У Саши серьезное сердечно-сосудистое заболевание – острое расслоение аорты. Оно привело к нарушению кровоснабжения всех внутренних органов, начались сбои в работе сердца. В июне этого года в Москве Саше сделали операцию – установили протезы в верхней (или восходящей) части аорты, протезировали сердечные клапаны. Сейчас ему предстоит еще одна операция – протезирование нижней (или нисходящей) части аорты. Ни в Донецке, ни тем более в Макеевке – на родине Саши – такие сложные операции просто не делают. Нет ни специалистов, ни необходимого оборудования. Сашу готовы снова прооперировать в Москве. Но операция стоит 2,5 млн рублей. У Сашиной семьи таких денег нет. 


«Почему у меня все так случилось, почему стала отслаиваться аорта, даже врачи ответить не могут. Они говорят, такого еще не видели. У пожилых людей – да, но не у парня 24 лет! Так что я уникален, – Саша грустно улыбается. – Я многое за это время успел передумать: и что будет, если аорта вдруг разорвется, и чего не успел сделать в жизни…»

На первом курсе врачи признали Сашу абсолютно здоровым, он даже прошел практику в шахте

Саша появился на свет, когда его родителям – Дмитрию и Елене – не было и 20 лет. Молодые, влюбленные, они так ждали ребенка. Елена была уверена: родится мальчик, и они назовут его Сашей.

До подросткового возраста проблем со здоровьем у Саши почти не было. Но в 14 лет во время очередного медосмотра в школе кардиолог обнаружила шумы в сердце. Сделали УЗИ – недостаточность сердечных клапанов, увеличение аорты.

Саша с семьей

«У меня тогда не было ни одышки, ни боли. Обследование я проходил регулярно – раз в год. Когда обнаружили шумы в сердце, сказали: “Ничего страшного. Это подростковое. Перерастешь”. Я успокоился. Тем более, что у друга обнаружили то же самое. Нас поставили на учет к кардиологу и выписали лекарства. Самое интересное, что задолго до того, как я обо всем узнал, я мечтал стать кардиохирургом», – рассказывает Саша.

Но его мечта стать врачом не осуществилась. В медицинский Саша не поступил, пошел учиться в Национальный технический университет на инженера-строителя подземных сооружений. Решил: в родной Макеевке столько шахт – работа будет всегда.

На первом курсе Саша вместе с другими студентами проходил плановое медицинское обследование.

Врачи проверили и сердце. Сказали: «Все нормально. Проблем нет».

И – сняли с учета. Саше даже разрешили пройти двухмесячную практику на угольной шахте – на глубине 552 метра.

«Во время первого спуска было очень страшно. Ребята таких историй понарассказывали! Говорили, что клеть, которая доставляет людей в шахту, может упасть. Ехать в ней нужно на полусогнутых ногах, а то ножки станут, как у кузнечика. В шахте бывают обвалы и взрывы, поэтому нужно помнить про технику безопасности – носить с собой самоспасатель, это вроде респиратора. Помню, однажды я забыл его на месте замеров, пришлось возвращаться. А в шахте темно! И самое печальное – это когда коногонка (фонарик на шлеме) садится», – вспоминает Саша.

Саша

Зимой 2019-го он защитил диплом в университете и начал искать работу. А до этого решил принять участие в первом республиканском чемпионате по лазертагу. Физические нагрузки были умеренными. Саша легко все преодолел. Его команда победила на чемпионате.

Расслоение аорты в 24 года

1 июня Саша приехал в Донецк на свадьбу друзей. А через два дня ему вдруг стало плохо – он почувствовал резкую боль в области груди. Думал, пройдет. Но боль распространялась по всему телу. Друзья настояли на том, чтобы он немедленно ехал в больницу.

«Помню прекрасно, что, когда подъезжали к клинике Вишневского, у меня начали неметь правая нога и левая рука. Меня всего трясло. В больнице мне пытались сделать ЭКГ, уже и датчики подсоединили, а я просто подпрыгивал на кушетке – боль была невыносимая. Она распространилась по всей груди и пояснице. Мне сделали УЗИ сердца и отправили в ЦКБ. Там обследование продолжили. Заведующий кардиологией сказал, что у меня проблема с сердечными клапанами, возможно, отслоение аорты. Это было неожиданно – как удар под дых. Конечно, я испугался, но не мог показать врачу своих эмоций. Сидел, молчал и улыбался. Представляете, мне 24 года – и тут такое!» – рассказывает Саша.

Саша

Он признался, что ему было неловко перед друзьями – особенно перед женихом и невестой – за то, что подпортил праздник, заставил волноваться. С тайной надеждой, что все обойдется, Саша вернулся домой, в Макеевку. Но там ему стало еще хуже. К сильной боли в грудной клетке добавился кашель.

«Кашель был таким сильным, что у сына стали лопаться капилляры. Саша сидел с баночкой и сплевывал кровь. Мы с женой очень испугались!

Помню, сын попросил: “Пап, давай скорую. Боюсь, эту ночь я не переживу”.

Отвезли его в больницу. Сделали КТ. Оно подтвердило, что у Саши – расслоение аорты. Ее диаметр в несколько раз выше нормы. Разорваться она могла в любой момент. Нужна была срочная операция. Донецкие врачи нам сразу сказали: “Помочь не сможем. Такие операции мы не делали и не делаем. Ни аппаратуры, ни специалистов у нас нет. Ищите сосудистых хирургов в Москве”», – рассказывает папа Саши Дмитрий.

Пока Сашины родители договаривались с московскими врачами, решали вопрос с транспортировкой сына в Клинический центр имени Сеченова, думали, где достать деньги на лечение, Саша изучил в интернете все, что было написано про расслоение аорты. В голове отложилась пугающая фраза «с этим живут не более двух недель».

Перевозить его в Москву на самолете врачи запретили категорически – Саша мог не перенести перепадов давления. Родителям пришлось заказать реанимобиль. Они понимали, что даже в этом случае риск не довезти сына остается, но решили попробовать.

«Я сидел рядом с Сашей в реанимобиле и прислушивался к его дыханию. В марте этого года ушла из жизни моя теща – от онкологии. Помню, в последние дни ее дыхание было поверхностным и прерывистым. Когда я услышал, что так же дышит мой сын, меня охватил ужас», – вспоминает Дмитрий.

Саша с папой и братом

На вторую операцию, от которой зависит Сашина жизнь, денег по знакомым и родным собрать уже не удалось

Врачи сделали все возможное, чтобы Саша жил. Они провели сложнейшую операцию: заменили сердечные клапаны, удалили наиболее опасные участки верхней части аорты и установили протезы.

«Помню, отходил от наркоза, открыл глаза и первое, что подумал: “Живой!”» – говорит Саша. Ему казалось, что все уже позади. Он сможет вернуться домой и жить, как раньше. Но в течение нескольких дней после операции у него держалась высокая температура. Врачи не сразу поняли почему. Сделали КТ с контрастом. Оказалось, что верхнюю часть аорты они подлатали, а в нижней прогрессирует расслоение. Без второй операции не обойтись. Но сначала Саше нужно было восстановиться.

Ему разрешили вернуться домой – в Донбасс. Сказали, что ждут его в Москве в августе-сентябре. Но собрать необходимую сумму на вторую операцию его родные так и не смогли. Все, что у них было, ушло на оплату первой.

Саша с семьей

Саша признается, что, когда он узнал стоимость лечения, у него опустились руки. Но ему очень хочется верить, что деньги все-таки удастся собрать. Каким-то чудом. Ведь нас много. Помогите Саше!

Фонд «Правмир» помогает взрослым и детям с врожденными и приобретенными пороками сердца получить необходимое лечение, в том числе доступ к малоинвазивным операциям на сердце. Помочь можете и вы, перечислив любую сумму или подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.

Вы можете помочь всем подопечным БФ «Правмир» разово или подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: