Священник
Священник Борис Михайлов. Храм в Филях. История прихода и храма Покрова Пресвятой Богородицы в Филях. Издание прихода храма Покрова Пресвятой Богородицы в Филях. М., 2002.

Историческая память — великая вещь, фундамент культуры и основа национального самосознания. История Церкви же, помимо своей фактографической значимости, обладает для христианского сознания еще одной неоспоримой ценностью: она прорисовывает то русло, в котором текут волны церковной Традиции от начала Церкви до последних времен и далее. Мы не всегда в состоянии по достоинству оценить те события, очевидцами которых являемся, и тех людей, с которыми общаемся (на то дар прозорливости); по воле Божией время расставляет все по своим местам. Поэтому всякий, кто способен осмысленно фиксировать события церковной жизни, призван уделять этому какую-то долю своих жизненных усилий — ради сохранения для потомков любых ее частностей, которые в будущем могут стать деталями общей стройной и величественной панорамы.

Каждый православный храм уникален, каждый обладает своей историей, и нет среди них ни одной, которая не была бы значительной. В истории храмоздательства прорисовываются судьбы людей; перед нами предстают подвижники, нигде более не упоминаемые, но вполне заслужившие добрую людскую память и предстательство за них перед Богом. Иногда в истории создания того или иного храма нам встречаются, напротив, имена людей знаменитых, и тогда их образ обогащается в наших глазах, в назидание нам в более полном виде рисуется степень их благочестия. Но главное, что видится в судьбах всех этих людей, живших в разное время и столь непохожих друг на друга, — это выполнение ими воли Божией, проявляющейся в мире, это их стремление к прославлению имени Божия как в зримой красоте храмов и их убранства, так и в церковных таинствах, совершающихся в православных храмах, и в соборной церковной молитве.

Священник Борис Михайлов, по образованию искусствовед, специалист по храмовой архитектуре, всегда стремился запечатлеть в словах историю тех храмов, в которых трудился. Принимая участие в свое время в реставрации Троицкого храма в комплексе Останкинского музея-заповедника, он собирал материалы об этом храме, которые легли в основу его первой книги1. Став после иерейского рукоположения клириком храма Рождества Святого Иоанна Предтечи на Пресне, он в непродолжительном времени исследовал и опубликовал историю и этого храма2. Обращает на себя внимание то, что подготовку этой книги, как и рецензируемой, осуществляло приходское издательство, что несомненно свидетельствует о росте нашей церковной культуры.

…Для того, чтобы подчеркнуть единство истории, главный вектор которого — поиски пути к богообщению, искаженному грехопадением первых людей, автор начинает свое повествование с рассказа о верованиях древнейших индоевропейских племен, вероятно, селившихся в том числе на правом берегу Москвы-реки, там, где тысячелетия спустя возникли Фили, и сменивших их в IX–XI веках по Р. Х. славян. Первое упоминание о христианском храме в этих местах (церкви Покрова Пресвятой Богородицы) относится к 1619 г., что не исключает того, что сам храм был воздвигнут ранее. Очевидно, храмовое здание стало жертвой неурядиц Смутного времени, когда через кунцевские окрестности проходили отряды польских интервентов. С конца XVII в. земли, на которых ныне находится филевский храм Покрова, закрепляются как вотчина за семьей Нарышкиных; в книге подробнейшим образом описывается устроение этой вотчины. Первоначальный храм Покрова Пресвятой Богородицы был бедным, деревянным, стоял близ боярского дома и, очевидно, освящен был в память разрушенного храма, хотя и на другом месте.

Метод авторского исследования отца Бориса можно проиллюстрировать хотя бы тем, что прежде чем приступить к описанию деревянного храма, он рассказывает историю праздника Покрова Божией Матери, истоки возникновения этого праздника на Руси, говорит о высоком духовном смысле праздничной иконы Покрова. Поэтому сведения исторического, географического, экономического характера не выглядят в книге о храме чужеродными элементами; напротив, история храма благодаря такой доскональности подбора фактических материалов предстает вживе и въяве, а сам храм представляется не изолированным явлением, а органически центральным, собирающим моментом жизни во времени этого кусочка Подмосковья, а ныне — Москвы.

И вот автор подробно, неспешно и внятно описывает первоначальный деревянный храм, клир, население деревни — приход храма, сущность праздника Зачатия Пресвятой Богородицы, в честь которого освящен придел деревянной церкви. На конец XVII века известны уже и храмовые иконы. Это скрупулезное описание заставляет задуматься: а сохраняем ли мы для потомков столь же тщательное описание устроения, святынь и причта наших современных храмов? В полной ли мере их жизнь отражается бухгалтерскими отчетами, которые к тому же, как известно, в отличие от летописей имеют ограниченный срок хранения? В какой-то мере роль “хронографа” исполняет справочник “Православная Москва”, который просто не может охватить всех подробностей. Но то Москва… А в других городах и тем более в деревнях?

Очень хочется попросить всех, кто имеет хоть какое-то отношение к церковной прессе: даже если вы недовольны качеством скромных приходских изданий, храните их бережно, собирайте как можно более полно. Время все расставляет по местам, и не исключено, что заметки, которые вы не дарите вниманием, в будущем окажутся бесценным даром для историков Церкви.

Очень хочется попросить краеведов, искусствоведов, православные молодежные организации не ограничиваться изучением церковных древностей, помнить о связи времен, о том, что, возможно, для кого-то и мы будем древностью — и что этим неведомым “им” мы должны оставить материалы о жизни наших храмов.

И пусть убранство первоначального храма Покрова в Филях скудное и бедное и мало чем отличается от убранства сотен других столь же скромных храмов, — оно запечатлено, оно вошло в историю. А с любовью сделанное описание храма являет нам прежде всего именно любовь, — а это уже высокий и драгоценный дар Божий.

Отдельная глава посвящена семейству Нарышкиных, к которому в конце XVII в. переходят Фили. Но это отнюдь не боярская генеалогия; глава начинается с описания духовных основ жизни того времени, что неизбежно включает в себя сопоставление православной и католической духовности, после которого читатель ясно представляет себе, каким образом и путем некоторые элементы католичества вошли в православный обиход. В стройную картину складываются и реформы патриарха Никона, и государственная деятельность царя Алексея Михайловича, и перемены в русском быту. Все эти сведения имеют не только познавательный, но и, так сказать, чисто литературный смысл: читатель вводится в понимание ситуации конца XVII в., он здесь уже не чужой, его подготовили к удивительному явлению — сооружению уникального храма Покрова, необычная красота которого завораживает и сегодня, и он лучше понимает, откуда явилось это чудо церковной архитектуры, он способен смотреть на него с двух точек зрения, современной и старинной. Известно, что двухфокусность придает объемность плоскому изображению; сходный эффект происходит и с читателем этой книги.

Между тем история рода Нарышкиных вводит нас в напряженнейший момент русской истории, когда, по словам Пушкина, Начало славных дней Петра / Мрачили мятежи и казни (На­рыш­­киной была мать будущего императора Наталья Кирилловна). После утверждения власти Петра Лев Кириллович Нарышкин, дядя царя, недолгое время был фактически первым лицом в государстве, но после смерти сестры-царицы был отставлен от дел и удалился в филевскую вотчину.

Приступая к описанию собственно храма Покрова в Филях, автор в немногих словах характеризует литургичность архитектуры традиционного православного храма, сказывающуюся, в частности, в горизонтальной пространственной доминанте — с запада на восток, от земного к небесному. Храм в Филях, как и некоторые другие храмовые здания близких к тому времен, нарушает эту традицию; он столпообразен и принадлежит к тому же типу зодчества, что и храм в Коломенском, Большой собор Донского монастыря и храм Покрова на рву. Духовные и исторические причины такой перемены доминанты описываются автором и скрупулезно, и увлекательно, что само по себе непросто. К тому же эти страницы содержат точное описание архитектуры храма и ее духовное обоснование. Примечательно, что настоятель храма Покрова в Филях не апологетизирует романтические (языческие в своей основе) черты его архитектоники, но утверждает, что литургическая жизнь в этих роскошных стенах была и остается по-настоящему православной. Дух господствует над формой, — говорили западные схоласты, отправной точкой для которых очевидно служили слова Писания Дух дышит, где хочет (Ин 3:8).

Описание иконостаса храма Покрова строится по уже знакомому читателю принципу: икона в Православии — литургическая значимость иконостаса и его традиционное устроение — отклонения от традиции и их духовно-исторические причины. Особое внимание уделяется работе иконописца Карпа Золотарева и его духовно-творческому содружеству со строителями храма.

И только после столь обширного введения, занимающего 80 страниц печатного текста, мы переходим к собственно истории храма, в свою очередь снабженной, так сказать, контекстом двух уровней: с одной стороны, подробные сведения о жизни филевской вотчины, о ее владельцах и о населявших ее людях, с другой — столь же тщательно собранные данные о церковных уложениях и обычаях соответствующего времени, о быте приходского духовенства вообще и о филевских клириках в частности. Тем самым мы можем удостовериться в том, что охарактеризованные нами особенности исследования и изложения проводятся автором вполне последовательно и чувство сопричастности у читателя только возрастает. Естественно, чем ближе к нашему времени, тем богаче описание живыми свидетельствами.

Книги историко-художественного содержания обычно завершаются библиографией. Есть она и в книге отца Бориса Михайлова, и очень даже обширная. Но за ней следует храмовый синодик, включающий Патриархов Московских и всея Руси конца XVII века Иоакима и Адриана, филевское духовенство (со второй половины XVII века, когда ныне стоящего храма еще не было), трудившихся при храме мирян, в том числе просвирен и старост, владельцев, благотворителей, благоукрасителей и прихожан. Особо теплое чувство вызывают списки тех, кто начиная с 1918 года бесстрашно свидетельствовал свою верность делу Церкви; здесь исполняется желание тех, кто пережил в свое время гонения и желал бы всех поименно назвать — они не просто поименно названы, но сохранены в благодарной молитвенной памяти. В связи с ролью Филей в Отечественной войне 1812 года в храме ежегодно поминали государя Александра Первого и Михаила Илларионовича Кутузова. Наверное, православному читателю не нужно особенно разъяснять все значение такого завершения книги.

Пристальный интерес вызывают естественным образом страницы, посвященные возрождению литургической жизни в храме Покрова в Филях (община воссоздана в 1991 г.). И хотя возобновление богослужений в прекрасном храме не может не радовать, но общая картина далеко не благостна: ведь храм до сих пор по сути не возвращен Церкви, и службы проводятся лишь в нижнем храме и лишь с дозволения администрации, то есть далеко не каждый день, а по вечерам — лишь по особому разрешению. К сожалению, храм Покрова, который привычным образом называется “жемчужиной русского барокко”, стал знаком разделения: для кого-то это — православная святыня, дом Божий, для кого-то — “памятник” (как будто может быть памятник тому, что живо!), а для кого-то и просто лакомый кусок недвижимости.

Однако грех жаловаться: в 1991 году община лишь служила молебны у стен храма, собираясь во всякую погоду, в зной, в дождь и холод. Молитва раскрыла для верующих двери храма; продолжающаяся молитва поможет по милости Божией и по заступничеству Пресвятой Богородицы и впредь.

Обычно рецензии заканчиваются рекомендацией прочесть книгу. Не слишком отступая от этой почтенной литературной традиции и высказывая такое пожелание, я прошу читателей присоединиться к молитвам прихода храма Покрова Пресвятой Богородицы в Филях о полном восстановлении в святых стенах литургической жизни.

1Михайлов Б. П. Церковь Троицы в Останкине. Москва–Козельск, 1993.

2Священник Б. Михайлов. Храм на Пресне. История прихода и храма Рождества Св. Иоанна Предтечи на Пресне. XVII–XX вв. Издание прихода храма Рождества св. Иоанна Предтечи на Пресне. М., 1997.

Помогите Правмиру
Сейчас, когда закрыто огромное количество СМИ, Правмир продолжает свою работу. Мы работаем, чтобы поддерживать людей, и чтобы знали: ВЫ НЕ ОДНИ.
18 лет Правмир работает для вас и ТОЛЬКО благодаря вам. Все наши тексты, фото и видео созданы только благодаря вашей поддержке.
Поддержите Правмир сейчас, подпишитесь на регулярное пожертвование. 50, 100, 200 рублей - чтобы Правмир продолжался. Мы остаемся. Оставайтесь с нами!
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.