы и связи между землёй и небом.

Верующий, страстно желающий быть с Господом, сравнивается с ласточкой, вьющей гнездо в постройках храмового двора, этого святого места, где никто не причинит вред птичке и её птенцам: Как вожделенны жилища Твои, Господи сил! Истомилась душа моя, желая во дворы Господни; сердце мое и плоть моя восторгаются к Богу живому. И птичка находит себе жилье, и ласточка гнездо себе, где положить птенцов своих, у алтарей Твоих, Господи сил, Царь мой и Бог мой! (Пс 83:2–4).

Именно птицы — сильнейший образ Бога в псалмах: как птица-мать покрывает своих птенцов крыльями, так Бог даёт укрытие Своим возлюбленным созданиям: перьями Своими осенит тебя, и под крыльями Его будешь безопасен (Пс 90:4)1. Этот образ возникает, когда молящийся находится в великой печали: Храни меня, как зеницу ока; в тени крыл Твоих укрой меня (Пс 16:8). И о странствии в пустыне: Он нашел его (народ израильский) в пустыне, в степи печальной и дикой, ограждал его, смотрел за ним, хранил его, как зеницу ока Своего; как орел вызывает гнездо свое, носится над птенцами своими, распростирает крылья свои, берет их и носит их на перьях своих, так Господь один водил его, и не было с Ним чужого бога (Втор 32:10–11). Подобное же: вы видели <…> как Я носил вас как бы на орлиных крыльях, и принес вас к Себе (Исх 19:4). Хотя способность орлов носить птенцов на своих крыльях не подтверждается орнитологами, мы можем верить, что во времена странствия по пустыне, подобное могло наблюдаться.

Исаия рассказывает, как полагающийся на свои силы вскоре изнемогает, а если мы доверяемся Божиему дыханию, то Он возрождает и поддерживает нас: Он дает утомленному силу, и изнемогшему дарует крепость. Утомляются и юноши и ослабевают, и молодые люди падают, а надеющиеся на Господа обновятся в силе: поднимут крылья, как орлы, потекут — и не устанут, пойдут — и не утомятся (Ис 40:29–31). Подобное читаем и в псалме: насыщает благами желание твое: обновляется, подобно орлу, юность твоя (Пс 102:5).

Мудрость птиц

В книге Иова упоминаются орёл и ястреб как удивительные создания, сам образ жизни и существование которых управляются единственно Самим Создателем и тайны которых не может постичь человек: Твоею ли мудростью летает ястреб и направляет крылья свои на полдень? По твоему ли слову возносится орел и устрояет на высоте гнездо свое? Он живет на скале и ночует на зубце утесов и на местах неприступных; оттуда высматривает себе пищу: глаза его смотрят далеко (Иов 39:26–30). Также и у Иеремии птицы повинуются Божиему установлению о них: И аист под небом знает свои определенные времена, и горлица, и ласточка, и журавль наблюдают время, когда им прилететь (Иер 8:7); и в Песни песней горлица — верный вестник прихода весны (Песн 2:12). В перечне дивных созданий в книге Иова есть и страус, крупнейшая из птиц, которая хотя и может бросить в момент опасности своих птенцов, но способна спасаться, развивая скорость более 50 миль (ок. 80 км — Ред.) в час. И эта мудрость птиц, знание ими своих путей и времён противопоставляется своеволию человека, быстро забывающего времена и пути Божии: цитированный выше стих из Иеремии заканчивается словами: …а народ Мой не знает определения Господня (Иер 8:7).

Уподобление птиц и страдальцев

К образу птицы прибегает псалмопевец, желая выказать глубину своего страдания: Господи! <…> скоро услышь меня; ибо исчезли, как дым, дни мои, и кости мои обожжены, как головня; сердце мое поражено, и иссохло, как трава, так что я забываю есть хлеб мой; от голоса стенания моего кости мои прильпнули к плоти моей. Я уподобился пеликану в пустыне; я стал как филин на развалинах; не сплю и сижу, как одинокая птица на кровле (Пс 101:2–8). Но он прославляет Предвечного Бога и уверен в избавлении.

В конечном счёте мы можем утверждать, что библейские отсылки к птицам, показывающие нам их красоту, мудрость и дружбу, призывают нас к тишине и смирению перед своим Создателем.

Дивная панорама зверей

Среда обитания в Святой Земле

Близ северной границы Святой Земли возвышается громадная гора Ермон, часть горной гряды, тянущейся через Ливан. Двигаясь южнее, мы попадаем в большую долину с крутыми склонами, где начинаются болотистые земли оз. Хуле, далее — прохладные воды Галилейского озера, затем река Иордан, солёное Мёртвое море и, наконец, переход по суше к Красному морю. И если мы запоминаем гору Ермон по её снегам, то дальнейшую часть пути — по жаркой пустыне с обрывами и скалами.

С другой стороны, мы помним пышную растительность, питаемую свежей водой с больших гор в тёплых долинах с севера и юга Галилейского озера. Спускаясь ниже, река Иордан вступает в самые тёплые области. Её разливы образуют вдоль берегов густые заросли, называемые в Библии “гордостью Иордана”.

Мы рассматриваем сейчас только узкую полосу от Ермона до Красного моря и не касаемся многих других областей, но и этого достаточно, чтобы представить богатство животного мира Святой Земли в библейские времена. И неудивительно, что люди Библии знали львов и барсов, медведей, гиен, шакалов и лисиц, крупных диких рогатых животных и ослов, оленей, антилоп, верблюдов, змей, ящериц, крокодилов. И мы увидим, что многие из них играли важную роль в мольбах, хвалах и поучениях на страницах Библии.

Львы, возносящие прошения

В Библии львы упоминаются более 135 раз. Когда разливается Иордан, львы выходят из зарослей (Иер 49:19; 50:44), живя и охотясь семейными группами, издавая грозное рычание; они вошли в еврейскую поэзию как символ грозного противника, Божиего суда и величия. Наум сравнивает короля Ассирии со львом, питающим свою семью похищенной добычею (Наум 2:11–12); Амос слышит голос Божий, как рычание льва, — и как может пророк пренебречь им (Ам 1:2; 3:3,8)?

Рычание в ночи охотящегося льва представляется Псалмопевцу молитвой о пропитании, в полный голос обращённой к Богу (Пс 103:21), весь этот псалом — картина мириадов Божиих созданий, существование которых зависит от Него; о заботе Бога о голодных львах есть слова и в книге Иова (Иов 38:39–40).

В истории, рассказанной в 3 Цар 13, участвует лев, в точности исполнивший Божие повеление. Пророк, пришедший в Вефиль, преступил указание Бога не есть и не пить там и уйти другой дорогой, но вернулся и разделил трапезу с другим пророком-старцем из Вефиля, за что на обратном пути был убит львом. При этом лев не тронул осла пророка и не съел тело пророка, а оставался там рядом с его ослом согласно слову Господа (3 Цар 13:26) до прихода старца.

В другой истории (4 Цар 17:24–28) львы нападали по попущению Господа и умерщвляли ассирийцев, переселённых в Самарию и не чтивших Его вначале, так что туда вернули выселенного священника, чтобы он научил ассирийцев почитать Господа.

Более известно служение львов Богу в истории Даниила (Дан 6), который по указу царя Дария был брошен в ров ко львам за то, что вопреки царской воле не прекратил поклонение и молитвы Господу. Но ангел Господень заградил пасть львам, и на следующее утро царь нашёл Даниила невредимым. Менее известна версия этой истории, где Даниил находился во рву с семью львами семь дней2, в течение которых львов не кормили, но они не тронули пророка. Сам Даниил чудесным образом был избавлен от голода Аввакумом, которого ангел по ветру перенёс из Иудеи в Вавилон, подняв за волосы. Но неизвестно, разделил ли Даниил свою похлёбку со львами.

Барсы в лесу и кошки в церкви

Барс, хотя и держится обычно далеко от людей, всё же хорошо известен, и его раскраска подвигла Иеремию воскликнуть ожесточённым израильтянам: Может ли Ефиоплянин переменить кожу свою и барс — пятна свои? так и вы можете ли делать доброе, привыкнув делать злое? (Иер 13:23). Барсы водятся в далёких лесах северных гор, и возлюбленный из Песни песней призывает невесту с высоких вершин гор барсовых (Песн 4:8). Исаия предсказывал мир, когда барс будет лежать вместе с козленком <…> и малое дитя будет водить их (Ис 11:6). Но когда Аввакум говорит о конях, посылаемых Богом для свержения ассирийского царства (Авв 1:5–10), которые быстрее барсов, возможно, он имеет в виду их более быстрых и легких сородичей гепардов.

Маленькие кошки распространились с помощью римской армии из Египта, где они выступали в роли неоценимых охранителей зерновых запасов, по всем пределам Римской империи вплоть до Британии. Отсутствие упоминания о маленьких кошках в Библии всё же не совсем абсолютно. Они мелькают в Послании Иеремии. Этот фрагмент греческой Библии касается укрепления веры находящихся в плену иудеев через широкое осмеяние языческих идолов: …Лица их (идолов) черны от курения в капищах. На тело их и на головы их налетают летучие мыши и ласточки и другие птицы, лазают также по ним и кошки (Посл Иер 1:20–21)3. Любопытно, что много можно рассказать и о наших современных котах, которые любят бывать в святых местах — в церквах и соборах. Например, в нашей местной церкви две белые персидские кошки любят по воскресеньям встречать прихожан снаружи, а в будничные службы пробираются внутрь и неожиданно обнаруживаются на кафедре или таинственно протекают вдоль алтаря.

Собаки, лисы, шакалы и гиены

Об одомашненных собаках в Библии есть немного больше свидетельств. Известны слова, спасшие дочь сирофиникиянки: так, Господи; но и псы под столом едят крохи у детей (Мк 7:28).

Упоминаются собаки, стерегущие стада (Иов 30:1). Если их перекормить, стерегущая собака может проспать опасность и не подать голоса, в точности как снисходительные к себе вожди древнего Израиля: Стражи их слепы все и невежды: все они немые псы, не могущие лаять (Ис 56:10).

Любовь собак, известная современному человеку, практически не подтверждается Библией, но есть одна история, которая говорит о многом. В книге Товита (5:16–6:2; 11:4) упоминается, что когда молодой Товия отправился в своё долгое и опасное путешествие, с ним была его собака. И когда он возвращался с женой, с богатством и средством для излечения своего ослепшего отца, собака всё ещё была с ним. В некоторых версиях говорится, что мать Товии, ожидавшая и высматривающая его на дороге, вначале увидела бегущую впереди собаку.

Всё ещё сохранившихся лис, шакалов и гиен и сегодня можно встретить на Святой Земле. Лисы обычно охотятся ночью, а днём скрываются в норах (лисицы имеют норы… — Мф 8:20). Их меньшие сородичи, более светлые и большеухие, живут в глухой пустыне. Шакалы, подобные лисе размерами, ночью стаями роются в отбросах. В некоторых пророчествах о разрушении городов шакалы включаются в описание картины разорения (напри­мер: И будет Асор жилищем шакалов… — Иер 49:33). Большие гиены появляются около трупов, и их массивные челюсти могут справиться со скелетами крупного скота. Их жуткий вой дополняет картину разорения, однако упоминание их в Библии малы и неопределённы (например: …Идите, собирайтесь, все полевые звери: идите пожирать его… — Иер 12:9).

Притчи: муравьи, мыши, саранча, ящерицы и медведи

Соломон, которому Бог дал мудрость и весьма великий разум, и обширный ум <…> изрек <…> три тысячи притчей, и песней его было тысяча и пять; и говорил он о деревах, от кедра, что в Ливане, до иссопа, вырастающего из стены; говорил и о животных, и о птицах, и о пресмыкающихся, и о рыбах (3 Цар 4:29–34).

Книга Притч сохранила некоторые его слова об этих существах, из которых муравьи вызывают наибольшее изумление. Мудрость Божия, данная этим маленьким созданиям, понуждает их работать, заготовляя весной и ранним летом для себя пищу на более скудные времена. Хорошо сделали бы многие люди, если бы пошли и понаблюдали за ними и усвоили себе что-нибудь из их мудрости (Притч 6:6–8).

Есть вещи, вызывающие чувства благоговения, смирения и преклонения. Таков путь орла в небе, описывающего круги и плавно пикирующего с большой высоты; таинственен и путь не имеющей ног змеи по скале (Притч 30:18–19).

Удивительно, что перечень четырёх маленьких животных (Притч 30:24–28) включает и горных мышей (в некоторых английских версиях кролик, в других барсук); размером с кролика, с круглой спиной и без хвоста, эти необычные создания живут на каменистых склонах, с изумительной ловкостью удерживаясь на них своими гибкими ступнями. Выставив охрану, они во множестве усаживаются у выхода из нор и греются на солнце. Удивительна и саранча — полупрозрачные на солнце, движущиеся в совершенном порядке большими массами насекомые прилетают и отлетают как одна.

Этот перечень включает и ящерицу-геккона, ночную охотницу, чьи пальцы покрыты рядами волосков, позволяющих им удерживаться на гладких поверхностях стен и потолков, цепляясь за мельчайшие шероховатости. Потому в этой притче и сказано: ящерица4 лапками цепляется, но бывает в царских чертогах.

Образ для выражения серьёзной опасности в притчах — это медведица, лишенная детей. Детёныши сирийских медведей при рождении весят около фунта (0,45 кг), тогда как их мать — более пятисот фунтов (225 кг), и в течение нескольких месяцев эти малыши следуют за ней неотступно. Неудивительно, что она особо о них заботится. И в притче сказано: Лучше встретить человеку медведицу, лишенную детей, нежели глупца с его глупостью (Притч 17:12). Конечно, глупец здесь — это совершенно безнравственный человек, ожесточённый против всякого добра и способный сбить с пути других. Образ медведицы, лишённой детёнышей, как образ острой опасности, использовал и мудрый советник, сыгравший на чувстве страха противников Давида и расстроивший их планы (2 Цар 17:8). Когда стареющий Елисей подвергся жестоким нападкам со стороны большой толпы детей, он призвал на них имя Божие, и две медведицы вышли из леса и изранили много мальчишек (4 Цар 2:23–24).

Быстрые и грациозные: каменный козёл, олень (лань), газель и онагр

В великолепное перечисление чудес природы в Иов 38–40 включено и описание рождения диких созданий — каменных козлов и ланей (Иов 39:1–4). Ничем не обязанные человеческому смотрению, но ведомые и охраняемые Господом, — их единственной “повивальной бабкой”, знающей время рождения, — в диких горных местностях они производят на свет своё потомство. С Божией помощью детёныши растут, крепнут и становятся самостоятельными.

Живя группами до 10 особей, дикие, или каменные козлы с лёгкостью перемещаются по пустынным скалистым местам. Роскошные гребневидные рога самцов достигают 50 дюймов (125 см) при росте (до плеча) 34 дюйма (85 см). Упоминаемая лань — вероятно, коричневато-жёлтая лань, — ростом 36 дюймов (90 см), у самцов — характерные оленьи рога. Дикая коза5 и лань вместе упоминаются и в Притч 5:19 как образ доброй жены, которую следует ценить и любить только её, не увлекаясь посторонними женщинами.

Особенно быстры и грациозны газели ростом всего 24 дюйма (60 см), рога самок и самцов изогнуты наподобие лиры. В виде газели6 представляет девица своего возлюбленного, скачущего по горам, прыгающего по холмам (Песн 2:8–9, ткж 2:17). Этот отрывок наполнен воздухом весны, его долгое время читали в пасхальные дни, подразумевая воскресшего Христа, идущего к Своим возлюбленным чадам. Образ лани7 возникает и в триумфальном заключении книги пророка Аввакума, когда в бедствиях настоящего пророк непоколебим в вере в Божие спасение: Господь Бог — сила моя: Он сделает ноги мои как у оленя и на высоты мои возведет меня! (Авв 3:19).

В перечислении чудес в книге Иова встречается и дикий осёл, или онагр (Иов 39:5–8). Хотя на древнем (ок. 2500 до Р. Х.) рисунке из Ура онагр изображён впряжённым в четырёхместную повозку, в Библии он — дикое свободное создание. Одарённый от Господа способностью преодолевать огромные пространства и горы, онагр посмеивается над суматохой городских улиц и криками погонщиков, являющимися уделом ослов.

Восхищение диким быком, лошадью и верблюдом

Дикий бык, или зубр8 — крупное сильное животное — представлен в книге Иова (Иов 39:9–12) во всей своей величественной независимости от человека и противопоставляется приручённым домашним быкам, тянущим повозки, плуги, боронящим поля.

Сравнительно поздно появившаяся в истории Израиля лошадь изображена в книге Иова (Иов 39:19–25) сильным и храбрым животным с кипучей энергией. Часто она выступает как символ военной мощи, но Господь не на силу коня смотрит <…> не к быстроте ног человеческих благоволит (Пс 146:10).

Другое выдающееся животное, появляющееся в Библии не так часто, как можно было бы ожидать, — верблюд. Верблюды способны переносить грузы через обширные пустыни, и в первую очередь — через Аравийскую, их адаптация к такому существованию поистине удивительна: горб содержит запасы питания, позволяющие неделю и более обходиться без пищи и воды, большие щелевидные ноздри предохраняют от песка, глубоко посаженные глаза защищены густыми ресницами, верблюды могут пережёвывать острые колючки, тогда как их удивительно мягкие губы могут собирать листья.

Верблюды играют заметную роль в историях о полукочевой жизни патриархов; прекрасный пример этому — устройство брака Исаака и Ревекки (Быт 24), когда Авраамов слуга, посланный найти жену для Исаака, обратился к Богу с молитвой, чтобы женою стала девица, которая в ответ на просьбу напиться воды даст пить ему и напоит и его верблюдов, — так и произошло при встрече с Ревеккой, вышедшей к источнику за водой. Семья Ревекки, узнавши, как было дело, ответила согласием на сватовство и отпустила Ревекку со слугою. И снова верблюды появляются на сцене во время встречи вышедшего в поле Исаака и приближающейся со слугою Ревекки; и она сделалась ему женою, и он возлюбил ее; и утешился Исаак в печали по Сарре, матери своей (Быт 24:67).

Главный акцент в этой идиллической истории — обращённая к Господу мольба о руководстве и водительстве и Его отклик, исполненный Божественной милости и истины. Когда потрясённый немедленным исполнением своей просьбы слуга не знал, как реагировать на появление Ревекки, та своей приветливостью и доброжелательством развеяла его сомнения, и он понял, что это та, которую [Господь] назначил рабу [Cвоему] Исааку (см. Быт 24:14). Знак, который раб испрашивал у Господа, был верно истолкован: он не просил чудес, он просил показать действительно доброе сердце, что и исполнилось: Ревекка стала тем самым лицом, через которое проявилась Божия милость.

Детей зовут Змей, Блоха и Пчела

Мы уже отмечали непостижимость для человека движения змеи по скале. С другой стороны, со змеёй обычно связывают ядовитые зубы, хотя далеко не все змеи опасны для человека. В Быт 3 у змея мифические свойства — он умнее всех зверей и демонстрирует здесь опыт искушения. Ядовитому укусу змеи уподобляются в Пс 139:4 ранящие речи нечестивцев, и в Пс 57:5 их глухота к добру сравнивается с глухотой аспидов. В Исх 7:8–13 превращение жезлов в змей и наоборот и поглощение одних змей другими имеет некоторое сходство с трюками заклинателей змей, которые могут на весу удерживать за шею кобру в состоянии временной неподвижности, а также со способностью кобры поглощать других змей.

Но пророк Исаия рисует нам счастливую картину своего видения мессианских времён, когда младенец будет играть над норой кобры и гнездом гадюки, когда все — друзья и вражда века разобщённости (Быт 3:15) побеждена. Не верится, что родители могут назвать своё дитя Змей (Наас), но это имя встречается в 1 Цар 11:1–2 и 2 Цар 17:25,27. Другие родители дают имя Бло­ха (Парош) или Пес (Халев), или Пчела (Девора). В важной истории 4 Цар 22 встречаются имена Кролик (Шафан), Мышь или Крыса (Ахбор), пророчица Ласка или Крот (Ол­дама); встречается и более привычное женское имя Овца (Рахиль) и мужское Голубь (пророк Иона).

Во времена Ветхого Завета часто выбор имени, даваемого матерью при рождении младенца, был результатом тщательного обдумывания и отражал надежду на то, что имя будет защитой от злых сил, что так названный ребёнок будет жалить, как пчела, кусать, как змея или собака и т. д. Арабы говорят: “мы называем своих верблюдов для себя, а своих детей для врагов”.

Два таинственных зверя: бегемот и левиафан

Бегемот можно перевести как ‘большое животное’, а левиафан, вероятнее всего, — как ‘извивающееся животное’. Это два могучих, сильных создания, описанные во всём их великолепии и мощи в конце перечня природных чудес (Иов 40:10–41:26). Для их идентификации предлагались многие животные — слоны, бизоны, дельфины, киты, — но предпочтение отдано гиппопотаму для бегемота и крокодилу для левиафана. Они в самом деле наиболее близки к описанию в книге Иова, но едва ли соответствуют ему полностью. Скорее поэт имел в виду чудовищ, традиционно символизирующих хаос. Создание Творцом вселенной часто описывается как победа над такими гигантами. Покоряя их — таков смысл истории — Бог из хаоса рождает мир порядка, жизни и красоты.

В книге Иова эти гиганты не представлены негативно, как жуткие призраки. Скорее они вызывают изумление и восторг; они доставляют Богу радость. И это означает, что даже силы хаоса преобразовываются Божией работой и входят как часть в мир и красоту Его творения.

Те, кто с добротой спасает живых существ, отвоёвывая у жестоких сил малый мир порядка, — дети Божии, следующие за своим Родителем. Как бы ни поднимались против них безжалостные враги, их преображающая работа никогда не будет побеждена и уничтожена — она станет частью радостного окончательного преображения.

Пёстрая вереница зверей в Египте и Псалом 103

На стене наскального надгробия в Амарне9 в Египте обнаружен гимн-хваление Атону — божеству в виде солнечного диска. Созданный около 1370 г. до Р. Х., этот гимн — великолепное выражение восприимчивости к жизни природы и божественному свету и заботе; в нём воспевается радостная жизнь человека и природы в лучах божественного лика и радость ежедневного восхода солнца, прогоняющего ночной мрак, время опасностей; в нём же явлено и участие божества в скрытой тайне бытия ещё нерождённых младенцев, забота о них и призыв их к рождению. Веками позже подобная поэзия продолжает жить на отдалённой окраине Египта — в Иерусалиме: прекрасный 103 й псалом адаптировал и возродил традицию в духе веры Израиля.

Этот псалом прославляет Бога Творца и Промыслителя, созидающая мудрость Которого и постоянная забота проявляются во всём существующем мире. Первая часть (ст. 1–10) — приготовление Создателем земли для жизни, укрощение и расположение вод и утверждение твёрдой земли. Далее мы слышим о множестве созданий, так чудесно обеспеченных нужным для существования и охраняемых Богом. Дикие животные (особо упоминается дикий осёл) пьют из источников; вокруг них поднимаются деревья, в которых обитают птицы во всём разнообразии видов; высокие горы покрыты лесами, гигантскими кедрами; там тоже множество птиц, и особенно заметны огромные гнёзда аистов на елях. Псалмопевец показывает, как каждое создание существует в подходящем именно для него месте, как серны могут скакать по скалистым горам, как зайцы любят укрытия в горных утёсах.

Порядок и красота отмечают чередование дня и ночи. Движение солнца и луны показывает время наступления ночи, когда выходят лесные звери; в особенности отмечен охотящийся лев, рычанием просящий у Бога себе пищи. Когда же лесные звери возвращаются в норы, вместе с солнцем выходит человек на свою дневную работу. Это описание многообразия и слаженности жизни на земле заканчивается вознесением хвалы Создателю: Как многочисленны дела Твои, Господи! Все соделал Ты премудро; земля полна произведений Твоих (ст. 24).

Затем мы снова видим море великое и пространное: там пресмыкающиеся, которым нет числа (ст. 25); в нём плавают корабли и играет левиафан, преображённый и укрощённый Богом монстр хаоса.

Всё на земле и в море подчинено Господу, Им рождена жизнь, и Ему воспевается слава во веки. И в конце (ст. 34–35) Псалмопевец присовокупляет молитву об изгнании нечестивцев с лица земли.

Никто из столкнувшихся со злом, причинённым животным, деревьям и водам, не сочтёт эту молитву здесь ненуж­ной. Она не противоречит прекрасному псалму, а является его неотъемлемой частью. Искренняя молитва — это главная сила, могущая противостоять разрушительному злу; и сегодня в наших сердцах эта молитва о том, чтобы нарушители умерли как нарушители и возродились как опекуны, смиренные перед Богом.

103 псалом. Одна из иллюстраций к книге Дж. Итона, выполненных сестрой Терезой Маргарет

103 псалом.
Одна из иллюстраций к книге Дж. Итона,
выполненных сестрой Терезой Маргарет

Агнец и царский престол

Агнцы любящие и любимые

В приюте Farm Animal Sanctuary Джанет Тейлор печётся о многих ягнятах, брошенных в плачевном состоянии, нянчит их и дарит им спокойную мирную жизнь. Здесь мы соприкасаемся со старой, как мир, тайной доброты. Когда царь Давид совершил великое зло, Господь, как мы читаем в 2 Цар 12, послал к нему пророка Нафана, чтобы обличить его. Как мог пророк взывать к ожесточённому в битвах царю, практичному правителю империи — как пробиться к его совести? И Нафан произнёс то, что внушил ему Господь: историю овечки.

Он рассказал о бедняке, у которого не было ничего, кроме овечки, которую он купил маленькую и выкормил и к которой привязался, как к своим детям, и о богаче, у которого было много мелкого и крупного скота. Когда богач захотел приготовить трапезу для странника, зашедшего к нему, он взял единственную овечку бедняка, потому что пожалел на это своего скота.

Услышав это, сильно разгневался Давид на этого человека и сказал Нафану: жив Господь! достоин смерти человек, сделавший это <…> за то, что не имел сострадания. И сказал Нафан Давиду: ты — тот человек, который сделал это (2 Цар 12:5–7). И разъяснил ему, что эта история — притча о совершённом царём злодеянии. Давид, признав справедливость обвинения, твёрдо встал на путь покаяния.

Господь мой Пастырь

Давид, величайший израильский царь, традиционно изображающийся пасущим овец своего отца, не раз рисковал жизнью, чтобы спасти овец от львов и диких медведей (1 Цар 17:34–35).

Но Давид изображается и как поэт и музыкант, глубоко чувствующий Бога. Из всех молитв и хвалений, объединённых его именем, наиболее известна пастырская песня, 22-й псалом, любимый за мирный образ открытой страны, за свет Божиего попечения о нас, связывающего Пастыря и пасомого, а главное — за уверенность, что Его попечение продолжится и на нашем пути через долину смертной тени, пока мы не войдём в Его дом навсегда.

Некоторые прослеживают на протяжении всего псалма мысль об овце: она не страдает от голода, потому что её ведёт добрый пастырь; он знает, где можно найти пастбище и ведёт к нему своё стадо правильным путём, оберегая от любой опасности; охраняемое собаками стадо возвращается в загон, а пастырь никогда не покидает своих овец.

Другие согласны с первой частью, но считают, что в стихах 5–6 уже другой образ — добрый хозяин и его гость. Щедрый стол, обычай помазывать по праздникам голову маслом дают ощущение отдыха и хорошего настроения.

Однако есть ещё одно значение этого псалма, которое нельзя не заметить. В Израиле, как и на всём Ближнем Востоке, пастух и пастырь — это символы Бога, царя и народа. Слова и мысли этого великого псалма согласуются с идеей Бога как Небесного Царя, Который управляет и благословляет общество с помощью Своего избранного представителя и помазан­ника.

Рассматриваемый таким образом, 22-й псалом кажется даже богаче, чем принято считать обычно. Каждый, кто разделяет веру, выраженную в этом псалме, может вступить на путь следования за Христом, Агнцем Господним, являющимся для нас добрым Пастырем. С Его помощью, с Ним мы тоже можем достичь тихих вод, пройти через долину смертной тени и вечно пребывать в доме Господнем.

Агнцы в Божиих руках

Выразительный образ Бога как Царя и Пастыря предстаёт в книге пророка Исаии (Ис 40:9–11). В словах, обращённых к находящимся в вавилонском плену, предстаёт грандиозная картина грядущего торжественного явления Бога, несущего избавление: Вот, Господь Бог грядет с силою, и мышца Его со властью. Вот, награда Его с Ним и воздаяние Его пред лицем Его. Как пастырь Он будет пасти стадо Свое; агнцев будет брать на руки и носить на груди Своей, и водить дойных (Ис 40:10–11).

Так пророк передал своё неколебимое убеждение в Божественной силе и любви. Бог — Царь и Пастырь, победитель и самоотверженный опекун. Нелегко было говорить это изгнанникам, но бывает момент, когда глубоко видящий прозирает яркий свет высшей реальности за тяжёлой завесой страдания.

Возможно, мы узнаём что-то подобное этому глубокому видению, когда наблюдаем за ягнёнком или другим беззащитным созданием и испытываем сострадание. — Мы коснулись края высшей правды, главной и неизменной реальности.

Жертвоприношение Господу

В религии древнего Израиля агнцы и овцы занимали особое место среди животных, приносимых в жертву Богу, и в ряде случаев их мясо потреблялось в священных трапезах верующих. Несомненно, что-то из этого пришло из доисторических времён и адаптировалось к более поздним ситуациям, нечто инстинктивное и интуитивное, символическое и традиционное, более доступное поэтам, нежели законникам.

В первой главе мы отмечали, что жертвоприношение сопровождалось ритуальным умерщвлением животных и совершалось согласно Божиим установлениям и перед Его лицом. Перворождённые, так же как и начатки плодов и урожая, приносились Господу в знак Его владычества надо всем живущим. Другие животные приносились в жертву в обрядах благодарения во исполнение обетов, данных в молитве во время нужды. Когда мясо жертвенных животных частично потреблялось верующими у святилища, царила идея “мира” — возобновление отношений доверия и дружбы между Богом и народом. Жертвы за грех приносились с целью примирения с Богом; на примирение мог надеяться совершивший грех невольно, а кающемуся за дерзко совершённые грехи оставалось только вверить себя Божиему милосердию.

Яркий пример жертвенного агнца — пасхальный агнец. Его значение раскрывается в Исх 12. По Божиему повелению в ночь исхода из Египта в каждой семье евреев-рабов был заколот агнец и его кровью были помазаны дверные косяки и перекладина их дома; агнец должен был быть испечён и съеден в эту пасхальную ночь, и в эту ночь ангел смерти прошёл по всей земле египетской, убивая перворождённых из людей и скота в каждом доме, кроме тех, на которых была кровь жертвенного агнца. Так угнетатели были наконец принуждены отпустить порабощённых евреев в путь через пустыню к свободе. Так кровь агнца, сущность его невинной жизни защитила народ от смерти и дала ему возможность отправиться к новой жизни с Богом.

Животное, которое мы отпускаем: козёл

В повелении о выборе пасхального агнца сказано: возьмите его от овец, или от коз (Исх 12:5). И козы, и овцы составляли то, что называлось одним еврейским словом “мелкий скот”, стада которого могли состоять из коз или овец, или тех и других вместе. В нашем понимании 22 го псалма и многих других библейских мест мы склонны подразумевать овец, не воздавая должного козам.

Однако в одном библейском месте именно козёл находится в центре внимания и вызывает и удивление, и сострадание — это козёл отпущения в Лев 16. Ежегодно в десятый день седьмого месяца первосвященник совершал церемонию очищения сынов Израилевых от всех грехов их (Лев 16:34); и здесь ключевую роль играл выбор жертвенных животных, чья невинная жизнь находилась между народом и неотвратимыми бедами. Жребием, которым, как верили, выражалась воля Божия, из жертвенных животных (телёнок и два козла) выбирался один из козлов. Кровью закланных тельца и этого козла очищалось святилище. Полагая руки на голову другого козла, выбранного для отпущения, и исповедуя над ним все грехи народа, священник возлагал их на козла. Затем нарочный уводил его в пустыню, “к Азазелю” (духу пустыни) — в совершенное удаление от стана, откуда невинное животное, унесшее на себе грехи народа, не могло возвратиться, а возвративший человек совершал специальное омовение.

Так совершалось ежегодное очищение народа от всех грехов и тем самым мог начаться новый год его жизни с Богом, не отягощённый прежними беззакониями. Более совершенного выражения чистоты не было известно.

Жертва царского Отрока

Видение избавления в Ис 40, о котором мы говорили выше, открывает целую серию пророчеств, которая не полна без страдания и победы Божиего “Отрока”. В Ис 52:13 Бог возвещает о Своём слуге, который будет благоуспешен, возвысится и вознесется, и возвеличится. Но Он будет неузнан, без царского блеска, муж скорбей и изведавший болезни (Ис 53:3), и от Него будут отвращать лицо. И тогда пророк раскрывает: Но Он взял на Себя наши немощи и понес наши болезни; а мы думали, что Он был поражаем, наказуем и уничижен Богом. Но Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего было на Нем, и ранами Его мы исцелились (Ис 53:4–5).

Это объяснение загадочно, но, повторяясь и расширяясь, оно касается и животных. Этот Отрок — и пастырь людей, и агнец Божий. Как пастырь, Он страдает за заблудшее стадо: Все мы блуждали, как овцы, совратились каждый на свою дорогу: и Господь возложил на Него грехи всех нас (Ис 53:6); как агнец, Он страдает молча и не сопротивляясь: Он истязуем был, но страдал добровольно и не открывал уст Своих; как овца, веден был Он на заклание, и как агнец пред стригущим его безгласен, так Он не отверзал уст Своих (Ис 53:7).

Но как кровь невинных агнцев ограждала от ангела-истреби­теля в Исходе, как смирные козлы в день отпущения уносили грехи народа за целый год, так жертвенная жизнь Божиего Отрока сохранила и спасла жизнь множества грешников. И смерть — это не конец жертвенной жизни: когда же душа Его принесет жертву умилостивления, Он узрит потомство долговечное, и воля Господня благоуспешно будет исполняться рукою Его. На подвиг души Своей Он будет смотреть с довольством; чрез познание Его Он, Праведник, Раб Мой, оправдает многих и грехи их на Себе понесет. Посему Я дам Ему часть между великими, и с сильными будет делить добычу, за то, что предал душу Свою на смерть, и к злодеям причтен был, тогда как Он понес на Себе грех многих и за преступников сделался ходатаем (Ис 53:10–12).

Иисус Агнец и Пастырь

Жертвенный Отрок в Исаие ясно не обозначен; у Него нет ни имени, ни времени, ни места, ни других признаков. Но есть дело смирения и величия, без которых Царство Божие не может быть совершено. И в конце мы понимаем, что это Логос, Слово в смысле Ин 1:1. Это Слово — Иисус Христос, Тот, о Ком было видение Исаии.

Одно из самых глубоких толкований Иисуса как Отрока действительно содержится в Евангелии от Иоанна: вот Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира (Ин 1:29) — слова Иоанна Крестителя, Я есмь пастырь добрый: пастырь добрый полагает жизнь свою за овец <…> и знаю Моих, и Мои знают Меня <…> и жизнь Мою полагаю за овец (Ин 10:11,14,15) — слова Спасителя о Себе. Как образ в 22-м псалме одновременно агнец и пастырь, так и в этом Евангелии у Иисуса двойная роль: Он невинен, как жертвенный агнец и козёл отпущения, и Он Пастырь, отдающий Свою жизнь за овец.

В Послании к Евреям (Евр 10) также даётся глубокое размышление о жертвенной смерти Иисуса как совершенном воплощении храмовых жертвоприношений: тогда как священники должны и многократно приносят одни и те же жертвы, которые никогда не могут истребить грехов, Он же, принеся одну жертву за грехи, навсегда воссел одесную Бога (Евр 10:11); и через Него мы смогли вступить в новые отношения с Господом и обрести мир.

Мы смогли увидеть великий круг жертвоприношений, обнимающий весь мир, — невинные животные заняли место человека, а их место занял Сын Человеческий. Иисус принёс совершенную и вечную жертву, навсегда сделав совершенными освящаемых (см. Евр 10:14), а терпящие животные в своей простоте послужили приуготовлением Его пути и вечно пребывают в Его любви.

В колеснице вельможи

Крещение эфиопского вельможи — один из ярких эпизодов в Деяниях святых Апостолов (Деян 8:26–40). Вельможа возвращался из паломничества в Иерусалим и, сидя на колеснице, читал пророка Исаию. В это время Ангел Господень послал апостола Филиппа на пустынную дорогу в Газу и велел приблизиться к колеснице. Вельможа попросил Филиппа разъяснить ему непонятное место — о ком говорит пророк: как овца, веден был Он на заклание, и, как агнец пред стригущим его безгласен, так Он не отверзает уст Своих. Филипп, начав от этого места Писания, благовествовал ему об Иисусе. Вельможа, уверовав и исповедуя Иисуса Христа Сына Божия, попросил Филиппа крестить его и остановился у воды. Когда они вышли из воды, Дух

Крещение эфиопа (Деян 8:26–39). Рис. Е. Черкасовой

Крещение эфиопа (Деян 8:26–39). Рис. Е. Черкасовой

Святый сошёл на вельможу, Филиппа же Ангел Господень восхитил для другой миссии; и вельможа продолжал путь, радуясь. Неизвестно, что делал новообращённый вельможа по возвращении, но известно, что эфиопы были одним из первых народов, обратившихся ко Христу и переведших Писание на свой язык.

Эта история вновь показывает, что ранние христиане видели Христа в таинственном Отроке и что образ невинного животного был отправной точкой к раскрытию Благой Вести. Другой пример мы находим в Послании Петра (1 Пет 1:18–20), где говорится, что не тленным серебром или золотом совершено искупление от греховной жизни, но драгоценною Кровию Христа как непорочного и чистого Агнца.

На пустынной дороге в Газу паломник из далёкой Африки размышлял о невинном агнце, ведомом на заклание, его сердце было открыто Иисусу и он нашёл новую жизнь. Есть множество других, кто путешествовал через духовную пустыню и обрёл помощь от страдающих животных. Тронутые истинным благородством жертвенного создания, они очищались состраданием и любовью. Знали они это или нет, но их принимал жертвенный Отрок, Агнец Божий.

Там, куда может идти только Агнец

Если и был котёнок, заслуживающий имя Озорник, то это была Талифа Итон. Если было место, неподходящее для котёнка, она была там. Если было время, когда надо было бы быть в отдалении от котёнка, она была поблизости. Заметьте, она не хотела бы, чтобы её называли другим именем, — оно произнесено Иисусом, и по-арамейски означает ‘маленькая девочка’ или ‘маленькая овечка’10.

Испытав голод в первые три недели своей жизни, она решила, что такого не должно повториться, и, даже будучи уже пятилетней, прыгала мне на плечи, когда я готовил ей еду, и внимательно следила, чтобы всё было сделано быстро и качественно.

Однажды, когда я ощутил её мягкий мех у шеи, мне подумалось, что есть по меньшей мере одно создание, которое могло бы заступиться за меня на Страшном суде. Искушённые друзья по каким-то своим резонам могли бы воздержаться, но Талифа смело направилась бы прямо к Престолу с высоко поднятым хвостом, её лапы попирали бы землю, её глаза глядели бы серьёзно, и она поведала бы свою историю.

Развивая эту идею, я подумал о многих маленьких созданиях и вообразил их, один за другим проходящих перед Престолом, и в то время, когда другие воздерживались бы, они бесстрашно вступали бы в огненное Присутствие, куда не могут войти ангелы, и свидетельствовали бы о доброте, перевешивающей многие грехи.

Но что бы ни воображал я, в самом конце Библии, в Откровении, Спаситель — единственный, Кто в образе Агнца может прямо подойти к Престолу Суда. Становится ясно, что в Его совершенном смирении и беззащитности — величайшая сила. И в конце концов Агнец, Который есть Христос, навеки утверждает Своё непобедимое царство.

Восхищённый пророк смог увидеть ужас и ликование при конце этого мира. Дверь в небеса отверста (Откр 4) — ошеломляющее зрелище! По четырём сторонам сидящего на Престоле Бога четыре священных существа, подобных видом льву, тельцу, человеку и орлу, поклоняются Богу, взывая: свят, свят, свят Господь Бог Вседержитель, Который был, есть и грядет (Откр 4:8). И вокруг двадцать четыре престола, с которых двадцать четыре старца восклицают: достоин Ты, Господи, приять славу и честь и силу: ибо Ты сотворил все, и все по Твоей воле существует и сотворено (Откр 4:11). В руке Его свиток, запечатанный семью печатями, который никто не может открыть. Но вот посреди Престола, четырёх животных и старцев — Агнец, как бы закланный, но стоящий. И это значит, что Его жертвенная смерть — Его вечная слава, которая остаётся с Ним даже в небесной жизни. И Он взял книгу из руки Вседержителя, а поклоняющиеся включили Его в свою песнь: достоин Ты взять книгу и снять с нее печати, ибо Ты был заклан, и Кровию Своею искупил нас Богу из всякого колена и языка, и народа и племени, и соделал нас царями и священниками Богу нашему; и мы будем царствовать на земле <…> достоин Агнец закланный принять силу и богатство, и премудрость и крепость, и честь и славу и благословение <…> Сидящему на престоле и Агнцу благословение и честь, и слава и держава во веки веков <…> аминь (Откр 5:9–14).

Агнец грозный и кроткий

Одну за другой Агнец снял печати, и снятие каждой печати влекло за собой страшные сцены гибели. Когда Он снял шестую печать (Откр 6:12), произошли великие катастрофы: солнце померкло, луна сделалась красной, как кровь, звёзды пали на землю, как незрелые плоды с дерева в бурю, а небо свернулось, как свиток, и горы и острова сдвинулись со своих мест. И великие и преуспевающие искали спасения от гнева Агнца.

Но среди этих бедствий собралось бессчётное множество спасённых, чтобы прославить Бога и Агнца (Откр 7:9–10). Кто они? В чём их тайна? Это те, которые спасены и очищены жертвой Агнца, говорит пророк, те, кто омыл и убелил свои одежды Его Кровию. И теперь Агнец станет их Пастырем: Они не будут уже ни алкать, ни жаждать, и не будет палить их солнце и никакой зной: ибо Агнец, Который среди престола, будет пасти их и водить их на живые источники вод; и отрет Бог всякую слезу с очей их (Откр 7:16–17).

Свет и жизнь от Агнца

Видения последних событий продолжаются, и растут именования и слава Агнца. Господь господствующих и Царь царей побеждает силы зла (Откр 17:14). Провозглашается брак Агнца, Его невеста — новый Иерусалим (Откр 21:9–10), и блаженны званые на брачную вечерю Агнца (Откр 19:7–9). Всё выражает наступление царства добра, которое придёт на смену настоящему веку. Не будет нужды в солнце и луне, всё будет освещено славой Божией и Агнца, от Их престола потекут воды реки жизни, которые напоят деревья, несущие исцеление народам.

Это видение пророка, возникшее во времена массовых преследований христиан со стороны Рима, потрясающе и насыщено бесчисленными символами. Но одно ясно из нашего обзора: главный из образов Христа — это Агнец. Невинность, безобидность, уязвимость и жертвенность этого животного даёт ключ к пониманию последних тайн.

Хорошо, если мы будем смотреть на таких животных с изумлением. Если наше сердце открыто, смиренно и покорно, они расскажут нам о тайнах нового Божиего мира, когда Подобный агнцу становится Царём царей. Те же, кто ныне с жестокостью использует этих малых созданий, должны остерегаться. И где мы найдём приют в день гнева Агнца?

Хвала животных

Обезьяны в молитвенном собрании

В одной из предыдущих глав рассказывалось, как древний поэт живописал радостный момент восхода солнца в жаркой долине Нила, когда его лучи проникают зелёные воды и рыбы резвятся перед лицом Бога, и птицы парят на крыльях, распростёртых в хвале. Древний поэт добавляет детали — он видит восхваление Создателя и в ранней утренней болтовне обезьян.

Здесь мы касаемся чего-то очень глубокого, что выражено и в Библии — всеобщности хвалы. И сегодняшние верующие могут понять это из псалмов. Это неправда, что наши молящиеся все на одно лицо, наши сооружения скучны и однообразны и у нас не видно животных; скорее наши представления ограничены и наши глаза закрыты для великой реальности.

В псалмах сообщество молящихся удивительно. Во многих псалмах хваления Псалмопевец призывает громко ликовать в молитве. К кому обращён этот призыв? В коротком 116-м псалме это все народы, все племена. В псалме 28-м — ангелы11. В псалме 95-м это небеса, земля, море и что наполняет его, поле и все, что на нем, все дерева дубравные. Все вместе, согласно псалму, это множество поклоняющихся, единых в танцах и пении перед лицом Господа, Который показан присутствующим среди них.

Таков и 97-й псалом, но здесь в описании празднования — иные детали. Пение сопровождается звуками гуслей, труб и рога. Шумит море, вселенная и живущие в ней, рукоплещут реки и ликуют горы.

А в 148-м псалме — ещё более подробный перечень молящихся. Первые — Ангелы небесные, быстрые Божии посланники. Затем идут солнце, луна и звезды света. Затем — небеса небес и воды, превысшие небес. Затем — морские чудовища (великие рыбы) и бездны. Затем — огонь и град, снег и туман, бурный ветер. Потом к пению призываются горы, дерева плодоносные и кедры, звери и всякий скот, пресмыкающиеся и птицы крылатые. И в конце — все люди, цари земные и все народы, юноши и девицы, старцы и отроки и сыны Израилевы.

Музыка зверей

Захватывающее выражение всеобщей хвалы заключено в 150 м псалме. Здесь призыв к хвалению обращён в первую очередь к сущим на небесах, затем к верующим в храме с их танцами и многочисленными музыкальными инструментами, и в конце ко всем дышащим — всему живущему. Инструменты здесь перечислены подробно, с особым вкладом каждого, и кажется, что играющие и танцующие перед храмом выражают голоса и движения всех созданий.

Древние формы духовых, струнных и прочих музыкальных инструментов принадлежат архаичной музыке, в которой значимы не только сочинённые мелодии, но и собственное звучание инструментов с их своеобразным обаянием и способностью к имитации12. Вся совокупность звуков — звуки природы; хороводы — движение живого мира; храм — его центр, средоточие огромного смысла в ограниченном пространстве. Так танцы и музыкальное восхваление Господа выражали ликование и хвалу всего живущего перед Богом.

Мы знаем повеление Иисуса: если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой пред жертвенником, и пойди прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой (Мф 5:23–24). Но когда Бог даёт нам увидеть многочисленный круг верных, всеобщее объединение в хвале, включающее всё живущее в море, небе и на земле, мы обязаны исправить всё наше зло, прежде чем должным образом войдём в Божие присутствие. Мы должны проверить своё сердце и покаяться во всех невнимательных, разрушительных и бессердечных соприкосновениях наших с живым Божиим миром. Как говорил Иов, даже у борозды земли не должно быть поводов плакать из-за нас и жаловаться, если мы хотим быть в мире с Богом (см. Иов 31:38–40).

Ключ — разгадка вселенной

Несколько лет назад на исполнении Морской симфонии Вогена Уильямса (Vaughan Williams) на слова Уолта Уитмена я услышал слова поэта “мысль о ключе13 вселенной и будущего”. Это мысль о том, что соединяет, держит и ограждает всё, что когда-либо существовало и будет существовать, все времена и пространства, все жизни и смерти.

В музыке различные ключи определяют, как читать следующие за ними ноты. В Библии “ключ вселенной” можно обнаружить в выражении Аллилуия ‘Хвалите Господа’. В сущности это означает не то, что есть Бог и мир создан Им Одним, а то, что мир существует благодаря своему отношению к Нему, — отношению, которое со стороны человека называется хвала.

Вся стабильная вселенная — это мириады личностей, обращённых к центру хвалы. Хвала признаёт Божественного Создателя, чтит в Нём вечный источник бытия, со смирением, любовью и радостью всматривается в Него. В таком обращении к Богу создания обладают полнотой жизни и все связаны друг с другом как громадное живое тело.

Но та ли это вселенная, которую мы знаем? Не идеал ли эта вселенная хвалы, не видение ли того, что должно было бы быть? Да, это так. Но это и знание, сияющее в нашем несовершенном мире и зовущее нас жить согласно с его светом.

В псалмах восторженной хвалы (псалмы 8, 23, 46, 92, 95–98, 148, 150) славится Создатель, Который стал Царем и вошел в славу. Вселенная обновлена, и всё — счастье и мир. Толкователям нелегко объяснить такую хвалу. Она слишком совершенна для современного мира и слишком современна для мира будущего!

Так мы возвращаемся к нашему “ключу ко вселенной и будущему”. Такие псалмы произошли из восторженных моментов великих праздников, когда Аллилуия делало доступным видение всеобщей хвалы. В эти моменты вселенная славила Бога и жила благодаря этой хвале. И сама хвала была отражением красоты, света и силы жизни, которые исходили от Бога и сияли для каждого Его создания. Видение совершенного мира в тот момент покрывало своим сиянием настоящий мир, открывало в нём смысл того, что было невидимо, и приглашало верующих иметь часть в нём.

“Всякое дыхание да хвалит Господа”. Икона монахини Иоанны (Рейтлингер)

“Всякое дыхание да хвалит Господа”.
Икона монахини Иоанны (Рейтлингер)

Молитва и круг любви

Согласно книге пророка Даниила, великое Аллилуия воспевалось тремя отроками, брошенными по повелению Вавилонского царя Навуходоносора в огненную печь14. Поражённые истязатели увидели их в пламени невредимыми и охраняемыми четвёртой фигурой, подобной человеку. Эта история может быть для нас притчей. В наихудших бедах нашего мира мы должны воспевать Аллилуия и сквозь это видеть радостную вселенную, танцующую и поющую в любви к Создателю. И этот далёкий мир станет реальностью вокруг нас, когда мы поём и идём вперед с нашей песнью.

Песнь трёх отроков в печи была одной из великих песней всеобщей хвалы. Вдали от угнетающей зависти, жадности и жестокости они обращались к дивным созданиям земли, моря и неба и были едины в гармонии любви и молитвы. После благословения Господа в Его славе песнь продолжается с призывом ко всем стихиям мира и ко всем созданиям Благословите [вы] Господа (Дан 3:52–90).

Когда мы поём Благословите, мы соединяемся с ангелами и звёздами, с водами и китами, с ветрами, морозами и огнём, со всеми духами и душами праведных в хвале Создателю и сами получаем благословение превыше всякого разумения. Мы поворачиваем ключ освобождения из нашей тюрьмы человеческих предрассудков. Мы открываем перспективу мира, который всегда был и пока что ещё есть, мира, в котором всё сущее, все личности участвуют в любви и хвале Бога и находятся в мире друг с другом.

Обзор нашего путешествия

В нашем путешествии по Библейским текстам мы сосредотачивались на животных, но всякий раз не могли не видеть, что жизнь земли как единого живого сообщества, всех вместе, с ветрами и водами, горами и деревьями, животными и людьми — в руках Создателя.

Первые итоги нашего пути

Давайте вспомним главные моменты нашего пути по тропам животных в Библии. В книге Бытия, в истории творения, животные — дивные Божии создания, любимые Им и вверенные заботе человека. Писания постоянно говорят о том, что мир был создан как сообщество любви, в котором люди и животные существуют в мире и доверии, однако этот идеальный порядок разрушился, но должен быть восстановлен. И в современном мире мы видим много примеров, когда этот идеал сияет нам через века. Даже в самые недобрые времена ответственность перед Создателем противостояла инстинктам жадности и жестокости.

Во многих случаях животные служили проводниками Божией воли и с них начиналось исполнение Божиего замысла, многие великие сцены Библии повествуют о дружбе птиц и людей; а такие великолепные создания, как львы и леопарды, жили под водительством Божиим, взывали к Нему в нужде и отвечали на Его повеление служением Ему и в карах, и в милосердии.

Воспоминания мудрости животных

На нашем пути по дорогам притч мы обнаруживали в древних сказаниях множество животных и растений. Даже у таких маленьких созданий, как муравьи, саранча, стрекозы и гекконы нашлось что-то, заслуживающее пристального внимания. Это путь мудрости — вглядываться в животных с любовью и смирением, открывать для них сердце, а ещё более — это путь найти Бога, их Создателя. Тому, кто способен видеть и изумляться, может открыться любящее сердце Бога, обращающее нас к жизни в любви.

На этом пути мы встретили домашних животных, служивших человеку с терпением и добротой. Мы обнаружили в сердцах и жизни людей Библии значимость животных в самых неожиданных ситуациях, как, например, присвоение детям имени животных. Мы видели туманные очертания животных в поэме создания мира, когда хаос преобразовывался в порядок жизни, и образы животных, увиденных пророком, в присутствии Бога, сопровождающих и служащих Ему. В книге Иова мы видели хаос, преображённый в красоту, ту красоту, которая могла бы повергнуть очевидцев на колени в безмолвном восхищении перед Создателем.

Мы увидели чудную панораму животных, многоцветную картину с многими различными фигурами и изысканной красотой. В древнем Египте и позже в псалмах — этот образ идёт из глубины — мир предстаёт окружённым заботой Бога, и молящийся противостоит разрушающей мир злобности.

Как мы пришли к Агнцу Божию

Проходя каменистыми пустынными местами, окружающими и пересекающими Святую Землю, мы шли путём пастырей, и невинные агнец и козёл наводили на глубокие размышления. От этих созданий возник громадный образ жертвы, могучий символ непорочности, противопоставленный Богом греху мира. Этот символ был объединяющим принципом спасительных сил Божественного прощения и человеческого покаяния, которые вместе смогли сломить господство зла.

Так Иисус появляется как Агнец, Агнец убиенный, но всегда пребывающий, Агнец, Который взял на Себя грех мира, Агнец, закланный от основания мира. Из символов гнева Агнца и Агнца, разделившего престол с Отцом, вышла грозная весть для жестоких и нелюбящих, — весть, что Господь — победитель и властелин мира.

Что означали голоса животных

Последняя часть нашего странствия вводит нас в великий круг созданий, воздающих хвалу Господу.

Мы должны во всеуслышание объявить эгоцентричному и самовлюблённому человечеству, что пришло время осознать реальность и войти в мир истинного поклонения и хвалы. В Божием Царстве все живущие создания танцуют и воспевают славу Богу, каждый свойственным ему образом. Связь каждого с вечным Создателем всех живущих соединяет его с другими в любви и признании. Только в духе согласия всех мы можем принести хвалу, приятную Богу.

Что же мы вынесли из нашего путешествия

Из нашего путешествия по текстам Библии о животных мы выносим две вещи. Для тех, кто уповает на Бога, но не сострадает животным, сказано: остерегайтесь участвовать в крупных злодеяниях. Если вы служитель живого Бога, вы должны отчитаться перед Ним о вашей заботе обо всех живущих, кого Он вверил вам. Для тех, кто сострадает животным, но не уповает на Бога, говорится: остерегайтесь полагаться на свои собственные силу и добродетель. Драма добра и зла, милосердия и жестокости всеобща, она имеет космические масштабы. Дайте вашей доброте и любви изливаться из сердца, смиренного перед Богом. Тогда, если вы будете делать всё, что можете, ради Того, Кто явился Агнцем, закланным от создания мира, то с Его помощью и благословением ваша любовь войдёт в Его вечное служение и возрастёт более, чем вы могли бы вообразить. И вы узнаете, вы действительно узнаете время, когда будет разрушена тонкая граница и явится истинный мир, и все существа, которых вы любили, окружат вас с любовью навсегда.

Несколько слов об Анне и Иисусе

Мне рассказывали об одной девочке из Австрии, Анне, которая ухаживала за зайцем с оперированной лапой, кормила его из бутылочки, но, к сожалению, он не выжил. На его могиле она написала: “Мой любимец! Я любила тебя и по-прежнему люблю во имя Отца и Сына и Святаго Духа”. В этих простых словах большая глубина. Такая любовь потрясает: тот, кого любили и кто умер в этом мире, всё же жив, и к нему можно обратиться. Вся правда любви и вечности заключена в откровении Создателя. В свете Бога видна сверкающая истина: любовь пребывает вечно.

Пусть наши последние мысли будут об Иисусе. В последние дни в Иерусалиме Он знал, что город поступит с Ним не лучше, чем с великими пророками древности. Иерусалим, Иерусалим, избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе! сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица собирает птенцов своих под крылья, и вы не захотели! (Мф 23:37). Таков был Спаситель, Который перед выходом на Своё служение пребывал в безлюдной пустыне вместе с дикими зверями (Мк 1:13). В духе Христа мы просим дара заботы и сострадательного сердца ко всему живущему в мире. И уже сейчас, без промедления, если мы только этого захотим, мы можем иметь часть в истинном мире, во вселенной любви.

1Ср.: Иерусалим, Иерусалим, избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе! сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица собирает птенцов своих под крылья, и вы не захотели! (Мф 23:37). — Реф.

2См. Синод. перевод Дан 14. — Реф.

3Кошки упоминаются также и у Исаии в картине грядущего разорения языческого Едома, когда его заполоняют дикие звери: И звери пустыни будут встречаться с дикими кошками… (Ис 34:14). — Реф.

4В Синод. переводе — паук. — Реф.

5В Синод. переводе — серна. — Реф.

6В Синод. переводе — в виде серны, оленя. — Реф.

7В Синод. переводе — оленя. — Реф.

8В Синод. переводе — единорог. — Реф.

9Точнее, в Тель эль-Амарне (селение, близ которого ведутся раскопки). — Ред.

10Автор несомненно знаком с замечательной повестью Пола Гэллико “Тома­си­на”; в ней очнувшуюся от глубокого наркоза кошку, которую считали умершей, назвали Талифой в честь воскрешения дочери Иаира: Иисус, войдя, говорит им: что смущаетесь и плачете? девица не умерла, но спит <…> И, взяв девицу за руку, говорит ей: “талифа куми”, что значит: девица, тебе говорю, встань. И девица тотчас встала и начала ходить (Мк 5:39–42). Заметим, что автор в шутку даёт своей кошке свою фамилию; впрочем, таким же образом записывают животных в ветеринарных лечебницах. — Реф.

11В Синод. переводе — сыны Божии. — Реф.

12О музыкальных инструментах древнего Израиля см. иллюстрированную статью: Е. Коляда. Библейские музыкальные инструменты // Альфа и Омега. 1998. № 4(18). — Реф.

13Зд. clef, букв. ‘музыкальный ключ’. — Реф.

14В Синод. переводе Дан 3:24–91. — Реф.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Хорошо ли мы знаем историю церковного поста, понимаем ли его смысл, знаем ли устав?
Врачи спорят о том, как подтверждать эффективность лечения

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: