Родительская
Фото: Петр Малышев / spb.optina.ru
Фото: Петр Малышев / spb.optina.ru
«На второй день стало ясно, что истерикой делу не поможешь и надо что-то срочно предпринимать. Монах может предпринять только одно — молитву». Монахиня Елизавета Сеньчукова — о Вселенской родительской субботе.

Монахиня Елизавета (Сеньчукова)

Так вышло, что с Украиной у меня прочные дружеские и родственные связи, поэтому я три последние ночи не спала. Предвидя возможные вопросы: да, когда обстреливали Донбасс, я тоже ужасно нервничала. Но Донбасс — это соседняя с моими непосредственными близкими область, а сейчас ракеты падают и бои идут под Мелитополем и Бердянском Запорожской области, и именно там мои родные и живут. Впрочем, возможно, пока я пишу эти строки, города эти перейдут под контроль… под чей-нибудь контроль, но окончательно, главное, чтоб больше не стреляли.

Я это к тому, что, в любом случае, текущие события для меня не просто модная тема для обсуждений, где-то между защитой чувств верующих и рецептом борща, а личная боль. Поэтому, скорее всего, я не буду спать и четвертую ночь, и пятую.

На второй день (Еще пару месяцев назад это звучало как дурацкий анекдот, максимум — художественное преувеличение конфликтной обстановки), так вот, на второй день стало ясно, что истерикой делу не поможешь и надо что-то срочно предпринимать. Монах может предпринять только одно — молитву. И тут, по относительно счастливой случайности, календарь указал: 26 февраля, мясопустная, Вселенская родительская суббота. И как-то сразу щелкнул переключатель если не на здравомыслие, то на стремление к нему.

Дело в том, что молитва за усопших сочетает в себе и смирение перед окончательным и бесповоротным — смертью — и дерзновение перед Богом о еще более окончательном и бесконечном — вечной жизнью.

Молясь о наших близких, мы совершенно точно знаем, что результата нашей молитвы при нормальном течении событий, без чудес и провалов в другие миры, мы на земле не увидим.

Это очень похоже на молитву о мире всего мира — или, как сейчас будет звучать все чаще, между Россией и Украиной. Мы тоже мало (в пределах информированности журналистов) знаем, что происходит, есть ли какие-то дипломатические подвижки, принимаются ли военно-политические решения, срабатывают ли в этот момент санкции, милосердие или удача. То ли дело болезнь! Молишься, и, если легчает, значит, слава Тебе, Господи; если нет — на все воля Твоя.

Итак, молитва о наступлении мира и об упокоении усопших требует двух навыков: терпеть и надеяться (это и есть смирение) — и требовать и умолять (а это — дерзновение). Слова «Господи, на все Твоя святая воля!» — это не выражение крайней пассивности, переходящей в анабиоз. Это заявление своих прав на то, чтобы воля Бога так или иначе совпала с твоим молитвенным желанием. Я говорю: «Да будет воля Твоя!» — потому что хочу видеть ее такой и именно такой.

И вот здесь важно не перегнуть. Когда мы молимся за усопших, мы должны понять, что нашим стремлениям есть предел, а именно — Божественная справедливость в ее высшем проявлении. 

Воздаяние должно произойти. Оно может включать в себя амнистию, но правду о себе человек узнает, ибо книги совести раскроются и тайны души обнаружатся.

Та же история с молитвой о мире. У нее тоже есть предел. «Мир любой ценой» может быть понято как «война до быстрой и кровавой победы» (например, с применением оружия массового поражения — в таких случаях стороны быстренько садятся за стол переговоров, только для многих людей поздно уже), «война до последней капли крови». Нет, ну а что? Нет крови — нет воинов, нет воинов — нет войны. Молиться можно только о мире той ценой, которую установит Сам Бог. И о том, чтобы не пришлось усиливать молитву об усопших. Чтобы наши глаза не опухли от слез, а синодики — от имен убиенных рабов Божьих.

Помогите Правмиру
Сейчас, когда закрыто огромное количество СМИ, Правмир продолжает свою работу. Мы работаем, чтобы поддерживать людей, и чтобы знали: ВЫ НЕ ОДНИ.
18 лет Правмир работает для вас и ТОЛЬКО благодаря вам. Все наши тексты, фото и видео созданы только благодаря вашей поддержке.
Поддержите Правмир сейчас, подпишитесь на регулярное пожертвование. 50, 100, 200 рублей - чтобы Правмир продолжался. Мы остаемся. Оставайтесь с нами!
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.