Первым о вспышке насилия из-за пандемии COVID-19 заявил генсек ООН Антониу Гутерриш. В России количество обращений о насилии выросло в 2,5 раза, по данным НКО. Если в марте число обращений составило более 6 тысяч, то с 10 апреля оно возросло до 13 тысяч, заявила уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова.

Директор центра «Насилию.нет» Анна Ривина сообщила, что люди, которые планировали разойтись, сейчас вынуждены находиться на одной площади — это тоже фактор риска.

С этим столкнулась Ирина Козлова, ее пост стал вирусным в соцсетях. «Я лежала на полу с заломленной рукой, а муж бил меня руками по затылку, по шее и спине. Все это будет неприятно читать моим родственникам и знакомым. И я понимаю, что кто-то может отвернуться от меня из-за всего этого срама. А кто-то даже не поверит», — написала в «ВКонтакте» мать троих детей. 

Муж Ирины — семейный психолог, который помогал парам преодолевать кризисы. «За последний год это было первый раз. Его работа в другом городе меня обезопасила. Но карантин свел нас на одну площадь», — с этой проблемой во время режима самоизоляции столкнулись многие семьи.

«Полиция не заходит в квартиры»

Адвокат Мари Давтян, один из авторов законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия, рассказала «Правмиру», что сейчас значительно хуже работает вся система помощи жертвам насилия. 

— Если в Москве полиция раньше хотя бы выезжала на вызовы (в отличие от практики маленьких городов), то сейчас мы часто сталкиваемся с тем, что в Москве наряд даже не хочет заходить в квартиру, — говорит Мари Давтян, — Кроме того, многие медицинские учреждения передали под лечение от коронавируса. Женщины просто не могут зафиксировать травмы, а работающие учреждения не всегда делают это правильно. Чтобы найти травмпункт, где случай насилия грамотно опишут, приходится иногда ездить по всему городу. С пропускной системой это превращается в огромную проблему.

Адвокат отметила, что ситуация насилия относится к угрозе жизни и здоровью, поэтому формально человек имеет право покинуть жилое помещение и обратиться за помощью. Но многие кризисные центры, которые раньше могли предоставить временное убежище, сейчас находятся на карантине. Кроме того, убежища — не панацея, а лишь временная мера поддержки. Для решения проблемы нужен законодательный фундамент, а не только возможность сбежать. 

«Они пишут СМС, потому что звонок могут услышать»

Директор кризисного центра «Китеж» Алена Ельцова говорит, что НКО оказались подготовлены к экстренной ситуации лучше государства. Вместе с девятью благотворительными и общественными организациями центр «Китеж» подготовит памятку для ведомств о том, как реагировать на случаи домашнего насилия в условиях пандемии. Но даже это может спасти далеко не всех жертв.

— Многие женщины столкнулись с финансовыми трудностями, с проблемой трудоустройства. Если они сейчас уйдут, им не на что будет жить. Если в семье есть дети, их не с кем будет оставить — детские сады закрыты, — пояснили в «Китеже». — У нас масса обращений с чужих телефонов, потому что у пострадавших их отбирают. Пишут случайные свидетели, соседи или те, кого удалось попросить о помощи.

По словам Ельцовой, вместо звонков ей все чаще поступают текстовые сообщения. Пострадавшие просто боятся говорить по телефону, находясь в одном помещении с агрессивным членом семьи. 

Алена Ельцова также рассказала, что центры помощи привыкли жить в стрессовых условиях и не слишком надеются на помощь Минздрава. 

— Мы понимаем, что нам будут помогать по остаточному принципу. Не потому, что кто-то плохой, просто у системы сейчас есть приоритетные задачи, — заключает она.

Что делать, если вы столкнулись с насилием

Психолог Татьяна Орлова объяснила, что вспышки насилия обусловлены возросшей тревогой. Человек ищет опоры, пытается с ней справиться, невозможность сделать это выливается в насилие. При этом эксперт призывает не оправдывать агрессора тем, что ему тревожно.

Домашнее насилие. Я это пережила
Подробнее

— Признавая сам факт тревоги, нужно возлагать на человека ответственность за его действия. Если он будет по-другому справляться с беспокойством, то лучше будет и ему самому. Не надо говорить близким, какие они ужасные и, как достали. Надо брать ответственность за свою жизнь и чувства, можно сказать: «Мне страшно или я чувствую тревогу». Нет ничего невозможного в том, чтобы справиться с тревогой и избежать агрессивного поведения.

Тем, кто чувствует риск оказаться в ситуации домашнего насилия, Мари Давтян рекомендует иметь дома «тревожный чемоданчик» со всеми документами и предметами первой необходимости. И не бояться выйти из дома из-за штрафа, потому что гораздо важнее — спасти свою жизнь. 

Обращаться в полицию стоит не только тем, кто подвергается побоям, но и тем, кто стал свидетелем преступления или слышит крики, просьбы о помощи за стеной. Налаженного механизма помощи от государства пока нет, все проблемы приходится решать в ручном режиме, отмечает Мари Давтян.

Куда можно обратиться за помощью

Центр по работе с проблемой насилия «Насилию.нет»

Центр для женщин, пострадавших от домашнего насилия, «Анна»

Кризисный центр помощи женщинам и детям 

Кризисный центр «Надежда»

Женский кризисный центр «Китеж»

Кризисный центр «Дом для мамы»

О пандемии коронавируса в телеграм-канале «Правмира» @pravmirru: каждое утро — актуальная и достоверная информация из СМИ и блогов. Подписывайтесь!

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: