Зачем нам религиоведы

|

Что такое религиоведческое образование? Кем могут стать выпускники религиоведческих отделений? Каков научный статус современного религиоведения, с какими проблемами сталкиваются ученые, профессионально изучающие историю, психологию и социологию религии? Каково отношение религиоведов к введению в школах курса «Основ религиозной культуры и светской этики»?

На эти и некоторые другие вопросы для портала «Православие и мир» отвечают преподаватели кафедры философии религии и религиоведения философского факультета МГУ им. Ломоносова.

25 марта на философском факультете МГУ им. Ломоносова прошел день открытых дверей. В числе прочих была представлена ваша кафедра.  Уже скоро лучшие абитуриенты страны будут бороться за право получать здесь высшее образование. Некоторые из них будут специализироваться на кафедре религиоведения. Какие дисциплины преподаются на отделении? Какие образовательные возможности есть у студентов?

Зачем нам религиоведы

Игорь Николаевич Яблоков

Игорь Николаевич Яблоков, Заслуженный деятель науки Российской Федерации, профессор, доктор философских наук, заведующий кафедрой философии религии и религиоведения:

– На кафедре, помимо специальных дисциплин (например: история религии, антропология религии, феноменология религии, социология религии, различные направления работы со cвященными текстами религий мира) дается основательная историческая и философская подготовка. Кроме того, все студенты в обязательном порядке изучают латынь и древнегреческий язык.

А факультативно могут заниматься арабским, ивритом, санскритом, японским, китайским и другими языками – все возможности для этого есть, главное, чтобы было желание. Читаются у нас и самые разные спецкурсы. Вот только некоторые из них: «Библеистика», «Притчи в религиях мира», «Особенности государственно-церковных отношений в России».

– А какие перспективы у выпускников? Где востребованы специалисты с такими знаниями?

Игорь Леонидович Крупник, кандидат философских наук, заведующий учебным отделом философского факультета:

– Говоря о конкретных сферах приложения профессиональных знаний и компетенций религиоведа, следует начать, разумеется, с работы преподавателем. «Разумеется», поскольку философский факультет МГУ традиционно готовил и готовит преподавателей высшей школы. Сейчас учебные планы специалистов и бакалавров религиоведения включают в себя значительный по объему блок философских дисциплин, благодаря чему выпускаются преподаватели, которым, так сказать, по плечу большая часть спектра обществоведческих дисциплин.

На мой взгляд, такой философский базис вообще выгодно отличает религиоведов МГУ от ряда выпускающих религиоведческих кафедр, где институциональная привязка осуществляется по линии исторических факультетов.

IV межвузовская конференция «Проблемы исторического и теоретического религиоведения»

IV межвузовская конференция «Проблемы исторического и теоретического религиоведения»

Другой сферой профессионального роста для религиоведа является научно-исследовательская работа. Выпускники-религиоведы могут быть научными сотрудниками различных институтов РАН и в зависимости от узкой специализации и предмета исследования могут находить себя и в других исследовательских институтах.

Выпускники кафедры также востребованы в различных государственных структурах в качестве специалистов по связям с религиозными организациями, советников по делам религий и так далее.

Имеются вполне конкретные примеры выпускников этого отделения, работавших или работающих в Министерстве Юстиции, Правительстве Москвы (департамент межрегионального сотрудничества, национальной политики и связей с религиозными организациями). Некоторые выпускники устраиваются на работу в административные структуры самих религиозных организаций (например, ОВЦС Московского Патриархата РПЦ).

Наконец еще одной важной сферой деятельности религиоведа является представление информации и анализ религиозной ситуации, религиозных аспектов культуры, конкретных религиозных движений в медиа-пространстве. Очень многие выпускники кафедры работают в СМИ.

Подытоживая вышесказанное, можно отметить, что  в большинстве известных мне случаев выпускники кафедры без работы не сидят, пусть это и не всегда работа строго по специальности.

Илья Сергеевич Вевюрко

Илья Сергеевич Вевюрко

Илья Сергеевич Вевюрко, кандидат философских наук, старший преподаватель кафедры философии религии и религиоведения, преподаватель богословского факультета ПСТГУ:

– Религиоведение находится в таком же положении, как и гуманитарная наука в целом. То есть рассчитывать на полную или хотя бы удовлетворительную востребованность по специальности всех выпускников при нынешней модели взаимоотношений между наукой и производством, наукой и обществом невозможно.

Но специалисты этого профиля могли бы работать в области экспертизы взаимоотношений между государством и религиями, прежде всего за счет прогностической функции своей науки, которая должна уметь предсказывать реакции религиозной общественности на те или иные явления, общественности вообще – на те или иные явления в религии. Но потребность нашего общества в саморефлексии, а также в качественном научно обоснованном согласии еще не так высока, чтобы выражаться в создании рабочих мест для подобных специалистов.

Поэтому в основном молодые религиоведы устраиваются сейчас так же, как и другие гуманитарии: во все сферы деятельности, где хорошая подготовка общегуманитарного профиля позволяет в сжатые сроки доучиться и освоить профессию. Это журналистика, связи с общественностью, полит- и бизнес-консультирование, реклама.

При этом хочу заметить, что в значительной мере те «степени свободы», которыми обладает религиовед в поиске рабочего места, обусловлены его фундаментальной философской подготовкой, именно поэтому взаимосвязь религиоведения и философии, сохраняющаяся как часть нашей научной традиции, есть безусловное благо. Философия воспитывает в человеке способность более эффективно распоряжаться своими человеческими ресурсами – это факт.

А что такое религиоведение «в чистом виде»?

Игорь Николаевич Яблоков:

– Религиоведение начало формироваться более 200 лет назад, хотя знания о религии – философские, богословские, исторические и другие – накапливались в течение веков. Любопытно складывался комплекс дисциплин в рамках этой науки. На сегодняшний день в отечественном религиоведении сложился определенный консенсус о составе религиоведения.

На нашей кафедре принято выделять в нем 5 разделов: философия, социология, история, антропология, феноменология религии, история религиоведения. Однако дискуссия о составе данной науки продолжается.

Предметом религиоведения являются закономерности возникновения, развития и функционирования религии, её многообразные проявления, как они представали в истории общества, взаимовлияние религии и других областей культуры.

– Специалистов по какому направлению, на Ваш взгляд, отечественному религиоведению не хватает?

Иван Павлович Давыдов, доцент кафедры философии религии и религиоведения:

Иван Павлович Давыдов

Иван Павлович Давыдов

– Не могу сказать за все отечественное религиоведение, но у нас не хватает арабистов, синологов, гебраистов, синтоистов, несмотря на то, что существует такая структура, как Институт стран Азии и Африки. Они заняты в основном историей и экономикой. Вообще, проблема напрямую связана со слабой филологической подготовкой, ведь религиоведение – это, в первую очередь, работа с первоисточниками. Как можно быть специалистом по исламу, например, не зная арабского языка? Для меня это загадка.

– В связи с введением ЕГЭ перед выпускниками намного острее, чем в прошлые годы, встает проблема профессиональной ориентации. Есть такие ребята, которые попадают на философский факультет, в частности на нашу кафедру, не совсем понимая, что их ждёт. Как решить такую проблему? И как уже студенту определиться с областью научных интересов?

Игорь Леонидович Крупник:

– Здесь, на мой взгляд, следует начать с того, что в школьной программе отсутствуют и философия, и религиоведение, а потому к моменту поступления многие абитуриенты действительно довольно туманно представляют себе, чем занимаются на философском факультете. Вместе с тем, такая неизведанность для части абитуриентов (по-моему, лучшей части) служит предметом живого интереса. Такие абитуриенты приходят на факультет, прежде всего, «потому что интересно».

В то же время предельная широта философской проблематики, а также пересечение по предметам ЕГЭ с рядом более «престижных» факультетов, вроде юридического или факультета государственного управления, привели к тому, что в последние годы философский факультет рассматривается некоторыми абитуриентами как своего рода «запасной аэродром». В результате на первом курсе факультета действительно оказывается некоторое количество случайных людей.

Кроме этого, на отделении религиоведения существуют дополнительные аспекты данной проблемы: подобно психологическому факультету, куда часть абитуриентов идет, чтобы решить собственные психологические проблемы, некоторые выпускники школ и люди более старшего возраста приходят на отделение религиоведения философского факультета, чтобы разобраться в хитросплетениях собственного религиозного опыта и (или) чтобы им рассказали о Боге. Такие люди моментально разочаровываются, потому что вовсе не встречают того, чего ожидали.

Религиоведение исследует представления о Боге (богах, божественном, сверхъестественном), анализирует сам феномен идеи Бога в индивидуальном и массовом сознании, проявленность этой идеи или комплекса идей в системе действий и их взаимосвязь, описывает религиозные организации в актуальной социологической и исторической перспективе и тому подобное.

Такой подход для некоторых студентов оказывается слишком сухим в своем академизме, безжизненным (в смысле отсутствия непосредственной связи с их личным религиозным опытом) и бесполезным (в смысле неспособности решить с его помощью некоторый набор вечных экзистенциальных вопросов). Такие разочарованные встречаются, как мне кажется, в любой группе студентов-религиоведов.

Единственное, что можно делать в отношении таких студентов, – методически показывать и обосновывать мысль о том, что религию можно исследовать изнутри (в аспекте индивидуального ничем не формализованного опыта, богословских или религиозно-философских изысканий) и извне (религиоведческое исследование). Оба подхода не могут быть взаимоисключающими, что подчеркнул Владимир Васильевич Миронов (прим. ред: декан философского факультета) в своем вступительном слове на последней межвузовской религиоведческой конференции, которая прошла в конце марта.

Валерий Яковлевич Саврей

Валерий Яковлевич Саврей

Валерий Яковлевич Саврей, доктор философских наук, профессор кафедры философии религии и религиоведения философского факультета МГУ им. Ломоносова и Московской духовной академии, лауреат Макариевской премии РАН:

– Профессиональная ориентация – это свободный выбор, который определяется различными факторами, как субъективными, так и объективными.

Прежде всего, имеет значение личное призвание каждого студента, его энтузиазм, его горение, жажда получения новых знаний, осознанный выбор темы научного исследования, ответственный выбор научного руководителя, стремление к достижению максимальной компетенции в избранной области исследования.

Exemрla trahunt – примеры влекут. Влекут и вдохновляют жизнь и труды таких выдающих ученых XX века, как Альберт Швейцер, архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий), Алексей Федорович Лосев, академик Дмитрий Сергеевич Лихачев, академик Владимир Николаевич Топоров и другие.

Встреча в жизни с выдающимся ученым или глубокое проникновение в смысл фундаментального научного труда (например, «Культура и этика» Альберта Швейцера) может радикально изменить судьбу человека как будущего ученого, определить область его научных интересов.

– Раз уж речь зашла о жажде новых знаний и о горении, то хотелось бы поговорить о том, как студенты отделения могут проявить себя в жизни кафедры, университета, какие возможности у них для этого есть? И что получается в результате?

Павел Николаевич Костылев

Павел Николаевич Костылев

Павел Николаевич Костылев, главный редактор журнала «Религиоведческие исследования», главный редактор портала «Религиозная жизнь», старший научный сотрудник кафедры философии религии и религиоведения:

– Да, наши студенты имеют возможность не только готовиться к занятиям, но и участвовать в научной жизни кафедры: готовить доклады на конференции (например, сейчас в стенах Московского университета проходит одна из самых важных всероссийских научных конференций студентов, аспирантов и молодых ученых – «Ломоносов-2012»), готовить научные публикации, статьи, рецензии, обзоры (стараниями студентов кафедры в сети Интернет был запущен такой проект, как Religo.ru). Мы всегда поощряем это – было бы желание, как подметил вначале Игорь Николаевич.

Кроме того, студенты участвуют в ряде проектов, разрабатываемых преподавателями кафедры: международные религиоведческие школы, публикации в религиоведческой периодике, полевые исследования. В числе проектов, организуемых студентами кафедры с другими учебными заведениями в последние годы – международные конференции (в том числе, Интернет-конференции), экскурсии по религиозным организациям и многое другое.

– 2 марта 2006 года было создано «Российское сообщество преподавателей религиоведения».  Туда входят крупнейшие российские специалисты в области религиоведения, сопредседателями сообщества являются заведующие кафедрами религиоведения и философии религии трех университетов страны (Яблоков, Шахнович, Забияко). Это яркий пример плодотворного сотрудничества. С кем ещё сотрудничает кафедра? И какие проекты родились в результате этого сотрудничества?

Валерий Яковлевич Саврей:

– С начала XXI века интенсивно развиваются связи МГУ с высшими богословскими заведениями России и зарубежных стран. Например, между МГУ и МДА подписано соглашение о научно-исследовательском и педагогическом сотрудничестве. Также, кафедра философии религии и религиоведения МГУ им. Ломоносова совместно с кафедрой государственно-конфессиональных отношений РАНХиГС выпускают журнал «Государство, религия, Церковь в России и за рубежом». Ряд преподавателей совмещают работу в Московском университете с преподавательской деятельностью в Православном Свято-Тихоновском гуманитарном университете, Московской духовной академии, Институте философии, теологии и истории святого Фомы.

– Как, с профессиональной точки зрения, вы относитесь к введению «Основ религиозной культуры и светской этики» в средней школе? Какие достоинства и недостатки у этой инициативы?

Игорь Николаевич Яблоков:

– Курс введен в 4-5 классах. А я спрашивал у студентов старших курсов, что такое Добро. Не все смогли мне ответить. Что же вы хотите от десяти-одиннадцатилетних детей? Воплощение этой идеи кажется мне не очень удачным, в первую очередь, собственно, из-за того, что курс читается в начале средней школы. В таком возрасте еще нет понимания, что такое сакральное. Вы будете детям в учебнике показывать репродукцию иконы Богородицы, а они ей усы нарисуют. Вот и не получится никакого ни религиозного, ни нравственного воспитания. Но главное – не навредить.

Зульфия Абдулхаковна Тажуризина

Зульфия Абдулхаковна Тажуризина

Зульфия Абдулхаковна Тажуризина, доктор философских наук, профессор кафедры философии религии и религиоведения:

– Достоинство – в том, что эта инициатива, независимо от ее цели (воспитать молодое поколение в православном духе), пробудила у многих граждан РФ осознание необходимости специального религиоведческого образования в школе.

«Инициаторам», уловившим в период усиления религиозных распрей (это фиксирует любой номер НГ-Ex libris), что проблема назрела, – низкий поклон.

Недостатки: какой бы модуль (кроме, может быть, «Истории религий» – и не только мировых) ни выбрал ученик, целостного представления о религии он не получит, а вот возможность признания превосходства своей религии над другими не исключена. Если же он выберет светскую этику, то вообще не будет иметь знаний о религиях. Но ведь, помимо образовательной цели, «инициатива» ставила и воспитательную цель. Увы, ни преподавание одной («своей») религии или даже сразу трех, ни преподавание этики сами по себе к повышению нравственного уровня не приведут – для этого нужно менять основы социально-политического устройства общества. Но научные знания о религии ученик приобрести должен, чтобы уметь разбираться в разных жизненных ситуациях, имеющих отношение к религии, и,  соответственно, вести себя в них адекватно.

Что можно было бы предложить в связи с этим?

1.  Совершенно очевидно: понятия «Основы религиозной культуры» и «Основы светской этики» несоразмерны.  «Основам религиозной культуры» должны бы соответствовать «Основы светской культуры», а если конкретнее – «Основы атеистической культуры», – предмет, в котором с научно-критических позиций отражается религия и ее история. Это соображение не столь уж утопично, если принять во внимание, что довольно многие родители в РФ предпочитают религиозной культуре светскую, то есть нерелигиозную, этику.

2.  Без представления о том, в каких общественных условиях возникла и развивалась та или иная религия, получить научные знания (а государственное образование обязано быть по сути научным) о религии во всех ее многообразных формах, мягко говоря, нереально. Но ведь можно те часы, которые предполагаются на реализацию «модулей», передать одной из фундаментальных школьных дисциплин – истории, то есть  расширить содержание ее религиоведческого аспекта за счет увеличения часов в разделах о культуре тех или иных народов. Год за годом, последовательно, перед учащимся будет раскрываться картина закономерно возникающих, развивающихся и угасающих религий. И религия найдет свое достойное естественное место среди других форм духовной деятельности.

З. В случае, если объем программ по истории в этом направлении не увеличивать, целесообразнее всего было бы введение курса школьного религиоведения в старших классах: 10-11-ых, – тогда предшествующие знания о религиях, будучи даже несколько поверхностными в силу недостатка времени, отведенного им в курсе истории, органично вплетутся в обобщающий специальный курс религиоведения.

IV межвузовская конференция «Проблемы исторического и теоретического религиоведения»

IV межвузовская конференция «Проблемы исторического и теоретического религиоведения»

Зорина Павловна Трофимова, доктор философских наук, профессор кафедры философии религии и религиоведения:

– На мой взгляд, предпочтительно преподавание ОРКиЭС в 10-11 классах, в крайнем случае, в 8-9 классах. Я согласна с Игорем Николаевичем: как донести до четвероклассников такие сложные понятия, как «религия», «культура», «этика» и так далее?  И потом, кто будет преподавать данную дисциплину?

Преподавателей с классификацией «религиовед» крайне мало, и далеко не все хотят идти работать в школу. Религиозные организации тоже, вряд ли, в полной мере смогут  обеспечить все школы. В высших педагогических учебных заведениях, если и читается «история религий», то ничтожное количество часов. Не думаю, что срочно организованные курсы повышения квалификации решат кадровый вопрос.

Валерий Яковлевич Саврей:

Я все же считаю, что введение нового предмета «Основы религиозной культуры и светской этики» является важным и необходимым решением. В школьном образовании это единственный предмет, который открывает уникальную возможность для мировоззренческого и этического понимания жизни.

По мысли известного русского философа XX века И.А. Ильина, главной задачей наших современников и соотечественников является задача правильного самоопределения – и мировоззренческого, и нравственно-этического, и духовного.

В современной сложной ситуации, когда разрушаются традиционные базовые ценности, эта задача является более чем актуальной.

Однако, следует иметь в виду, что успех преподавания этого нового предмета будет всецело зависеть как от степени профессионализма преподавателей, так и от их личных мировоззренческих и нравственных ценностных установок.

Иван Павлович Давыдов:

Что бы мы тут ни говорили, нас никто не спрашивает. Единственное, что мы можем сделать, – это повлиять на качество материалов, которые адресуются школьникам для изучения данной дисциплины. Учебники готовятся людьми не очень компетентными. Я сам был прошлым летом в группе экспертов, которые писали рецензии на готовящиеся учебники, и хочу отметить их низкий уровень. Они скорее вводят в заблуждение, чем передают суть мировоззрения. Главный принцип большинства авторов: «Это школьникам будет непонятно – это нужно выносить за скобки». В результате за скобки вынесена вся специфика, остались лишь и так понятные вещи.

– Большое спасибо, что нашли время для беседы!

Читайте также:

Религиоведение в России вчера, сегодня, завтра

Религиоведение – наука атеистов?

В школьном расписании – уроки религии

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Человек не может соблюдать пост во всей строгости церковного устава? Но можно поставить себе установку ни…
И разве сострадание к котикам мешает нам любить ближних
На Фаворе Христос просветился как солнце – и мы тоже призваны к этому просвещению

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: