Только США начали выкарабкиваться из пандемии коронавируса, сковавшей национальную экономику на несколько месяцев, как на страну обрушилась новая напасть — протесты, вызванные гибелью афроамериканца Джорджа Флойда от рук белого полицейского в городе Миннеаполис, штат Миннесота.

Все началось 25 мая, когда в управление полиции Миннеаполиса поступил сигнал о преступлении в одном из магазинов. По имеющейся информации, Флойд будто бы пытался расплатиться фальшивой мелкой купюрой.

Приехавший на место наряд полиции скрутил подозреваемого, а офицер Дерек Шовин прижал ему шею коленом и удерживал его в таком положении семь минут. Флойд просил о пощаде. На видео, которое сделал кто-то из очевидцев, разместив его потом в социальных сетях, слышно, как он несколько раз говорит: «Я не могу дышать». Тем не менее, полицейский не отпустил Флойда даже после того, как тот перестал подавать признаки жизни, и убрал колено с шеи, только когда приехала скорая помощь. Тогда Флойд был еще жив, но он умер вскоре после того, как его привезли в больницу. 

Пламя полыхнуло на другой день после публикации видео. Естественно, первые акции протеста прошли в Миннеаполисе, но очень скоро они распространились и на другие города США. Увы, далеко не всегда они были мирными.

Первые сообщения о погромах пришли неделю назад из Миннесоты. Поступала информация о нападениях на магазины, грабежах и насилии. Владельцам офисов порой приходилось применять оружие в целях самообороны, что вело к жертвам. Количество погибших и пострадавших исчисляется к данному моменту десятками.

Сейчас в большей или меньшей степени бунтуют практически все крупные города США. Вечером среды, когда я пишу эти строки, на телеэкране кадры протестов — пока еще мирных — в Сиэтле, Чикаго, Вашингтоне, Атланте, Денвере, в штате Техас, где 46 лет назад родился Джордж Флойд. В Вашингтоне, в частности, сотни людей зажгли огоньки своих телефонов в память о погибшем афроамериканце. А в нью-йоркском районе Бруклин полиция проводит аресты, получается, в прямом эфире.

Фото: AP Photo/Wong Maye-E

Наиболее серьезные погромы были зафиксированы в Нью-Йорке. Витрины многих популярных магазинов закрыты фанерой. На видеозаписях, сделанных очевидцами, видно, как обезумевшие люди крушат стекла, громят и поджигают полицейские машины. Подобные картины можно было наблюдать и в других городах.

До Вашингтона, где обычно народным волнением можно считать выступление нескольких человек, настолько спокойна здесь ежедневная жизнь, волна протестов докатилась в минувшие выходные. В результате мэр столицы Мюриэл Боузер была вынуждена объявить комендантский час. Ничего подобного здесь не было уже много лет.

Самые серьезные беспорядки здесь произошли в ночь на понедельник, когда начались первые стычки с полицией. Вандалы повредили несколько зданий, в том числе мемориалы Второй мировой войне и Аврааму Линкольну, подожгли историческую епископальную церковь святого Иоанна напротив Белого дома, которую за 300 лет посетили едва ли не все президенты США.

Фото: AP Photo/Evan Vucci

Нынешний американский лидер в этом вроде бы не был замечен, но на другой день после поджога он вдруг решил во что бы то ни стало пешком прогуляться несколько сотен метров и сфотографироваться с Библией около храма. 

Судя по заявлениям вашингтонских властей, это решение стало для них полной неожиданностью — федеральные структуры поставили их в известность об этом уже после того, как начали разгонять манифестантов, чтобы расчистить путь для президента. По словам очевидцев, демонстрация была мирной, и даже условий комендантского часа ее участники не нарушали — он должен был начаться только через 20–30 минут. Тем не менее, полиция разогнала манифестантов слезоточивым газом и резиновыми пулями.

Под раздачу попали и журналисты, в том числе и сотрудница радио Sputnik Николь Русефф. Еще до этого, в Миннеаполисе, от блюстителей порядка досталось корреспонденту РИА Новости Михаилу Тургиеву.

Инцидент у Белого дома подлил масла в огонь политических страстей, пылающих сейчас в США. Местные СМИ припоминают его Трампу уже несколько дней, мэр Вашингтона сказала, что не видела причин для применения силы против мирных демонстрантов. В свою очередь, министр обороны США Марк Эспер выразил несогласие с использование военных для подавления беспорядков, и теперь все гадают, когда он подаст в отставку.

Сейчас ситуация развивается, и до спокойствия, судя по всему, еще далеко. «Правмир» попросил поделиться своими впечатлениями очевидцев событий, живущих в разных уголках страны.

Фото: AP Photo/Marcio Jose Sanchez

Протесты в Нью-Йорке – как вторая волна пандемии

Протоиерей Андрей Соммер, ключарь Синодального Знаменского собора РПЦЗ в Нью-Йорке:

Протоиерей Андрей Соммер

— Я живу на Манхэттене, у нас тут просто ужас, комендантский час: с 8 часов вечера нельзя ни на улицу выходить, ни куда-то ездить на собственной машине. Конечно, в городе есть ощущение опасности и даже страха. Можно сказать, пошла вторая эпидемия — это протесты, которые продолжаются несколько дней. Это грабежи, пожары, стычки с полицией. Я лично ничего подобного не видел, поскольку на улицу лишний раз стараюсь не выходить — узнаю все из новостей. На мой взгляд, это просто дикость.

Конечно, гибель человека от рук полицейских — это ужасно, и убийство нельзя ничем оправдать. Но то, что сейчас происходит в стране, тоже оправдать невозможно, иначе человечество вообще может выйти за рамки понятия христианской любви. 

Во вторник днем, в паре кварталов от нашего Синода и Знаменского собора, проходила целая толпа — человек 200.  Во время этого марша я как раз проводил вечернее богослужение и все прекрасно слышал даже через закрытые двери. Шум толпы, гул вертолетов очень мешали. 

Да, это была мирная манифестация, но никто не остановил их и не отправил домой соблюдать карантин. При этом открывать храмы для верующих у нас планируют на последней фазе восстановления экономики — наравне с кинотеатрами. 

К счастью, русские православные храмы в Нью-Йорке не пострадали, хотя, конечно, мы очень беспокоимся о безопасности. То же касается, например, и Лос-Анджелеса, где у нас большой собор. Недалеко от него тоже проходили демонстрации. Кстати, на днях в Лос-Анджелесе была отслужена первая с начала карантина служба с участием прихожан. Конечно, все это делается с соблюдением необходимых санитарных мер.

Власти говорят, что мы будем под комендантским часом как минимум до конца недели, а потом все зависит от развития событий. Правда, я бы сказал, что в ночь на среду стало немного спокойнее, чем было в предыдущие дни.  Но что будет дальше — неизвестно. 

Фото: AP Photo/Alex Brandon

На мой взгляд, в нынешней ситуации нам всем важно сосредоточиться на братской любви и сочувствии друг к другу. Это проявляется в личном примере, который мы как христиане даем людям. Важно сострадать и помогать им, и через это мы показываем нашу любовь к людям и к Богу. 

Я бы сказал, что власти Нью-Йорка — как города, так и штата — даже поддерживают нынешние протесты.  Конечно, каждый имеет право мирно выражать свое мнение по разным вопросам, тем более, когда дело касается убийства. Но получается, что мы сталкиваемся с двойными стандартами: люди из-за самоизоляции не могут пойти на службу в церковь, а здесь тысячи собираются без масок, без соблюдения социальной дистанции. 

Государство вмешалось в ситуацию только после того, как эти демонстрации превратились в беспорядки. Однако давайте будем честными: карантин касается всех, и он распространяется также на мирные манифестации.  У нас же выходит, что ради каких-то политических целей власти не защищают общество.

Если вы разрешаете такие манифестации, пускай и мирные, так объясните, закончилась эпидемия или нет. Если да, то позвольте храмам открыть двери для верующих, если все еще продолжается — так почему же вы разрешаете людям тысячами собираться на улицах? И если эпидемиологическая обстановка ухудшится, виноваты в этом будут власти. Ведь в конце концов, возможно, из-за этих протестов пойдет вторая волна пандемии. 

Фото: AP Photo/Matt Rourke

Большинство акций были мирными

Политический активист, правозащитник Фил Уилайто:

Фил Уилайто

— У нас в городе Ричмонд, штат Вирджиния, что примерно в двух часах езды от Вашингтона, проходили достаточно крупные акции протеста, причем иногда по несколько в одних и тех же местах. В них участвовали от нескольких сотен до тысяч человек.

Подавляющее большинство акций носили мирный характер, но кое-где люди били витрины и поджигали мусорные баки. Кроме того, сотни демонстрантов требовали убрать из города памятники четырем лидерам армии Конфедерации, в том числе генералу Роберту Ли, которые во время Гражданской войны выступали против правительства США

При этом полиция подчас обвиняла протестующих в том, чего они не делали — например, в поджоге одного жилого дома. Пожарная служба позднее опровергла заявление блюстителей порядка.

Несколько раз полиция применяла против демонстрантов слезоточивый газ. Самый крупный инцидент случился 31 мая. Один из моих коллег находился у монумента Ли и видел, как полицейские распыляют газ. Многочисленные видео, которые очевидцы делали на телефоны, подтверждают, что демонстрация там была мирной.

Полиция начала распылять газ без всякого предупреждения минут за 15-20 до начала комендантского часа. Позднее полицейские объяснили это тем, что некоторые из них были отрезаны толпой от основных частей. Однако вскоре глава полицейского управления Уильям Смит признал действия подчиненных неадекватными.

На следующий день мэр Ричмонда Левар Стоуни встретился на ступенях мэрии с несколькими тысячами горожан и принес извинения за случившееся. 

К счастью, никто из моих знакомых не пострадал, хотя двое из них были арестованы и провели ночь в участке. Мне пришлось помогать в их освобождении. У меня сложилось впечатление, что их, как и многих других людей, продержали под арестом только для того, чтобы они не нарушили комендантский час.

Фото: AP Photo/Evan Vucci

Кстати, многие задержанные были вынуждены провести по 9 часов в полицейских автобусах, не оборудованных туалетами. Охрана просто поставила ведра, а там, между прочим, были и мужчины, и женщины.

Насколько я знаю, нападениям подверглись компании, которые замешаны в расовой дискриминации. Например, отделения банка Wells Fargo, магазины торговой сети Whole Foods, новая автобусная компания Pulse, обслуживающая, в основном районы, где живет средний класс, из-за чего ухудшилось транспортное сообщение в бедных кварталах. 

Кроме того, пострадали несколько мелких фирм, в том числе и те, которыми владеют афроамериканцы. Сейчас все пытаются понять, кто несет ответственность за эти нападения.

Я думаю, сейчас главный вопрос заключается в том, как добиться справедливости для чернокожих. У нас в Ричмонде активисты направили по меньшей мере пять требований к властям о создании гражданского совета по надзору за действиями полиции, о привлечении профессиональных врачей, а не полицейских, для работы с людьми, имеющими психические заболевания, о демонтаже памятников лидерам Конфедерации и об освобождении задержанных манифестантов. Однако пока эти вопросы не решены.

Фото: Michael Ciaglo/Getty Images

Поджоги и грабежи не имеют ничего общего с волеизъявлением

Прихожанка русского храма святого Иоанна Предтечи в Вашингтоне Ксения Воеводская:

Ксения Воеводская

— Во вторник я проехала по Вашингтону незадолго до начала комендантского часа. Я не видела военную технику на улицах и вертолеты в воздухе, хотя слышала от других, что все это было. Мне показалось, что все было спокойнее, чем несколько дней назад. 

Правда, на улицах находилось много полиции, которая перекрывала дороги. Для меня это была главная сложность, потому что приходилось искать объезды. 

У меня есть, с чем сравнивать. Я училась в университете в Вашингтоне в 1968 году, когда город действительно горел и были серьезные беспорядки — сначала после убийства Мартина Лютера Кинга, а потом сенатора Роберта Кеннеди. Когда университет закрыли, и я ехала в аэропорт, чтобы улететь домой, видела все из окна такси: было впечатление, что весь Вашингтон полыхал.

Конечно, все, что происходит сейчас — очень неприятно. Действительно, люди имеют право выражать свои протесты мирно, тем более когда речь идет о гибели человека. Я и сама в 1960-х годах участвовала в демонстрации против войны во Вьетнаме. Но поджоги и грабежи — это жутко, и не имеет ничего общего с волеизъявлением.

Фото: AP Photo/Evan Vucci

В то же время, я в ужасе от того, что произошло в понедельник у Белого дома, когда полиция разогнала мирных демонстрантов для того, чтобы президент Дональд Трамп смог пройти через сквер от Белого дома к церкви и сфотографироваться там с Библией. Это была абсолютно мирная демонстрация, я знаю людей, которые там находились. Так обращаться с ними было недопустимо.

Подготовил Дмитрий Злодорев, Вашингтон

«Люди ездят на работу, занимаются своими делами»

Священник Вадим Санин из храма Пантелеимона Целителя в Миннеаполисе (штат Миннесота):

— Реальная обстановка, которую я наблюдаю вживую, более спокойная, нежели то, что я вижу по российским новостям.

Нашему храму не нанесено никакого ущерба, из прихода никто не пострадал. Мы находимся близко к центру Миннеаполиса и на наших улицах спокойно. Единственное — вечером комендантский час (с субботу и воскресенье был с 20:00 до 6:00, в понедельник и вторник — 22:00 до 4:00) , перекрывают некоторые трассы.

Но ограничения довольно лояльные. В один из дней я задержался, меня остановил патруль, уточнив, куда направляюсь. Мне сообщили, что улица перекрыта и мне надо изменить маршрут. Никакой проверки документов и досмотра не было.

Сейчас, похоже, все успокаивается. В каких-то местах я вижу — что-то происходит, но сейчас уже стало спокойнее. Хотя даже в самый разгар протестов возле нашего храма было тихо. Единственное — закрыли некоторые заправки, по-видимому, как особые источники опасности. Это все, что я видел своими глазами.

А по телевидению все как-то нагнетают. У меня близкие родственники, знакомые звонят, спрашивают, переживают.

Но мне не страшно выйти на улицу. Днем вообще все спокойно, люди ездят на работу, занимаются своими делами. Только один раз, когда я проезжал вдоль набережной, увидел большой поток людей, человек 200. Видимо, была какая-то акция, было много молодежи. Они шли с плакатами, написанными от руки. Откуда они шли и куда, разогнали ли их — не знаю. Но все спокойно, мирно шли, никто ничего не громил, в основном молодежь, и чернокожие, и белые.

В основном все были с лозунгами Black Lives Matter — «Жизни черных имеют значение». Эти плакаты сейчас везде.

Храм работает, но в ограниченном режиме, согласно требованиям местных властей. Ограничения уже начали ослаблять. Но они были введены из-за коронавируса. В связи с беспорядками не было никаких изменений.

«Прихожане не пострадали от беспорядков»

Иерей Александр Резников, Свято-Иоанно-Предтеченский собор в Вашингтоне:

— Я вижу, что люди очень сердиты, и надеюсь, с Божьей помощью, все пройдет. Там, где живу, никаких беспорядков нет. Но я далеко от города. В самом Вашингтоне по вечерам комендантский час, людям не позволяется без разрешения выйти из дома. Происходят различные протесты, но уже три дня спустя большинство из них закончились.

Храм открыт только для священнослужителей и певчих, для прихожан закрыт, но это связано не с беспорядками, а с пандемией.

Среди наших прихожан никто не пострадал от беспорядков, по крайней мере, мне об этом ничего неизвестно. Никаких ограничений для священнослужителей введено не было, мы продолжаем работать как обычно.

«В стране неспокойно, но ничего устрашающего»

Протоиерей Андрей Папков, Собор Покрова Пресвятой Богородицы, Дэс Плэйнс, Иллинойс:

— Мы живем в пригороде Чикаго, у нас все спокойно. Вчера я общался с человеком из другой части города, он рассказал, что некоторые дороги закрыты, перекрыты съезды в город. На улицах много полиции. Но ничего устрашающего нет.

В центре Чикаго были беспорядки, громили магазины. Судя по газетам, такое было и в других городах.

Конечно, в целом в стране беспокойно. Но среди наших прихожан пострадавших, насколько мне известно, нет.

Подготовила Ирина Сычева

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.