Сашу
Фото: ТАСС
Фото: ТАСС
Пресненский районный суд 17 января лишил родительских прав биологических отца и мать девочки, которая около шести лет находилась в перинатальном медицинском центре «Мать и дитя» на Севастопольском проспекте в Москве. «Правмир» собрал главное, что об этом известно.

С чего все началось

В 2019 году Катерина Гордеева написала материал о том, что в одном из самых престижных перинатальных центров Москвы «Мать и Дитя» живет девочка, которую родители не хотят забирать домой.

Саша родилась в марте 2014 года и с тех пор жила в больнице, за ней ухаживала няня, и в общей сложности это обходилось в 1 миллион рублей в месяц. Несмотря на космические суммы и заверения врачей в том, что Саша совершенно здорова, родители считали ее тяжело больной и не хотели забирать домой, хотя и отказываться от родительских прав не собирались.

После публикации издания «Медуза» (объявлено в России иностранным агентом) история получила большой резонанс, и Сашей заинтересовались социальные службы. Участие в судьбе девочки также принял фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам». В течение целого года они добивались того, чтобы девочку забрали из больницы.

Юрия Зинкина и Татьяну Максимову, биологических родителей маленькой Саши, ограничили в родительских правах, и девочка получила возможность жить в приемной семье. Впервые в жизни она покинула стены больницы, узнала, что такое семья, Новый год, елка, дача, собаки, впервые произнесла слово «мама».

А сегодня суд, наконец, принял решение о полном лишении родительских прав биологических отца и матери Саши. В течение пяти лет они не только не забирали ее домой, но и не навещали в больнице. По сути девочка росла в изоляции на полном попечении медицинского персонала.

Как девочке живется в приемной семье

Саша пошла в первый класс и теперь мало чем отличается от обычного ребенка. Изданию «Коммерсантъ» удалось пообщаться с приемными родителями Юлей и Лешей, а также с самой Сашей.

«Я расспрашиваю ее о школе — в нынешнем году она пошла в первый класс. Она охотно рассказывает, что ей нравится русский язык и письмо, а еще информатика, нравится ходить в бассейн, играть на перемене с подругами Полиной и Машей», — пишет Ольга Алленова.

Саша посещает художественный кружок и шахматную школу, очень любит общаться со взрослыми и всегда задает тысячу вопросов. По мнению приемной мамы Юлии, у Саши сильный интеллектуальный голод. В больнице самым интересным развлечением было смотреть в окно. Девочка почти ничего не рассказывает о своем раннем детстве.

Сейчас все совсем по-другому — большую часть времени Саша проводит в деревне, там же она ходит в школу.

«Я спрашиваю Сашу, где ей больше нравится жить — на даче или в московской квартире.

— На даче! — громко, с восторгом отвечает Саша.— Там бабушка с дедушкой. И две собаки, Чарли и Джонни.

Мы оставляем девочку играть, Юлия ведет меня на кухню.

— Мама,— раздается ей вслед,— мне завтра подойти на шахматы и сказать, что я перехожу на «юного химика»?

— Давай я завтра сама зайду в школу и поговорю с учителем, — отвечает приемная мать», — пишет «Коммерсантъ».

Но так было не всегда. Юлия рассказывает, что из «Мать и Дитя» девочку забрали буквально в состоянии Маугли — она боялась выходить на улицу, пугалась других людей, буквально тряслась от страха. Адаптация была сложной и кропотливой.

«…Из комнаты, где мы жили вместе с ней, она практически не выходила — она привыкла мало двигаться, и ей сложно было ходить. Она много играла в игрушки, а остального дома для нее как будто не существовало. Выходила из этой комнаты, только если я шла в туалет или на кухню, одна боялась оставаться и везде хвостиком следовала за мной», — рассказывает Юлия.

Первый месяц Саша боялась выходить из дома — о прогулках не шло и речи. Кроме того, она не могла обходиться без соски-пустышки. К более-менее нормальной детской жизни девочка смогла адаптироваться только в семь лет.

Воспоминания о прошлом, которых нет

Саша ничего не рассказывает о своей жизни в больнице. Юля даже советовалась по этому поводу с детским психологом, который работает с девочкой. Специалист рекомендовала дождаться, пока Саша сама захочет об этом поговорить, но этот момент еще не наступил.

О каких-то вещах приемная мама догадывается по отдельным фразам. Например, однажды она приготовила куриный суп, и Саша воскликнула: «Вкусно, как Ролтон!»

По мнению психолога, у Саши было сильное отставание в развитии. Даже если с ней занимались в больнице, то этого было явно недостаточно. Но сейчас девочка семимильными шагами наверстывает упущенное. Прогнозы для ее развития очень хорошие. В любящей семье ее ждет нормальное будущее обычного ребенка.

Биологические родители пытались добиться свидания уже после ограничения своих прав, но Юля им отказала. Она сочла, что такое общение пока что не пойдет Саше на пользу. Она считает ее своей настоящей дочерью и не может допустить, чтобы кто-то ей навредил. Девочке разрешили видеться только с родным дедушкой — он единственный навещал ее в больнице за те долгие 5 лет.

Фото: ТАСС

Помогите Правмиру
Сейчас, когда закрыто огромное количество СМИ, Правмир продолжает свою работу. Мы работаем, чтобы поддерживать людей, и чтобы знали: ВЫ НЕ ОДНИ.
18 лет Правмир работает для вас и ТОЛЬКО благодаря вам. Все наши тексты, фото и видео созданы только благодаря вашей поддержке.
Поддержите Правмир сейчас, подпишитесь на регулярное пожертвование. 50, 100, 200 рублей - чтобы Правмир продолжался. Мы остаемся. Оставайтесь с нами!
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.