Семь храмов, которые могли бы выглядеть иначе

|
Эти храмы смотрят на нас с открыток. Они узнаваемы с первого взгляда, они – лицо городов, тысячи туристов приезжают взглянуть на них. Но…всё могло бы быть совсем по-другому.
Семь храмов, которые могли бы выглядеть иначе
Колокольня Смольного собора Санкт-Петербурга

В этой статье Вы увидите проекты семи узнаваемых всеми храмов, которые при определённых обстоятельствах могли бы выглядеть иначе. При каких? Ответ в статье!

Семь храмов, которые мы видим другими

1. Храм Покрова-на-Рву

Разноцветные главки Собора Василия Блаженного знают все. Фото на его фоне стало обязательным сувениром для всех, кто в первый раз посещает Красную площадь.

Храма Покрова на Рву. Миниатюра Лицевого летописного свода XVI век

Храма Покрова на Рву. Миниатюра Лицевого летописного свода XVI век

Храм был построен в 1555–1561 годах по приказу Ивана Грозного в память взятия Казани, а затем несколько раз перестраивался. Сначала в 1588 году к нему была пристроена церковь Василия Блаженного, давшая новое название всему комплексу. В конце XVI века после очередного пожара сильно обновился внешний вид. И, наконец, в XVII столетии открытую галерею-гульбище, которая окружала храм, накрыли шатрами.

Легенда о том, что создатели храма – Барма и Постник – по окончании строительства были ослеплены, дабы не смогли ещё раз повторить такую красоту, действительности не соответствует. Во-первых, потому что сюжет об ослеплении – бродячий; то же самое вам охотно расскажут, например, о создателях некоторых миниатюрных печатных изданий. А, во-вторых… дальше сами поймёте.

Сейчас сложно представить, но при создании стены храма имели естественный цвет – белокаменный, а купола были золотыми (по другой версии – зелёными). Именно в таком виде Покровская церковь запечатлёна на миниатюре из Лицевого летописного свода XVI столетия.

Привычные нам цветные купола храм приобрёл при поновлении в конце XVI столетия. А вот декоративные росписи и изразцы на стенах появились ещё позже – в конце XVII.

Представляете, как выглядел бы Собор Василия Блаженного в белом?

2. София Киевская

А вот стены киевской Софии при создании храма, напротив, белыми не были.

Традиционно временем строительства этого собора считают 1037–1051 годы, а ктитором – Ярослава Мудрого. Правда, в последние годы появилась версия о том, что строить собор начал ещё святой Владимир. Называют и более ранние даты освящения храма, приходящиеся либо на княжение самого Владимира, либо на время недолгого правления его преемника – Святополка Ярополковича.

София Киевская. Реконструкция

София Киевская. Реконструкция

Основанием для таких научных разногласий, помимо свойственной, увы, нашим современникам тяги к альтернативной истории, можно назвать… «Слово о Законе и Благодати» митрополита Илариона.

Дело в том, что в своей проповеди XI столетия тогдашний митрополит использует очень пышную метафору и сравнивает своего патрона Ярослава с библейским Соломоном, продолжившим в деле строительства Иерусалимского храма дело своего отца Давида (то есть, Владимира).

Однако метафора – это ещё не документ, к тому же библейский Давид, как помним, храм задумал, но не строил.

Что же до Софии, то, поскольку строили её приглашённые мастера-греки, то и материал использовали для себя привычный – плоский обжигной кирпич – плинфу. Поэтому изначально, подобно греческим храмам, София была тёпло-розовой. Свой же нынешний вид – в стиле украинского барокко – собор приобрёл лишь в начале XVIII столетия.

София Киевская. Нынешний вид

София Киевская. Нынешний вид

3. Храм Христа Спасителя

Наиболее известный из «перестроев» храмовой архитектуры. Изначально планировался не только не таким, как он выглядит сейчас (современное восстановленное здание внешне в общих чертах повторяет сооружение Константина Тона), но и располагался совершенно в другом месте.

В 1814 году конкурс на создание московского кафедрального собора и одновременно храма-памятника жертвам Отечественной войны и Заграничных походов выиграл молодой швед Карл Витберг (лютеранин, впоследствии он принимает православие и поэтому во многих справочниках значится уже Александром Лаврентьевичем).

Проект масона и мистика Витберга был ориентирован на европейские образцы – в частности, собор святого Петра в Риме, и предполагал сооружение огромного двухсотсорокаметрового здания (высота нынешнего храмового комплекса – около восьмидесяти пяти метров).

Храм Христа Спасителя. Проект Карла Витберга. Фото MoscowStreetsnet

Храм Христа Спасителя. Проект Карла Витберга. Фото MoscowStreetsnet

Колоссальное сооружение включало в себя три храма – нижний, средний и верхний, а также Пантеон погибшим и собрание памятников видным полководцам. Впрочем, проект несколько раз перерабатывался уже в процессе строительства и к 1825 году приобрёл некоторые черты, более близкие русской архитектуре.

Места в историческом центре города под храм-колосс не нашли. Было решено строить его за городом – на Воробьёвых горах, ниже нынешнего здания МГУ. Строительство было начато, однако создатели тут же столкнулись с двумя проблемами.

Для сооружения ровной площадки под храм следовало произвести обширные земляные работы на склоне, геодезические свойства которого были совершенно не изучены. Сам же Витберг был художником (даже не архитектором) и грамотно выполнить необходимые расчёты прочности фундамента не мог.

Кроме того, строительные материалы было весьма сложно поставлять за город. Один из вариантов их доставки даже предполагал строительство специального моста через Москву-реку. Это значительно удорожало проект.

К тому же общее руководство работами было доверено всё тому же Витбергу. Итог сей правительственной беспечности был печален: за семь лет работ, несмотря на тысячи прописанных к стройке крепостных, не удалось соорудить даже нулевого цикла будущего здания. Масштабы же растрат были таковы, что в 1826 году Витберг сам едет жаловаться на своих подчинённых в Санкт-Петербург Николаю I.

Начинается многолетнее расследование, вердикт которого был безжалостен: Витберга обвинили в растрате миллиона рублей и сослали в Вятку. Строительство было свёрнуто, новый участок под кафедральный собор было велено искать в центре города.

4. Исаакиевский собор

История его постройки чуть менее известна, иначе на пальму первенства в номинации «самый перестрой» храм Христа Спасителя даже не смел бы претендовать. Дело в том, что нынешнее «чудо Монферрана» – это… четвёртый по счету петербургский храм в честь святого Исаакия Далмацкого, сооружённый со второй попытки. При этом упорство властей северной столицы, непременно желающих иметь храм, посвящённый столь необычному святому, объясняется просто: память святого Исаакия отмечается 30 мая старого стиля – в тот день, когда родился Пётр I.

Первый и второй Исаакиевские храмы располагались гораздо ближе к берегу Невы, нежели нынешний – примерно на месте «Медного всадника».

Первая церковка, которую Пётр любовно называл «моя митрополия» была переделана из бывшего чертёжного амбара. Вторая, заложенная императором собственноручно в 1717, но завершённая только в 1727 со временем начала на болотистом берегу реки реально тонуть – фундамент просаживался, а полы, на которых хлюпала вода, для проведения служб покрывали досками. В конце концов, здание разобрали.

Строительство третьей Исаакиевской церкви продолжалось с 1761 по 1802 год, за это время на престоле сменилось три императора, а на стройке – три архитектора. В итоге воплощённым в жизнь оказался проект Антонио Ринальди, но качество его воплощения было таково, что вызывало у современников желание сочинять эпиграммы.

После смерти Екатерины II строительство приостановилось, сам Ринальди уехал за границу, а назначенный главой работ Винченцо Бренна по повелению Павла I вынужден был достраивать собор в условиях жестокой экономии.

В итоге колокольня здания получилась в полтора раза ниже запланированной и выглядела приземисто. А на цоколе из дорогого мрамора (уровень, до которого возвели стены при Ринальди), помещалось сооружение из кирпича. Собор освятили в 1806 году, но уже в 1809 объявили конкурс на создание нового.

Выиграл его молодой французский архитектор Огюст Монферран. Представленный им в 1818 году проект, в отличие от всех прочих, соответствовал главному условию – необходимо было не создать храм заново, а перестроить сооружение Ринальди с сохранением имеющихся алтарей.

Исаакиевский собор. Проект Монферрана 1818 года

Исаакиевский собор. Проект Монферрана 1818 года

Победа молодого, недавно приехавшего в Россию архитектора вызвала не самые спокойные чувства, в том числе у его соотечественников. В 1820 году архитектор Модюи подаёт в Академию художеств записку с обширной критикой технических просчётов проекта Монферрана.

Объявляется новый конкурс и… в 1825 году Монферран выигрывает его вновь.

5. Колокольня Смольного собора

Несколько лет назад Санкт-Петербург был охвачен архитектурным скандалом, в результате которого широкая публика хорошо выучила термины «горизонт» и «ограничение высотности». Между тем, окажись реализованным один из проектов XVIII столетия, всё это было бы нарушено ещё тогда, и северная столица приобрела бы вторую архитектурную доминанты наряду с собором Петропавловской крепости.

Бартоломео Растрелли изначально планировал дополнить внешний вид Смольного собора пятиярусной ста сорокаметровой колокольней.

По одной из версий не было построено это сооружение, фундамент под которое полностью подготовили, из-за начала Семилетней войны с Пруссией, в результате которого финансирование начатого в 1848 строительства почти прекратилось. По другой – от сооружения ещё одной «свечи» отказался сам Растрелли. Но зачем тогда готовили фундамент?

Колокольня Смольного собора Санкт-Петербурга

Колокольня Смольного собора Санкт-Петербурга

6. Храм Большого Вознесения у Никитских ворот

Кажется, что храм,«в котором Пушкин венчался с Натали», знают все. Однако, как выяснилось, знают о нём далеко не всё, а нынешний облик храма складывался, без преувеличения, веками.

Каменный Вознесенский храм чуть западнее нынешнего строения был построен Натальей Кирилловной Нарышкиной ещё в конце XVII столетия. Во второй половине XVIII участок с храмом перешёл в собственность Григория Потёмкина. За несколько месяцев до своей смерти он заказал здесь строительство нового, более крупного храма, но дальше дело затянулось.

Большое Вознесение у Никитских ворот, фото XIX века

Большое Вознесение у Никитских ворот, фото XIX века

Строительство началось только в 1798 году, затем приостановилось; во время пожара 1812 года недостроенная церковь выгорела, так что практически всё пришлось начинать заново.

В итоге к 1831 году, когда здесь венчался поэт, храм представлял собой странное зрелище: прежняя церковь была разобрана, от неё чуть западнее основного строения осталась шатровая колокольня. Была завершена трапезная (где и происходило венчание), работы в приделах продолжались. Все работы, включая внутренние росписи и отделку иконостасов, были завершены только к 1848 году.

Именно таким «прицепом» из классицисткой трапезной и шатровой древнерусской колокольни храм выглядит на видовых открытках XIX-начала XX века. Однако в 1931 году храм закрыли, а в 1937 году колокольню снесли. Основное здание тогда спаслось благодаря статусу «памятника пушкинской эпохи», хотя за советские годы успело побывать и складом тары, и лабораторией одного из НИИ.

Богослужения возобновились здесь только в начале 1990-х. Что же до нынешней колокольни, то она, столь органично вписавшаяся в облик храма, представляет собой… новодел начала 2000-х годов. Правда, проект её появился лишь после тщательного анализа эскизов XVIII-XIX веков.

Большое Вознесение у Никитских ворот

Большое Вознесение у Никитских ворот

7. Казанский собор на Красной площади

Этот храм знаменит не только своей печальной судьбой (имеющей ныне счастливое завершение), но и тем, как на протяжении истории он менял облик.

Каменный Казанский храм на Красной площади был освящён в 1636 году, ещё через одиннадцать лет к нему пристроили придел святых Гурия и Варсонофия.

В XVII столетии храм не был обойдён царским вниманием, но считался «престижным» также и в среде духовенства.

Когда в преддверии церковной реформы Алексей Михайлович разыскивал по городам талантливых проповедников (для возрождения искусства церковной проповеди, которое к тому времени было почти совсем утрачено), специально приглашённый в Москву Иван Неронов был назначен тамошним настоятелем.

После же начала раскола, когда Неронов был арестован и претензии на настоятельство стал предъявлять живший в доме у своего тогдашнего духовного отца протопоп Аввакум, храмовый причт очень быстро усмирил претензии гостя при помощи стрельцов.

Казанский собор на Красной площади. 60-е годы XIX века. Фото temples.ru

Казанский собор на Красной площади. 60-е годы XIX века. Фото temples.ru

В 1760-х годах пришедший в ветхость храм был перестроен, в начале XIX века снесена прежняя шатровая и пристроена новая колокольня. В итоге на фотографиях XIX столетия Казанский собор узнать сложно. О его «наружном убожестве» во второй половине века говорили даже паломники.

В 1925-1930-ом годах под руководством Петра Дмитриевича Барановского была произведена реконструкция, во многом вернувшая храму исторический вид. Однако в 1936 году Казанский собор был снесён.

Храм воссоздан в 1990–1993 годах. Автором проекта стал один из учеников Барановского Олег Игоревич Журин.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: