Ромелу Лукаку: Утром я молюсь, а потом спрашиваю родителей, не нужна ли им помощь

Историю Ромелу Лукаку - нападающего футбольной сборной Бельгии, в редакции Правмира узнали достаточно случайно, и поняли, что не можем не рассказать ее. Это история битвы, борьбы и силы - намного более масштабная, чем просто история одного талантливого футболиста. 

Когда мать разбавила молоко водой,  я понял, что все кончено

Я хорошо помню тот день, когда я узнал, что мы совершенно разорены. Я все еще вижу, как моя мама стоит у холодильника, помню выражение ее лица.

Мне было тогда шесть лет, и я пришел домой в школьный обеденный перерыв. Каждый день мама кормила меня одинаково: хлеб и молоко. Когда тебе шесть, о разнообразии особо не задумываешься. Но я догадывался, что это то, что можем себе позволить.

В тот день я зашел на кухню и как всегда увидел маму у холодильника с коробкой молока. Но на этот раз она что-то подливала в молоко. Потом потрясла коробку и принесла мне обед. Она улыбалась как ни в чем не бывало.  Но я догадался, что происходит.

Она добавила в молоко воду. У нас не было денег, чтобы продержаться целую неделю. Мы были разорены. Не просто бедны, а полностью разорены.

Мой отец был профессиональным футболистом, но он завершал карьеру, и ему больше не платили.

Все началось с того, что мы попрощались с кабельным телевидением. Больше никакого футбола. Больше никакого «Матча дня». Сигнала нет. Затем однажды я вернулся домой поздно, и света в доме не было. Мы жили без электричества две, три недели подряд. Еще через некоторое время я не смог принять душ, так как у нас не было горячей воды. Моя мама нагревала чайник на плите, я становился в душевую кабинку, и мама чашкой лила теплую воду мне на голову.

Были даже дни, когда моей маме приходилось одалживать хлеб в пекарне. Хозяева знали меня и моего младшего брата, поэтому они разрешили ей взять буханку хлеба в понедельник, а заплатить в пятницу.

Так что я знал, что у нас проблемы. Но когда она добавила в молоко воду, я понял, что все кончено. Понимаете?

Я не произнес ни слова. Я не хотел, чтобы она нервничала. Я просто съел свой обед. Но клянусь Богом, в тот день я дал себе обещание. Как будто кто-то щелкнул пальцами и разбудил меня. Теперь я точно знал, что мне нужно сделать.

Я не мог видеть свою мать такой. Нет, только не это. Я не мог допустить, чтобы она так жила…

Фото: telegraph.co.uk

Я сидел в темноте, молился и знал, что все изменю

Люди любят рассуждать о силе духа, когда дело касается футбола. Ну что ж, я самый сильный чувак, которого вы когда-либо встречали. Потому что я помню, как сидел в темноте со своим братом и мамой, молился и думал, верил, знал … я все изменю.

Однажды я вернулся домой из школы и застал маму в слезах. Тогда я сказал ей: «Мам, все изменится. Вот увидишь. Я буду играть в футбол за «Андерлехт». Все будет хорошо. Тебе больше не о чем будет беспокоиться».

Мне было шесть.

Я спросил отца: «Когда дебютировал в профессиональном футболе?».

Он ответил: “В шестнадцать.”

Я сказал: “Хорошо, значит в шестнадцать.”

Это должно было случиться. Дайте срок.

Эй, сколько тебе лет?

И знаете что – каждая игра, которую я играл, была для меня Финалом. Когда я играл в парке, это был Финал. Когда я играл во время перерыва в детском саду, это был Финал. Я чертовски серьезен. Я играл на полную мощность каждый раз. И это была грубая игра. У меня не было новой версии компьютерной игры FIFA, у меня не было Playstation. Я играл не с пультом. Я был готов убить на поле.

Когда я стал повыше, некоторые учителя и родители досаждали мне. Я никогда не забуду, как один взрослый спросил: «Эй, сколько тебе лет? В каком году ты родился?».

Я такой: «Что? Вы серьезно?».

Когда мне было 11, я играл за молодежную команду Lièrse, и один родитель парня из другой команды буквально не давал мне выйти на поле. Он такой: «Сколько лет ребенку? Где его документы? Откуда он?».

Я подумал: откуда я? Я родился в Антверпене. Я из Бельгии.

Моего отца не было со мной, потому что у него не было машины, чтобы ездить на мои выездные матчи. Я был совсем один, и мне пришлось постоять за себя. Я пошел, взял свои документы из сумки и показал всем родителям. Они передавали их по кругу, проверяя, а у меня кровь кипела в жилах… я думал: «Теперь я точно порву твоего сыночка. Уничтожу. Ты увезешь его домой в слезах».

Я хотел быть лучшим футболистом в истории Бельгии. Такова была моя цель. Не хорошим. Не великим. Лучшим. Я играл с таким гневом по многим причинам … из-за крыс, бегающих по комнатам в нашем доме … из-за того, что не могу смотреть Лигу Чемпионов … из-за того, как другие родители смотрят на меня.

У меня была миссия.

Фото: telegraph.co.uk

76 голов я забил в папиных бутсах

Когда мне исполнилось 12, за мной было 76 голов в 34 матчах.

Я забил их всех в папиных бутсах. Когда у нас стал один размер, он отдал мне их.

Однажды я позвонил своему дедушке – отцу моей мамы. Это был один из самых важных людей в моей жизни. Он связывал меня с Конго, откуда родом мои мама и папа. Я разговаривал с ним по телефону и сказал: «Да, у меня все хорошо. Я забил 76 голов. Большие команды заметили меня».

Обычно он всегда с удовольствием слушал мои рассказы о футболе. Но на этот раз он отреагировал странно. Он сказал: «Да, Ром. Да, это просто замечательно. Но можешь сделать мне одолжение?».

Я сказал: «Да, конечно, в чем дело?».

Он сказал: «Присмотри за моей дочерью, пожалуйста, ладно?».

Я помню, что смутился. Типа: о чем он говорит?

Я сказал: «За мамой? Да все круто. Мы в порядке».

Он повторил: «Нет, пообещай мне. Ты можешь мне пообещать? Просто присмотри за моей дочерью. Просто присмотри за ней для меня, ладно?».

Я сказал: «Да, дедушка. Я понял. Я обещаю тебе».

Через пять дней он скончался. И тогда я понял, что он имел в виду.

Мне тяжело об этом думать, как бы я хотел, чтобы он прожил еще четыре года и увидел, как я играю за «Андерлехт». Как бы я хотел, чтобы он убедился, что я сдержу свое обещание, понимаете? Чтобы он убедился, что все ОК.

Я обещал маме, что добьюсь всего в 16 лет.

Я опоздал на 11 дней.

С отцом (слева). Фото: dailymail.co.uk

24 мая 2009. Финал плей-офф. «Андерлехтом» vs «Стандард».

Это был самый сумасшедший день в моей жизни.

Но сначала о начале сезона. Я едва начинал играть за Андерлехт U19 (для футболистов до 19 лет). И тренер заставлял меня сидеть на скамейке запасных. И я думал: «Как, черт возьми, я подпишу контракт на свой 16-й день рождения, если я все еще на скамейке запасных в Андерлехт U19?».

И я поспорил с нашим тренером.

Я сказал ему: «Если ты разрешишь мне играть, я гарантирую, что до декабря забью 25 голов».

Он засмеялся. Он смеялся надо мной.

Я сказал: “Тогда давай заключим пари.”

Он сказал: “Хорошо, но если ты не забьешь 25 голов к декабрю, ты пойдешь на скамейку запасных.”

Я сказал: “Хорошо, но если я выиграю, ты вымоешь все машины, которые развозят игроков с тренировок».

Он сказал: «ОК, договорились».

А я добавил: «И еще кое-что. Ты будешь печь нам блинчики каждый день.”

«Хорошо».

Это было самое глупое пари, которое он когда-либо заключал.

К декабрю я забил 25 голов. Мы ели блины каждый день до Рождества, бро.

Пусть это послужит тебе уроком. Никогда не спорь с голодным мальчишкой!

Фото: onthe.io

Что происходит?

Я подписал контракт с «Андерлехтом» на день рождения, 13 мая. Пошел и купил себе новую версию компьютерной игрушки FIFA и пакет каналов кабельного. Это был уже конец сезона, так что я прохлаждался дома. Но Чемпионат Бельгии по футболу в том году был абсолютно сумасшедшим, потому что «Андерлехт» и «Стандард» закончили вничью по очкам, и должен был быть двухматчевый плей-офф, чтобы разыграть чемпионство.

Первый этап я смотрел дома по телевизору как болельщик.

Затем, за день до второго этапа, мне позвонил тренер.

– Алло?

– Привет, Ром. Чем занимаешься?

– Собираюсь пойти поиграть в футбол в парке.

– Нет, нет, нет, нет, нет. Пакуй чемоданы. Прямо сейчас.

– Что? Что мне делать?”

– Ты нужен на стадионе. Команда ждет тебя.

– Эй.…  Что?! Меня?!”

– Да, тебя. Давай скорее.

Я буквально вбежал в спальню отца и заорал: «Вставай! Мы уезжаем!».

Он: «Что? Куда?».

Я такой: «Андерлехт», чувак».

Я никогда не забуду, как пришел на стадион, а в раздевалке администратор по экипировке сказал мне: «Так, парень, какой номер ты хочешь?».

У меня кружилась голова.

На следующее утро мой друг постучал в дверь нашего дома, чтобы позвать меня поиграть в футбол, и моя мама сказала ему:

– Он уже играет.

–  Где играет?

– в Финале

Мы вышли из автобуса перед стадионом, и все игроки были одеты в крутые костюмы. Кроме меня. Я вышел из автобуса в жутком спортивном костюме, и там была куча телекамер. До раздевалки мне нужно было пройти 300 метров. Три минуты ходьбы. Но стоило мне зайти в раздевалку, мой телефон начинает разрываться от звонков. Все видели меня по телевизору. У меня было 25 сообщений за три минуты. Мои друзья сходили с ума.

“Братан?! ПОЧЕМУ ТЫ ТАМ?!”

“Ром, что происходит? ПОЧЕМУ ТЕБЯ ПОКАЗЫВАЮТ ПО ТЕЛЕВИЗОРУ?”

Единственный человек, которому я ответил, был моим лучшим другом. Я сказал: «Бро, я не знаю буду ли я играть. Я не знаю, что происходит. Но продолжай смотреть телевизор».

Я выбежал на поле за «Андерлехт» в 16 лет и 11 дней.

В тот день мы проиграли финал, но я был на небесах. Я сдержал обещание, данное маме и дедушке. В тот день я понял, что теперь все будет отлично.

В следующем сезоне я одновременно заканчивал последний класс школы и играл в Лиге Европы. Мне приходилось брать в школу большую сумку, чтобы успеть днем на самолет. Мы выиграли чемпионат, и я стал вторым Африканским футболистом года. Это было просто … безумие.

Я надеялся, что это произойдет, но не так же быстро.

Фото: espncdn.com

Из Бельгии или из Конго?

Когда дела шли хорошо, в газетах меня называли Ромелу Лукаку, бельгийский нападающий.

Когда дела шли не очень хорошо, меня называли Ромелу Лукаку, бельгийский нападающий конголезского происхождения.

Если вам не нравится, как я играю, это нормально. Но я здесь родился. Я вырос в Антверпене, Льеже и Брюсселе. Я мечтал играть за «Андерлехт». Я мечтал быть как Венсан Компани. Я могу начать предложение на французском и закончить его на голландском, а еще говорить на испанском, португальском или лингала, в зависимости от того, в каком районе мы находимся.

Я бельгиец.

Мы все бельгийцы. И именно это делает нашу страну такой крутой, верно?

Я не знаю, почему некоторые люди в моей стране хотят, чтобы я потерпел неудачу. Я действительно не знаю. Когда я пришел в Челси, я слышал, как они смеются надо мной. Когда меня арендовал Вест Бромвич, я слышал, как они смеются надо мной.

Но этих людей не было со мной, когда мы подливали воду в молоко. Если тебя не было со мной, когда у меня ничего не было, ты не сможешь меня понять.

Знаете, что самое смешное? Когда я был ребенком, я не мог смотреть Лигу Чемпионов 10 лет. Мы не могли себе этого позволить. Я приходил в школу, и все дети говорили о финале, а я понятия не имел как это было. Помню, в 2002 году, когда «Мадрид» сделал «Леверкузен», все говорили: «Пас с лёта! О Боже мой, этот пас!».

Мне пришлось притвориться, что я знаю, о чем они говорят.

Две недели спустя мы сидели в компьютерном классе, и один из моих друзей скачал видео из Интернета. Я, наконец, увидел, как Зидан забил гол с лёта левой ногой.

Тем летом я пошел к другу домой, чтобы посмотреть на Роналду в финале Кубка мира. О всех остальных матчах этого турнира я только слышал от детей в школе.

Помню, в 2002 году у меня были дыры в ботинках. Огромные дыры.

А двенадцать лет спустя я играю на Чемпионате Мира.

Я встаю в 8 утра и молюсь. Потом звоню маме и спрашиваю, все ли в порядке и нужна ли ей помощь. Потом звоню отцу. А потом иду на тренировку. После тренировки я снова звоню родителям.

Слово “ночной клуб” у нас дома произносилось как будто это прямо от дьявола. До сих пор помню – на следующий день после матча с Андерлехтом я пошел в школу.

Как-то я спросил отца, можно ли мне пойти на дискотеку, но он так на меня посмотрел, что я сразу понял: “Нет, нельзя”. Я хочу быть успешным, но хочу, чтобы меня знали как хорошего футболиста, а не как Ромелу, который ходит по ночным клубам и поливает всех шампанским.

Фото: telegraph.co.uk

Слишком коротка жизнь

Теперь я собираюсь играть на следующем Чемпионате мира, и знаете что? Я отлично повеселюсь. Жизнь слишком коротка для стресса и драмы. Люди могут говорить что угодно о нашей команде и обо мне.

Слушайте, когда мы были детьми, мы даже не могли посмотреть как играет Анри Тьерри на «Матче дня»! А теперь я учусь у него каждый день в сборной. Я рядом с легендой во плоти, и он рассказывает мне как играть. Тьерри, возможно, единственный парень в мире, который смотрит больше футбола, чем я. Мы все обсуждаем. Мы сидим и обсуждаем немецкий футбол.

Это невероятно круто.

Я просто очень, очень хочу, чтобы мой дедушка был рядом и увидел это.

Я не говорю о Премьер Лиге.

Или о Манчестер Юнайтед.

Или Лиге Чемпионов.

Или Чемпионате мира.

Я просто хочу, чтобы он был рядом и увидел, как мы теперь живем. Хотел бы я еще раз позвонить ему по телефону и сказать:

«Видишь? Я же обещал. С твоей дочерью все в порядке. В квартире больше нет крыс. Мы не спим на полу. Теперь все в порядке. У нас все хорошо … Они больше не проверяют мои документы. Теперь они знают мое имя».

Фото: stmed.net

По материалам metro.co.uk, aleteia.org, telegraph.co.uk

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Россия прощается с Чемпионатом мира по футболу.
Операция в пещере Тхам Луанг была уникальной, никто никогда не делал этого раньше
Отрывок из книги немецкого педиатра Герберта Ренц-Польстера «Рожденные жить на воле»

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: